С О Ц И Н Т Е Г Р У М

цивилизационный форум
     На главную страницу сайта Социнтегрум      Люди и идеи      Организации      Ресурсы Сети      Публикации      Каталог      Публикатор_картинок
                       
 
Текущее время: Ср май 29, 2024 6:32 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 1127 ]  На страницу Пред.  1 ... 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Вс ноя 07, 2021 11:25 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 322
Откуда: Россия
Для Карла Маркса социальный контакт происходит, до того, априори, когда покупается труд или рабочая сила для производства.
Покупка рабочей силы происходит, потом, когда общество уже существует. Когда труд проявляется как труд, как социальный труд, в обществе, образованном капиталистами.
Деньги, или «первоначальная стоимость», отнюдь не первоначальны. Деньги представляют общественный труд, как труд других. Стоимость вообще означает отношение товара к другому общественному труду.
Товар стоит 2 пуда муки или 2 миллиона рублей, показывает только его потенциальное отношение к общественному труду. Только действительный обмен и продажа может подставить это дело таким образом. Но только не потенциально, своим предположением и своей возможностью.
Действительность показывает, что некий товар был обменен на 2 пуда муки, а другой был продан за 2 миллиона рублей, показывает и образует системный баланс в обществе, само общество.
Обмен системно оформляет общество и создаёт его.
В обществе, котором 2 пуда муки означают общественный труд, как труд других, так же как и 2 миллиона рублей являются «квитанцией» на получение общественного труда, другого труда.
Потому марксизм и строил «другое» общество, что видел порок в таком его проявлении, недостаток в том, что является его сущностью. Он предполагал, что труд в продукте можно выразить «справедливо» из производства и затрат труда.
То же самое происходит в отношении денег, товар стоит 1000 рублей только в обмене. Конкретно и точнее говоря, что на то, что товар стоит 1000 рублей может показать и выразить обмен.
Для К. Маркса деньги показывают только выражение внутренних свойств вещи для «стоимостного» её обмена, создающего баланс в обществе.
В том и дело что марксизм является, продолжая традиции меркантилизма, когда всё объясняется деньгами и «первоначальная стоимость» неотъемлемое начало марксизма, как социальной науки. Меркантилизм и заключается в том, что не стоимость, деньги, объясняются трудом, а наоборот стоимость появляется вначале. «Первоначальная стоимость», которая покупает труд.
Многогранность иллюзий образуется из невнятности понятий, что собственно покупается труд или рабочая сила? К этой же пространной иллюзии относится «производство стоимости», которая предполагает стоимость произведённой вещи или у произведённой вещи. Это ложное представление не дают возможность понять, какая это стоимость, стоимость полезной вещи, потребительная стоимость или стоимость товара, меновая стоимость. Потому неясно и двойственно можно представить и предполагать результат производства. По К. Марксу получается, что производство может дать различные результаты, если производится вещь для непосредственного её применения. Если вещь производится для обмена, то результат другой, другая и стоимость. В качестве потребительной стоимости, будет отличен от стоимости товарной, если вещь производится как товар, для обмена.
В первом случае образуется, проявляется потребительная стоимость, во – втором меновая.
Товар, говорил он, это вам не потребительная стоимость, а потребительная стоимость это не товар.
Товар «не заключает ни атома» потребительной стоимости, в то же время, у него элементарно предполагается потребительная стоимость товара. Для него товар и полезная вещь представлены различными результатами производства.
Потому невнятно и неясно Маркс выражает принципы производящего общества. Вообще это производство для себя, производство для непосредственного потребления обществом или производство для обмена. Производство вещей для потребления или производство для обмена? Самое интересное, то, что он представляет общество и так и так.
В этом проявляется непоследовательность Маркса по отношению не только ку обществу и общественным понятиям. Системность общественного производства предполагает если оно общее, то результатом является полезная вещь, вещь для потребления, потребительная стоимость. Соответственно, произведённая просто трудом и которая имеет ценность «в себе», благодаря своим качествам.
Если же производство имеет неоднородность, то это выражается тем что оно товарное и естественно общим не может быть. Производство на продажу, предполагает продажу как маркер проявление труда, т.е. просто трудом труд не может быть, потому что только продажа может его представить таковым.
Также продажа придаёт ему стоимость или цену, которую он не имел.
Можно ли, в этом случае, представить понятие труда, если труд это производство. Но производство, по мысли Маркса, в зависимости от намерений использования вещи, даёт различный результат.
Меновая стоимость больше потребительной, в которых одинаково проявляется и выражается труд.
В том и дело как Карл Маркс выражает и представляет себе труд. Для него это общение человека с природой, взаимодействие на неё для получения результата труда в виде полезной вещи, потребительной стоимости.
Труд человека, по его словам « в процессе производства может действовать лишь так, как действует сама природа, т. е. может изменять лишь формы вещества»,23-52.
Потому логично и выходит из данной аксиомы, положение, что трудом производится, полезная вещь, потребительная стоимость. Вещь, изменённая трудом, для того чтобы человек может ею функционально пользоваться.
Потому получается, что производство вещи как товара, производство вещи не для её применения, пользования, теоретически никак не выражается.
В то же время «За вычетом суммы всех различных полезных видов труда, заключающихся в сюртуке, холсте и т. д., всегда остаётся известный материальный субстрат, который существует от природы, без всякого содействия человека», там же, предполагает что труд представляет часть вещи, к которой не был применён труд.
Тот материальный субстрат, который представляет глина в глиняном кувшине.
Но противоречие марксизма заключено именно в том, что он представляет и переставляет понятия, в угодной ему форме.
Выражение труда по Марксу, полагают вещь в виде полезной вещи, потребительной стоимости, вещи для непосредственного потребления. «В этом своём качестве конкретного полезного труда он создаёт потребительные стоимости»,23-56.
Но при системном выражении общественного производства он уже представляет вещи в качестве меновых, в качестве товаров. В этом проявляется его непоследовательность, представлением общественного производства совокупностью потребительных стоимостей и системное отношение друг к другу уже в качестве меновых.
«Когда, например, сюртук, как стоимость [Wertding], приравнивается холсту, заключающийся в первом труд приравнивается труду, заключающемуся во втором…приравнение к ткачеству фактически сводит портняжество к тому, что действительно одинаково в обоих видах труда, к общему им характеру человеческого труда. Этим окольным путём утверждается далее, что и ткачество, поскольку оно ткёт стоимость, не отличается от портняжества, следовательно есть абстрактно человеческий труд. Только выражение эквивалентности разнородных товаров обнаруживает специфический характер труда, образующего стоимость, так как разнородные виды труда, содержащиеся в разнородных товарах, оно действительно сводит к тому, что в них есть общего, — к человеческому труду вообще»,23-60.
Здесь же Карл Маркс представляет то, что вещь «как стоимость», только вот какая?
По логике повествования предполагается что труд «как стоимость», выражает его задействование для изготовления сукна или сюртука. Но уже эти произведённые вещи представляются совершенно иначе, как выражения абстрактного труда.
Карл Маркс, тем самым, приравнивает абстрактный труд, который не может создавать пропорции обмена, потому что он абстрактный.
Можно ли отождествить результат производства и результат труда, которые по своей функции и выражению являются различными и которые Маркс отождествил. Отождествил то, что не отождествляется и выражается различно. Производство это производство, труд это труд. Производство труда это только его затраты, которые невнятны по своей природе, будут ли они иметь социальное выражение или нет своей полезностью для других.
Результат производства это абстрактно - полезная вещь, потребительная стоимость или всё - таки результат труда товар.
Что конкретно создаёт пропорции обмена, товар или полезная вещь, «потребительная стоимость», созданная произведённая как раз трудом в понимании им Марксом?
К. Маркс не понял того, что полезная вещь не определяется своей функциональностью, не имеет то свойство, которое можно представить как полезность. Конкретная полезность вещи определяется её социальной полезностью, полезностью для других.
В приравнивание вещи к другой вещи, происходит в обмене, там же происходит формулировка понятия труда и товара. Это происходит потому, что обмен является началом образования общества. Сюртук равен 10 аршин сукна только в обмене и утверждается обменом, как равенство двух товаров и трудов. Обмен и только обмен может показать, что они стоят друг другу и поэтому равны. Или равны, поэтому и стоят друг друга.
Марксизм, по своей сути пытается сущность общества организовать, представить, как внутренне состояние и свойства того же сюртука и сукна. Представить что неодушевлённые предметы имеют какие – либо свойства и качества.
Равенство имеет под собой социальный смысл, как труд человека и труд других. Только обмен может представить и выразить равенство Т-Т или системное равенство Т- Д- Т, только обменом.
Обмен, который показывает реальность, действительность того, что эти две вещи, два товара, стоят друг друга, т.е. равны.
Товар стоит другого товара, а не самого себя.
Стоимость вещи или вещь как стоимость обнаруживает равенство труда. Стоимость, которая выражается другим общественным трудом, трудом других.
Маркс предполагает равенство стоимостей и равенство труда для организации обмена и построение «другого» общества. Труд в котором будем образовывать системное выражение общества из произведённого, затраченного труда.
Взгляд на общественное производство предполагает производство, как верный признак выражения труда, которое состоит из множества товаров, если на продажу или потребительных стоимостей, если для непосредственного использования, вещей обладающих специфическими особенностями, приданные им производством. К которым относится стоимость и «стоимостные» отношения, которые, по определённому взгляду на общественное производство, систематизируют его.
Если кто думает что производство для непосредственного использования не совсем вписывается в систему общества, то им следует подумать какой смысл вложил Карл Маркс в представление производство – распределение – обмен (доставшийся части) – потребление.
Согласно этим представлениям системное обеспечение, баланс общественного производства обеспечивается не обменом, а распределением. ЧЕГО?
Для Маркса есть неизменное правило, что производство есть производство, производство, которое реально обеспечивает потребности человека. Это фундамент его рассуждений и анализа, которое представляет общественное производство как таковое, которое производит вещи или блага для человека. В этом случае или марксизм вообще представляет абстрактность существования человека в обществе. Что человек осуществляет посредством общества своё воспроизводство участием в производстве.
Самое главное что марксизм не представляет что общество складывается из людей, для него общество существует «от века».
С взаимного существования пещерных людей, которое Маркс относит к первобытному «обществу», хотя обществом здесь и не пахнет. Общество, для него это объединение людей в социум, для того чтобы произвести общественный продукт для себя.
«Так как труд, выполняемый рабочей силой при её производственном потреблении, больше того труда, который требуется для ее собственного воспроизводства и который доставляет эквивалент заработной платы, то стоимость, получаемая капиталистом от рабочего в обмен на уплачиваемую ему заработную плату, больше той цены, которую капиталист уплатил за этот труд»26-3-182.
На основании этого, само производство, как – бы отходит на второй план анализа, с этим трудно спорить, поскольку результаты производства максимальны, когда они общие, совместные.
Когда люди сообща, совместным трудом, на общих средствах производства производят общественный продукт, то результат будет максимален. Но при этом теряется, исчезает сущность общества, и труд отдельного человека, человека как индивидуума.
Исчезает « элементарная» часть общества, человек как индивидуум, трудящийся для других. Обособленность в системе общественного производства, которому даёт и образует труд, труд как выражение социальности, как труд для других.
Результаты производства, результаты общественного производства признаются догматом, т.е. к данному определению, сущности применимо только понятие интенсификации. Чем больше произведено обществом, тем лучше, тем оно богаче, несмотря даже на то что при этом сущность общества вообще теряется.
На первое место выходит метод распределения, тот метод и мера определения справедливости, предположением общего продукта из которого всем и по – труду и по социальной справедливости.
Предположением, что та чаша общественного богатства, которая подпитывается производством будет всегда полной и которая всегда будет реализовывать идею справедливости.
Такой анализ общества опирается на мифический способ производства, производством обществом продукта для себя, согласно социально – общественной формации, для собственного обеспечения, своего воспроизводства. Способ, который показывает социально – экономической этап фазой развития.
При таком видении социальных процессов капитализм воспринимается несовершенным его способом. Совершенным он предполагается в условиях, когда в обществе все будут производителями общественного блага. Потому восприятие социализма предусматривает общий труд на общих средствах труда, условия при которых производится общими усилиями производителей общий, а потому общественный продукт.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Вс ноя 07, 2021 11:26 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 322
Откуда: Россия
При таком видении социальных процессов капитализм воспринимается несовершенным его способом. Совершенным он предполагается в условиях, когда в обществе все будут производителями общественного блага. Потому восприятие социализма предусматривает общий труд на общих средствах труда, условия при которых производится общими усилиями производителей общий, а потому общественный продукт.
При этом упускается важный момент, что общего продукта, который и мыслится как общественный, в обществе вовсе нет.
Нет, потому что общество предполагает раз-де-ле-ние, а не обобществление или совокупность труда.
То что Карлом Марксом признаётся в «Немецкой идеологии»: «разделением труда, совершавшимся само собой или «естественно возникшим» благодаря природным задаткам (например, физической силе), потребностям, случайностям и т. д. и т.»,3-30.
Общество основано разделением труда, а не обобществлением его, потому его первый этап, как социально – экономическая фаза первобытно – общинного строя, когда труд производился сообща, исключается из фаз эволюции общества, потому что первобытное общество имело другую структуру, отличную от принципов общества. Первобытно – общинное общество это собственно не общество, а община, которая устраивается на совершенно отличных, от общества принципах.
Община представляет общее производство и существование абстрактного человека в нём. Общество полагает человека центральным пунктом, общество это общество людей, в котором отдельный человек трудится для других.
Общий труд исключает понятие общественный, который Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом в их социальной теории отождествлялся.
Общий или совокупный труд представлял структуру общины, который игнорировал само разделение труда в обществе. Если и предполагалось это разделение, то оно предполагалось как распределение условий труда. Те самые условия, для которых необходимо искусственное разделение труда само его организацией. Организацией распределения труда для высшей и внешней цели, производство общественного продукта. Такой статус общественного устройства игнорировали саму структуру общества с естественным его разделением.
Разделением труда, который предполагал труд для других, тем самым реализуя естественное разделение труда, полагая его сущностью общества. Так же как и сам труд, который, в данном случае нельзя представить просто трудом, трудом как производством, изготовляющим потенциально – полезную вещь. Труд может реализовать только в товаре, в вещи, полезной для других. Что является начальной «элементарной» сущностью общества.
Деформация социальных представлений марксизма происходила на основании понятий, основе теории. Карл Маркс в отношении основных понятий политэкономии является дальтоником.
Для него производство полезных вещей и производство товаров ничем не отличается.
«Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря её свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности». И «Полезность вещи делает её потребительной стоимостью».
Любой любознательный человек, может взять словарь и понять, что К. Маркс представляет тавтологию. Полезность вещи выражается способностью удовлетворять человеческие потребности, а способность в удовлетворении человеческих потребностей называется полезностью. Сущность товара и сущность полезной вещи, в этом случае, совпадают.
Потому, по Марксу получается, что общественное производство полезных вещей или производство товаров, равноценно.
В связи с этим очень увлекательно читать «Капитал», где он полезную вещь подразумевает и называет товаром, а товар полезной вещью.
«Итак, величина стоимости данной потребительной стоимости определяется лишь количеством труда, или количеством рабочего времени, общественно необходимого для её изготовления 9). Каждый отдельный товар в данном случае имеет значение лишь как средний экземпляр своего рода»,23-48.
Что здесь анализирует и представляет Маркс – потребительную стоимость или «отдельный товар, как средний экземпляр своего рода». Что произвел, в конце концов, труд, потребительную стоимость или «средний экземпляр»?
Как относится к положениям марксизма, если он очень невнятно и противоречиво относится к понятиям, которые формируют теорию и позволяют конкретно смотреть на социальные процессы в обществе.
Маркс не представляет такое свойство вещи, которое делает вещь товаром, это не её полезность, а её полезность для других, социальная полезность.
Представление полезности «в себе» допускает наделять произведённую вещь некими не присущими ей свойствами.
В полезности, затраченным на её производство трудом и стоимости, происходит подмена понятий. Для Карла Маркса все понятия, выражаемые политэкономией «в себе», в самой вещи.
Потому полезность воспринимается как полезность вещи, труд, только так и только в таком качестве, затраченным на производство, а стоимость, как необходимое свойство вещи, выходящее из полезности и труда, которое системно оформляет общество, как стоимостное отношение товаров.
Данное положение и представляет марксизм в нагромождение нелепостей, невозможностью наделить общественное производство товарным исполнением.
Марксизм не даёт и не может дать ответа на очень элементарный вопрос, общество производит полезные вещи или вещи для удовлетворения потребностей общества? В одном случае общественное производство будет выглядеть производством полезных вещей, в другом производством товаров.
Общественное производство образуется и функционирует как производство для других, как товарное производство. Не как «производство товаров», а производство раскрывающее анатомию общества, в котором каждый товар не результат производства, а результат обмена. Результат, который представляет именно то что вещь, товар, действительно нужен людям, произведено именно то в чём люди нуждаются.
Производство полезных вещей, потребительных стоимостей, для себя не может представлять его общественную сущность.
То что он полагает создаёт только мусор в голове «В совокупности разнородных потребительных стоимостей, или товарных тел, проявляется совокупность полезных работ, столь же многообразных, разделяющихся на столько же различных родов, видов, семейств, подвидов и разновидностей, одним словом — проявляется общественное разделение труда. Оно составляет условие существования товарного производства, хотя товарное производство, наоборот, не является условием существования общественного разделения труда. В древнеиндийской общине труд общественно разделён, но продукты его не становятся товарами»,23-50.
В совокупности «разнородных потребительных стоимостей» НЕ проявляется ни общественное разделение труда, хотя бы потому, что это совокупность. Так же как и «условия существования товарного производства», потому что условия существования товарного производства исходят не из производства потребительных стоимостей, как это хочет здесь показать К. Маркс, а из производства для других.
То что «в древнеиндийской общине труд общественно разделён» не делает чести Карлу Марксу, как исследователю, который предполагает отождествление структуры общины и общества.
Совокупности социальных процессов, совокупности производства, труда в общине и разделение труда в обществе.
Так что социальная мысль не решила очень простой вопрос, которым задаётся Фридрих Энгельс в предисловии к «Манифесту коммунистической партии». « «Может ли русская община, форма первобытного общего владения землёй – непосредственно перейти в высшую, коммунистическую форму общего владения? Или, напротив должна пережить сначала тот же процесс разложения, который присущ историческому развитию Запада?».
Сформулировав вопрос проще – можно ли отождествить структуру общины и общества, т.е. община это общество или устройство их различно? На этот вопрос должен быть даден категоричный ответ.
Община всегда превращается в общество, благодаря социальным изменениям, при которых человек становится не просто производителем, а производителем для других.
То, что Карлом Марксом признаётся в «Немецкой идеологии»: «разделением труда, совершавшимся само собой или «естественно возникшим» благодаря природным задаткам (например, физической силе), потребностям, случайностям и т. д. и т.»,3-30.
Естественное возникновение общества обязано естественному разделению труда и благодаря принципу труда для других.
На арену социального взаимодействия поднимается отдельный и отдельно человек. Принципу, который образует естественность образования и функционирования общества.
Естественное разделение труда образует сущность, которую точно описывает Карл Маркс в «Критике Готской программы»: «Что под «государством» на деле понимают правительственную машину или государство, поскольку оно в силу разделения труда образует свой собственный, обособленный от общества организм».
Он ясно показывает место государства и «в силу» разделения труда, образуется само общество.
«В силу» данного определения общества предполагается взаимодействие людей посредством труда, посредством его разделения. Труд взаимодействует с другим трудом, с трудом других, тем и обеспечивается и проявляется сущность общества. Происходит то самое разделение труда.
Начало политэкономии, как науки объяснил ещё Аристотель, что в обмене образуется равность труда. Равность труда человека с трудом других, равность, которая имеет социальный смысл. Смысл образования общества.
Но Карл Маркс увидел в этом благодатную почву для проявления справедливости проявления простого труда. Труд, выражаемый производством, в течении равного промежутка времени, равен такому же труду равного ему рабочего времени. Для него в этом и проявляется идея справедливости.
В этом же проявляется утопичность теории марксизма, полагающая общий просто труд, который отождествляется с равным ему по времени.
До сего дня люди, по большому счёту строят то мифическое утопическое общество, которая и начинается с острова Утопии.
Отличие только в том что утопические принципы существовали в головах чудаков - одиночек, которые предполагали идеал общества вдали от самого общества.
Утопическое общество в своей сущности предполагает прежде всего справедливость. До настоящего дня мифическое устройство коммунизма предполагает справедливость в распределении общественного богатства. То что, речь прежде, всего должна идти о совокупном труде общества, вообще не обсуждается, это признаётся каноном. Утопический принцип здесь торжествует, потому что при представлении общества предполагается не разделение труда, которое его образует, а его обобществление, совокупность. Естественное приложение к этому канону – справедливое распределение произведённого сообща.
Разделение труда образует сущность общества, потому что это разделение для отдельного человека в обществе, разделение, которое представляет природу человека отдельной сущностью, которая трудится для других и его труд как труд, может выразить не производство и не затрата рабочей силы, а выразить полезность труа для других.
Потому общественное производство выражает не множество товаров – стоимостей, с определёнными, присущими им свойствами, для из взаимодействия, а то что их полезность и стоимость выражается внешними факторами. Полезность вещи это социальная полезность, полезность это полезность для других.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Вс ноя 07, 2021 11:27 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 322
Откуда: Россия
Потому общественное производство выражает не множество товаров – стоимостей, с определёнными, присущими им свойствами, для из взаимодействия, а то что их полезность и стоимость выражается внешними факторами. Полезность вещи это социальная полезность, полезность это полезность для других.
Так же как и стоимость, стоимость это то, что вещь стоит, а не она сама или её мифические свойства. Свойства «в себе».
Современники – утописты предполагают что образовать, организовать взаимодействие двух вещей может какие – то их свойства, качества. Качества, свойства, «в себе», собственные их свойства выраженные полезностью вещи, затраченным на её производство трудом и к конце концов её стоимостью. Стоимость и предполагается в качестве того что образует системное равенство товаров, их «стоимостное» отношение.
Это происходило до того времени, когда были открыты законы относительно самого общества.
Ясно, что общество развивается и Карл Маркс, поскольку общество всё ещё живёт по его заветам, увидел, что развитие идёт по линии концентрации производства. Потому, по его мнению, концентрация производства достигнет своего апогея и общество превратится в большую фабрику по производству, что и есть коммунизм.
Карл Маркс не знал и не увидел что человек трудится не в обществе, а для общества, для других. В этом проявляется сущность существования человека в обществе, его не просто производственная деятельность, а производственная деятельность для других, благодаря чему и образуется общество.
Несостоятельность же марксизма, выражается в открытии им свойств и качеств в каждой произведённой вещи, товаре, которая позволяет ему обмениваться. Т.е. организованное общество, мечта всех утопистов, реализовала себя в открытии свойств «стоимости» в каждой произведённой вещи и их «стоимостного» взаимодействия. Условиях, при которых отделялся, устранялся человек от решения социальных задач.
У Карла Маркса не ткач и портной обмениваются сукном и сюртуком, а сукно и сюртук имеют самостоятельность в обмене благодаря своим свойствам.
Почему произведённая вещь обменивается? Марксизм даёт стабильный и далёкий от истины ответ, потому что вещь обладает стоимостью. «Стоимость» и взаимодействует с другой «стоимостью».
Сама же стоимость производится, т.е. стоимостью обладает произведённая вещь, которую к тому же К. Маркс называет товаром. Товарное производство для него это производство для продажи, при котором проявляется меркантилизм в обществе.
Сущность производства в идеальном обществе для него, это производство обществом для себя, для собственного воспроизводства.
Потому определённым образом утверждается, что производство стоимости или производство стоимостей необходимый для общества процесс. Необходимый как и само производство. Тогда как стоимость это совершенно другое, это то что, товар стоит, то что стоит товар в обмене, чему равен.
Потому стоимость, которая предполагает равность, то что вещь «стоит» другую, т.е. равна ей.
Марксизм же предполагает что не обмен проявляет, организует и образует эту равность, а то что эту равность можно создать из свойств произведённой вещи, произведённого товара.
Что и можно преподнести как строительство того мифического утопического общества предполагаемой равности и предполагаемой справедливости.
Производство стоимости имеет большое значение для сознания, осознания сущности общества.
Сознания что распределение общественного продукта происходит в пределах «созданной стоимости». Что все получают зарплату из этого источника, только одни меньше, а другие львиную долю.
На самом деле распределение в обществе определяется классовым его характером, одним оплачивается рабочая сила, другим труд, который создаётся носителями этой рабочей силы.
Это описал сам К. Маркс: «владелец рабочей силы должен быть лишён возможности продавать товары, в которых овеществлён его труд, и, напротив, должен быть вынужден продавать как товар самое рабочую силу, которая существует лишь в его живом организме»,23-180.
Таким образом выражение сущности общества в различных его ипостасях не предполагает то самое главное его определение.
Что такое общество и как оно образуется, на этот вопрос ответа нет.
Как и нет ответа на исторически определяющий этапы развития общества, если они есть, то они завязаны и определяются внешними, трансцендентентными причинами. Увеличение общественного богатства, которое только обуславливается внутренними причинами создания общего продукта для воспроизводства общества. Цель общества, по взглядам марксизма, создать возможно больший общественный продукт, для этого общество должно быть максимально организовано в одну большую фабрику.
Такое отношение и выражение общества не предполагает главное – рассмотрение его внутреннего содержания, как и за счёт чего общество образуется и каковы внутренние пружины его существования.
Проще говоря, общество рассматривается как социум нацеленный на решение какой – то задачи и потому предполагается некая его целостность. Целостность, обременённая способом производства общественного продукта, всего необходимого для воспроизводства общества.
Потому, по своему идеальный способ производства, это когда все, каждый член общества имеют общую цель, производить для общества.
По сути здесь происходит деформация понятия общества в выражении Фридрихом Энгельсом в работе про излишние клаасы, классы не участвующие в производстве.«Общественные классы – излишние и необходимые»: «Но всякому ясно: какие бы изменения ни происходили в высших, непроизводящих слоях общества, общество не может существовать без класса производителей. Следовательно, этот класс необходим при всяких условиях, хотя должно прийти время, когда он не будет уже больше классом, когда он будет охватывать собой все общество»,19-296.
Класс производителей, «охватывающий всё общество», являлся и является профанацией понятия общества. Фридрих Энгельс, при анализе общества демонстрирует классовый подход. Показывает «производящий класс», а не производящего человека, не просто производителя, а производителя для других, за счёт чего и образуется, складывается общество.
Для Энгельса производство формирует внутреннее состояние общества, производство провозглашается его задачей, обращённой не внутрь общества, а вовне его. Производство, по его словам, должно производить, т.е. выходит из недр общества, становясь его трансцендентной задачей, а не его создавать его, тем что каждый член общества трудится для других.
Общество образовано не производителями, а производителями для других, для общества. Потому производитель трудится не в обществе, а для общества.
Как поясняет его друг и соратник Карл Маркс в «Капитале»: «В обществе, продукты которого, как общее правило, принимают форму товаров, т. е. в обществе товаропроизводителей, это качественное различие видов полезного труда, которые здесь выполняются независимо друг от друга, как частное дело самостоятельных производителей, развивается в многочленную систему, в общественное разделение труда»,23-51.
Независимость и частное дело отдельных производителей связано не товарным производством, как таковым, как производством на продажу, а с тем что «Чтобы произвести товар, он должен произвести не просто потребительную стоимость, но потребительную стоимость для других, общественную потребительную стоимость… Для того чтобы стать товаром, продукт должен быть передан в руки того, кому он служит в качестве потребительной стоимости, посредством обмена»,23-50.
Товарное производство непосредственно связано с обменом, обмен образует сущность товарного обращения, а не само производство, обращённое непосредственно для продажи.
Из данного положения К. Маркс и Ф. Энгельс делают совершенно неуместный вывод о самостоятельности производства в обществе.
Производство «для себя» и производство для продажи, как различные подходы и различные ипостаси общественного производства, представляют для них различные подходы к общественному производству. Тогда как общественное производство это не просто производство всего, а производство для других, именно того что нужно, полезно обществу, другим.
Безбрежное и обширное производство выражаемое миллионами тонн выплавляемого чугуна и тысячами тонн каменного угля, оказывается, имеют свою регламентацию, выплавкой и добычей только того количества, которое нужно людям.
Карл Маркс игнорирует понятие производство товара, тем, что товар это не результат его производства, а таковым он должен стать в отличных от производства условиях. В условиях, которые оформляет и организует «посредство обмена».
Это посредство обмена обращает внимание на не существующие социальные процессы превращения производства в альтернативную колею. Ф. Энгельс «Развитие социализма от утопии к науке», научного в его мысли ничего нет «Подобно средствам производства, и само производство превратилось из ряда разрозненных действий в ряд общественных действий, а продукты — из продуктов отдельных лиц в продукты общественные»,19-212.
Продукты труда, продукты производства отдельного человека не являются общественными, потому что они производятся не в обществе, а для общества.
Маркса объективно критикуют в предисловии к «Капиталу» тем, что намерения человека не учитываются, потому что его воля и сознание находится под управлением общественности производства, управление производством и соответственно управлением самого человека.
«Маркс рассматривает общественное движение как естественноисторический процесс, которым управляют законы, не только не находящиеся в зависимости от воли, сознания и намерения человека, но и сами ещё определяющие его волю, сознание и намерения… Если сознательный элемент в истории культуры играет такую подчинённую роль».
Потому Карл Маркс показывает естественно исторический процесс развития как процесс обобществления производства, выражаемого в его высшей цели, когда общество превратится в одну большую фабрику. Сознание отдельного человека подчинено этой высшей цели, по своему, предполагает угасание этого сознания, как движущей силы истории. Истории, которая устроена на движущей силе этого сознания, когда человек представлен не непосредственной частью общего производства, а обретает самостоятельность в сфере производства. Производство, которое и образует общество, но не как производство, а производство для других.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Пн ноя 08, 2021 7:12 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 322
Откуда: Россия
СКОЛЬКО СТОИТ СТОИМОСТЬ?
Центральным местом теории общества К. Маркса является, сформулированная им, теория прибавочной стоимости.
Суть её такова, капиталист покупает труд наёмного рабочего и последний в процессе производства, создаёт стоимость больше чем стоимость покупки.
Противоречивость такой теории обеспечивается многими факторами:
Во – первых, что покупается труд или рабочая сила? Надо представлять себе совершенную различность этих понятий. Рабочая сила покупается для производства, что обеспечивает «прозрачность» понятия, как и само производство, которое ещё не началось. Рабочая сила, её покупка, представляет только потенциальные возможности, реализация которой будет проявлена потом. Её стоимость представляет стоимость покупки.
Труд, же составляет единство со всей образованной стоимостью.
Потому стоимость труда (в общем) не может представляться и выглядеть рабочей силой вместе с «прибавочной рабочей силой».
Т.е. если покупается труд, то в полной мере можно ещё представить его ( труда) прибавочную часть, даже в ущерб понятиям. Даже не даже, а натурально в ущерб, потому что труд куплен капиталистом, чего не может быть в природе общества.
Но то, что он производит стоимость больше своей покупки, относится уже не к труду, труд куплен, тем самым проявилось его понятие, а к его возможностям.
Вот эту перспективу относят не труду, как «прибавочный», он предполагается аморфным как по содержанию, так и по величине.
Есть понятие рабочая сила, есть понятие труда.
Из этих понятий Карл Маркс сделал микс.
Что покупается? На этот вопрос должен дан ответ, если рабочая сила – тогда надо забыть про «прибавочный труд». Если труд, то забыть про системный баланс в обществе, основанный на «стоимостном» отношении товаров. Стоимость труда и стоимость товара является недосягаемо – неопределённой величиной, как и сам «прибавочный труд» и «прибавочная стоимость».
Системное отношение К. Маркс перенёс или больше склоняется к тому, что капиталист покупает рабочую силу за определённое количество стоимости, денег.
Рабочая сила «стоит» определённое количество жизненных средств. Что говорит о балансе рабочей силы и другого общественного труда, на основании понятия стоимости.
Стоит, значит, равен, определённому количеству общественного труда, труда, существование которого ещё не определено.
Вся стоимость производится трудом, может иметь только формальное звучание, тогда как стоимость должна выражать определённый баланс определённых понятий. Стоит что – то чего – то, а не сам себя стоит.
Произвести «стоимость», не проблема, проблема в выражении понятий. Стоимость в этом случае виртуальна, потенциальна и никак не может проявить свою равность.
Равность по стоимости, очень даже виртуальна, а скорее нереальна.
Если три барана равны, «стоят» 10 метров сукна, то «примерность» не отражает сущность самого общества. Ну не 10, так 9, теряет тот запас прочности, баланса в обществе, где всё, почему – то со всем сравнивается всё, чего «стоит». Где – то есть тот основополагающий принцип общества, который не тот что все произведённые товары так или иначе обмениваются. Что есть профанация по отношению к обществу.
Во – вторых, но Карл Маркс, все понятия представляет наоборот. Для него стоимость руководит, дирижирует трудом, представляя стоимость вначале труда. Стоимость до труда, то, что покупает труд.
По Марксу, не труд объясняется стоимость, труд, как начало всему, а стоимость является первоначальной по отношению к труду. Карл Маркс так её и позиционирует как «первоначальная», которая берётся неизвестно откуда, как первоначальные накопления капиталиста.
Во – вторых, так происходит, потому что Маркс взял не ту точку отсчёта возникновения общества. Анализ первоначального акта общества, капиталистического общества, которое он пытается проанализировать, начинается с взаимодействия труда и капитала.
Покупки труда за деньги, которые (деньги) со всех сторон и со всех точек зрения представляют общественный труд.
Денежный баланс в обществе отражает и выражает отношение труда человека к другому, а значит общественному труду.
Общественный, значит другой или труд других. Только в таком виде общественного труда может образоваться то что называется стоимость и создастся системный баланс в обществе.
Только так довольно противоречиво, К. Маркс начинает анализ капиталистического общества, с покупки труда. Он представляет вроде бы исходный акт в анализе общества, которым является покупка труда для дальнейшего производства.
В то же время общественный труд, выраженный в деньгах и его представляющий, уже есть, уже для него объективная реальность.
В третьих, получается что покупка труда, которое Маркс представляет стартовым моментом анализа капиталистического общества, полагает и предполагает, что труд и общество уже существуют. Присутствуют уже и общество, в наличии общественного труда, в виде денег, который покупает тот «первоначальный» труд, который взаимодействует с тем самым капиталом, деньгами, его представляющим.
В четвёртых, покупка труда, которое Маркс представляет именно как покупка труда, показывая, что именно труд является предметом торга, взаимодействия его с капиталом, не является таковым.
Труд выражается и будет выражен потом, как непосредственно труд, а не как основной и прибавочный.
Труд представляется цельным понятием, из которого совершенно исключается его покупка, так как труда в этом действии нет, как и самого действия.
Трудом не является по причине того, что является покупка, скорее всего не труда, которая является волюнтаристическим поступком капиталиста. Капиталист покупает не сам труд, а его возможность. Саму возможность трудится, которая ему объективно необходима. Но эта покупка ни к чему не привязана и ничего не выражает. Просто покупку можно рассматривать как элементарный акт меркантилизма, как авансирование рабочей силы.
В пятых, именно рабочей силы, потому что труд это другое понятие. Понятие, которое и должен был выявить и выяснить Маркс, как целостное понятие, которое представляет собой совокупность основного и прибавочного труда. Всю стоимость, которую он образует. Стоимость, которую он не только открыл и показал, а такое понятие как стоимость труда очень даже запутал своим «прибавочным» трудом.
В шестых, «прибавочный» труд это всё – таки труд и размеры его для Маркса оказались неведомы, что в отношении самого труда, так и «прибавочного». Точнее, заблуждение Карла Маркса в отношении труда, состоят в том, что он представлял его в виде производства и воспроизводства.
В седьмых, то, что Маркс не определяют и даже не пытается это сделать показать даже размер «прибавочного труда».
Для него труд производит больше своего воспроизводства, является некоторой догмой, которая не позволяет понять и рассматривать, почему и насколько.
Трудящийся производит труд, который выражен в «прибавочной стоимости», больше того который идёт на его воспроизводство.
В восьмых, тем самым он и попадает в ловушку противоречивости понятий. То, что производство потребительной стоимости или просто вещи, которое и обеспечивает производство отлично от производства товара. Т.е. появление товара, обеспеченное и благодаря такому же производству.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Пт ноя 19, 2021 6:48 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 322
Откуда: Россия
Дедуктивный метод Карла Маркса в исследовании общества состоит в том, что исследуемое им капиталистическое общество представляет «огромное скопление товаров». Далее представляя отдельный товар, элементарную форму богатства общества, он даёт ему определение, что товар это всего лишь «вещь которая, благодаря её свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности». Такое её состояние, качество, полагает достаточным превращение трудом части природы в объективно – полезную вещь, вещь, удовлетворяющую человеческим потребностям. Производство товара, для него, достаточно реальное выражение понятия, чтобы получить товар, согласно этому, достаточно произвести. Что значит произвести, значит затратить труд на превращение железа в подкову.
Всё бы ладно, если бы точно так же оно относился к потребительной стоимости.
«Потребительные стоимости: сюртук, холст и т. д., одним словом товарные тела, представляют собой соединение двух элементов — вещества природы и труда»,23-52.
Таким образом, получается что для Маркса капиталистическое общество, представляющее «огромное скопление товаров», функционирует посредством того, что производит товары – вещи удовлетворяющие человеческие потребности.
Получается, что Карл Маркс, в своём анализе общества представляет общество в виде огромной фабрики.
Собственно дедуктивный анализ общества и достигает своего результата, когда общество представлено огромным скоплением товаров, а отдельный товар элементарной частью этого скопления.
Капиталистическое общество, как общество, представляет только способ производства, которым производится «огромное количество товаров», вещей общечеловеческого предназначения, а отдельный товар есть элементарная часть этого производства.
Потому получается, что если труд произвёл вещь, удовлетворяющую потребности человека, т.е. полезную для людей вещь, то её можно назвать и представлять товаром, совершенным понятием. Так же как и сам труд, который достиг результата в своём выражении и проявлении, изготовив товар.
Но поделившись дедуктивным открытием, Карл Маркс дальше ориентирован на индукцию анализа.
Количество произведённых вещей в обществе он уже представляет не товарами, а вещами: «Каждую полезную вещь, как, например, железо, бумагу и т. д., можно рассматривать с двух точек зрения: со стороны качества и со стороны количества».
Только что бывшее огромное количество товаров, он представляет количеством полезных вещей. Дальше уже «элементарную часть», общественного обилия вещей, вещей для общества, он представляет не товаром, а потребительной стоимостью. «Полезность вещи делает её потребительной стоимостью».
Но свойство и определение потребительной стоимости, он связывает не с её полезностью, полезностью как вещи, а совершенно невообразимым и непонятным, с полезностью, которая «обусловленная свойствами товарного тела». Тогда как по логике, трансформации, понятие товара должно быть обусловлено свойствами полезности, которые принадлежат просто вещи, потребительной стоимости. Превращением полезной вещи в товар.
Какие свойства имеет «товарное тело», которые обуславливают саму полезность вещи, не раскрывается.
Так же как и то, является ли товарное тело собственно товаром и если нет, то, как соотносятся товар и «товарное тело». Относятся ли к ним свойства товара «товар есть, прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря её свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности»?
Какие свойства имеет товарное тело, если оно обуславливает полезность вещи? Обуславливается ли полезность вещи товарными свойствами? На эти вопросы Карл Маркс не даёт ответ.
Обуславливает ли товарное тело полезность самой вещи или между ними можно поставить знак равенства, т.е. никто и ни чем не обуславливает и не обуславливается.
«Поэтому товарное тело, как, например, железо, пшеница, алмаз и т. п., само есть потребительная стоимость, или благо», говорит о равенстве понятий потребительной стоимости и «товарного тела».
К. Маркс уже отождествил: «Потребительные стоимости: сюртук, холст и т. д., одним словом товарные тела, представляют собой соединение двух элементов — вещества природы и труда»,23-52, не заботясь о том, как назвать, и чем представлено то, что если взять вещество природы и изменить его в необходимых для человека формах.
Так чем же является «железо, пшеница, алмаз и т.п.», товарным телом или потребительной стоимостью? Добавив к этому неведению понятие «производства товара», чем является «железо, пшеница, алмаз и т.п.» получается теоретическая каша, с абсолютно абстрактными понятиями. Понятиями, которые не имеют собственно и собственных, присуще только им, свойств.
Что и чем обуславливается и что чем является?
Туманное начало уже индукции К. Маркса по отношению к обществу, состоит в том, труд является преобразователем природы в необходимых для человека формах и потому результат труда это потребительная стоимость или благо для народа, для людей.
Согласно самому Карлу Марксу труд производит совсем не товары, а потребительные стоимости или просто полезные вещи, необходимые для потребления. Потребительные стоимости, представляя как «товарные тела», Карл Маркс необходимо полагает саму «душу» товара, которую вдохнув в потребительную стоимость или в «товарное тело», можно ждать её превращения в конкретный товар.
К. Маркс представляет потребительную стоимость в образе «товарного тела», но ни в коем случае, не товара.(Но иногда это он себе позволяет).
На такую трансформацию необходимо рассчитывать, потому что согласно Марксу потребительные стоимости и товары – суть различные понятия. Это полагание и пред полагание основано на жёсткой базе исследования:
Во – первых потребительной стоимости, т.е. просто полезной вещи, соответствует «потребительная стоимость», товару «меновая».
Во – вторых товару присуще необходимое свойство обмена, что нет в потребительной стоимости, что говорит само определение «потребительная», т.е. для потребления и соответственно нельзя добиваться от неё служить средством продажи.
Карл Маркс, проникновенно сообщает, что «Каждый знает — если он даже ничего более не знает, — что товары обладают общей им всем формой стоимости, резко контрастирующей с пёстрыми натуральными формами их потребительных стоимостей»,23-58.
Но где он увидел и на чём основан данный контраст?
Согласно ему же : «В самом меновом отношении товаров их меновая стоимость явилась нам как нечто совершенно не зависимое от их потребительных стоимостей»,23-48.
Он и подтверждает тем что «Очевидно, с другой стороны, что меновое отношение товаров характеризуется как раз отвлечением от их потребительных стоимостей», 23-47.
Но следующая строчка анализа Маркса, что же, в конце концов, производится в капиталистическом обществе и что же обменивается, показывает, что всё летит в тарары отсутствием всякой логики и логики понятий в том числе.
« В пределах менового отношения товаров каждая данная потребительная стоимость значит ровно столько же, как и всякая другая, если только она имеется в надлежащей пропорции»,
Карл Маркс не принимает конкретно – очевидного, объективности в отношения понятия, что в пределах «менового отношения товаров», обмениваются товары, а не потребительные стоимости.
Товары, в присуще им отношениям, согласно его же логики, «не заключают в себе ни одного атома потребительной стоимости» и вообще «потребительная стоимость как потребительная стоимость, находится вне круга вопросов, рассматриваемых политической экономией», «К критике политической экономии»,13-15.
Потребительные стоимости, пожалуй, или скорее, наверняка, производятся для потребления, потому и потребительные.
Потому в обществе обмен «потребительных стоимостей», противоестественен из – за их назначения.
Но условие общественного производства, производства для обмена. т.е. товарное производство в обществе, для К. Маркса были неведомы. Неведомы, потому что он их возвёл в разряд условий противоестественных для общества. Потому представлял картину мира, в котором пролетарии производят полезные вещи, а капиталисты используют их не по назначения, продают для своей пользы. Обмен, продажа не входит, по словам Маркса в сущность общества и придаёт обществу диссонанс.
Исследуя товар как полезную вещь и их присуще им очевидное свойство обмениваться, он не представлял источник, субъекта этого обмена. Если производство обеспечивает человека, его потребности и «производство человека есть непосредственное его воспроизводство», то о каком обмене может идти речь.
Он считал, что человек в обществе производит для себя, обеспечивает собственное воспроизводство и даже производит больше, чем и помогает ему общество в качестве организатора. Соединением людей в общество, чтобы легче было производить и соответственно осуществлять своё воспроизводство.
Совокупное производство общества и справедливое распределение произведённого – вот для него идеал общества.
Он считал, что обмен обедняет возможности общего производства, которое, в таком виде лучше, качественнее обеспечивает людей тем, что увеличивает производство общественного продукта.
Общественное производство, для него это производство в обществе, производство обществом для себя, для своего воспроизводства. Производство для себя обеспечивает «себя» и представляет «необходимый труд», труд, затраченный на производство, обеспечение общества осуществляет «прибавочный».
Потому и производство в обществе должно быть образовано соответственно. Из данных выводов получился коммунизм и общество пролетариата производящих, до конца невыясненного Марксом понятия. То ли потребительные стоимости, ясно, что вещи для своего потребления, то ли товары, в отношении которых К. Маркс, так же полагает их производство.
Так же воспринимал данную идею друг Маркса Фридрих Энгельс, рассуждая про общественные классы: «Но всякому ясно: какие бы изменения ни происходили в высших, непроизводящих слоях общества, общество не может существовать без класса производителей. Следовательно, этот класс необходим при всяких условиях, хотя должно прийти время, когда он не будет уже больше классом, когда он будет охватывать собой все общество».19-296.
Тем самым он уравнивал общество и производство, производством в обществе, тогда как это производство для общества, для других.
Общественный класс это не тот, который производит, а тот который производит для других. Производит, то, что действительно нужно другим, а не просто производит.
Но ни К. Маркс, ни Ф. Энгельс не знал и даже не подозревал, что общество образуется не производством, а людьми, которые не просто производят, а производят для других. Тем самым и создаётся общество и образуется то, что называется общественным производством. Общество организуется конкретным назначением производства, производить именно то, что нужно людям, другим, а не производить вообще, производить полезные вещи, в которых полезность абстрактна.
Карл Маркс на основании этого же знания очень отчётливо, вдумчиво и кропотливо показывал, как обмениваются между собой сукно и сюртук, не подозревая, что обмен совершают не вещи, а люди.
Обмен обслуживает потребности людей, а не реализацию произведённых вещей как товаров. Обмениваются между собой ткач и портной, а не сукно и сюртук, потому что обмен имеет социальный смысл. Обеспечения потребности других, что обеспечивает коммуникацию в обществе.
Общество это общество людей, а не большая фабрика по производству общественного продукта «для себя».
Производство для других и производство для себя отождествить не получится.
Карлу Марксу ближе общечеловеческое, абстрактно – общественное, чем конкретно – человеческое, которое и влияет на устройство общества, образует его. Абстрактно человеческое он переносит на свойство понятий, как – то просто труд, обеспечивающий человека продуктами пропитания и не только. Товар, представлен вещью удовлетворяющей потребности человека, абстрактного человека. Человека, который воспроизводит непосредственно себя, производя «стоимость» для себя.
Производство «после определённого пункта», который, в общем – то не определён, для Маркса начинается труд для других.
Труд изначально и сразу социальный, общественный, потому что он обслуживает не собственные потребности, а потребности других. Потому и выражение труда товар, а не потребительная стоимость.
На самом деле товар удовлетворяет потребности других, посредством чего и происходит обмен. Обмен человека с другими, в котором человек не выглядит абстрактным производителем общественного продукта. Такого, т.е. общественного продукта, в условиях производства для других и соответственно обмена, трудно, а скорее невозможно даже представить.
Потому Карл Маркс в отношении общества, не выяснил главное – общество производит для себя, для непосредственного потребления, для которого достаточно производства. Производства полезных вещей, потребительных стоимостей.
Или же производство осуществляется на продажу, для продажи, которой необходим обмен, который проявляет сущность общественного производства, приравниванием и отношением товаров.
В одном случае это производство потребительных стоимостей, в другом товаров. Это невозможно путать, если точно конкретно представлять сущность общественного производства.
Соблазн представить общественное производство общим, которое производит товары, сущностью абстрактной их стоимости.
Абстрактность стоимости товара достигается то ли производством, в таком случае он (товар), должен предполагаться в качестве вещи, потребительной стоимости. К тому же невнятность этой товарной меновой стоимости выражается двумя слагаемыми, из которых одна «прибавочная» не имеет конкретного значения для отношения системного баланса «стоимостного» обмена товаров.
К тому же вторая, получается первая, потому что к ней прибавляется «нечто», является расходами на производство.
Ухищрения для того чтобы доказать что стоимость товара больше расходов на производство используя в качестве слагаемых расходы (на производство) и доходы (прибыль капиталиста), слишком наивно.
Слишком наивно и антинаучно представлять стоимости раньше, чем она образовалась, до того момента, когда обмен покажет действительную сущность понятий товаров и их стоимость. То, что они «стоят» друг друга или такое – то количество денег, выражающих труд других.
Товар может стоить только другого товара или некоторую величину денег, что может показать и выразить только обмен, а не самого себя. Проявить и выказать «собственную стоимость».
Маркс же в отношении этого очень противоречиво объясняется, товары производятся, потребительные стоимости обмениваются.
Для обмена, продажи производятся не полезные вещи, а товары, полезные вещи для других.
Только продажа, обмен, может показать и выразить действительную полезность вещи, как её полезность для других. Только товарное взаимодействие, товарный обмен можно представить сущностью общественного производства, потому что только в таком, товарном виде вещи показывают и показываются отношением друг к другу или относительно.
Товар, как вещь на продажу, ещё должен проявить, пока ещё неясные, скрытые возможности, чтобы стать таковым.
Получается принцип общественного производства выражает «огромное количество полезных вещей, вещей удовлетворяющих человеческие потребности», вещей произведённых трудом, а не «огромное скопление товаров».
На природу марксизма большое влияние имеет английская политическая экономия, если не сказать больше, и воззрения его яркого представителя Адама Смита, который писал: «Слово «стоимость», имеет два различных значения: иногда оно обозначает полезность какого-нибудь предмета, а иногда возможность приобретения других предметов, которую дает обладание данным предметом. Первую можно назвать потребительной стоимостью, вторую - меновой стоимостью».
Это определение поддерживает линию меркантилизма представлением стоимости «в себе», собственную стоимость.
Слово стоимость не относится к данной вещи, предмету товару, к тому же их не может быть две, как потребительная и как меновая, в зависимости от назначения.
Полезность предмета не выражает его стоимость, потому что эта полезность не в нём самом, не его собственная полезность, полезность, которую предмет представляет, а его полезность для других. Стоимость базируется и определяется социальной, общественной полезностью, полезностью вещи для других.
Полезность это не собственное свойство, присущие вещи, предмету, а их полезность для других.
К тому же Адам Смит представляет «меновую стоимость», как возможность, возможность, которая только может реализоваться в определённых условиях. Но, реализоваться, согласно «стоимостному отношению меновых стоимостей», исходя из каких либо собственных качеств, хотя бы той же полезности.
Потому стоимостей в вещи не может быть две, одна присуще внутренним качествам, той же полезности. Другая отличная от неё раскрывающая её меновые возможности без «привязки» к её качествам и образующая «стоимостные» отношения товаров.
Предрассудок понятия «стоимости» обнаруживается в том, что полезной вещи не бывает, бывает только абстрактная её полезность. Как – то полезность камня валяющегося на дороге, являющегося полезной вещью как гнёт при квашении капусты, так
собственная квартира человека, полезная вещь и представляет абстрактную «стоимость», которую человек представляет абстрактно, потому что если её использовать в качестве «стоимости» ему негде будет жить.
Стоимость это то, что вещь стоит, то количество другого общественного труда, который показывает и выражает обмен.
Обмен, который, и только он, показывает, что вещи «стоят» друг друга, т.е. равны.
«Холст выражает свою стоимость в сюртуке», 23-58.
Как без обмена это понять и представить? Как понять Маркса, если холст по всем канонам должен выражать стоимость « в себе». Условия, при которых по его же словам: «Когда, например, сюртук, как стоимость [Wertding], приравнивается холсту», 23-61.
«денежная форма товара есть лишь дальнейшее развитие простой формы стоимости, т. е. выражения стоимости одного товара в каком-либо другом товаре»,23-70.
Как без обмена или минуя обмен, товар может выразить свою стоимость в другом товаре?
Потому Карл Маркс и определённо говорит : «если мы припомним, что товары обладают стоимостью [Wertgegenständlichkeit] лишь постольку, поскольку они суть выражения одного и того же общественного единства — человеческого труда, то их стоимость [Wertgegenständlichkeit] имеет поэтому чисто общественный характер, то для нас станет само собой понятным, что и проявляться она может лишь в общественном отношении одного товара к другому»,23-57.
Следует отметить и обратить внимание на то, что стоимость проявляется не в «себе», а в отношении «одного товара к другому» и её выражает не человеческий труд в отдельно взятом товаре, а единство труда. Отношение товаров показывает единство труда, труда человека и труда других. Показывает общество как систему.
Парадокс Смита, парадокс воды и алмазов отражает, как раз то, что вода полезнее для человека, но алмаз имеет гораздо большую стоимость, но не на основании их качественной полезности.
Стоимость это то, что образует обмен, стоимость это то, что образуют, создают пропорции обмена, которые и показывают что товар «стоит», чему равен. Товар стоит то, что он стоит, а не выражает свою стоимость для пропорционально – стоимостного обмена. Это заблуждение, иллюзия стоимости «в себе» как «возможность приобретения других предметов» .
Вещь имеет не «простую, функциональную полезность», а социальную полезность, полезность для других. За счёт чего и создаётся общество, потому общественное производство это не производство, которое создаёт полезные вещи, а производство, которое создаёт полезные вещи для других.
Стоимость имеет общественное выражение, что показал К. Маркс в начале своего исследования в начале «Капитала»: «Известный товар, например один квартер пшеницы, обменивается на x сапожной ваксы, или на y шёлка, или на z золота и т. д., одним словом — на другие товары в самых различных пропорциях. ….Но так как и x сапожной ваксы, и y шёлка, и z золота и т. д. составляют меновую стоимость квартера пшеницы..»,23-46.
Что составляет и представляет «меновую стоимость кватера пшеницы»? Ясно указано «x сапожной ваксы, и y шёлка, и z золота и т. д». Всё, бы хорошо, но как, за счёт чего создаются данные пропорции обмена, здесь не указано. Не указано самое главное условие, задача политической экономии, показать за счёт чего создаются пропорции обмена.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Вс дек 05, 2021 6:52 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 322
Откуда: Россия
Что можно категорично утверждать, так это то, что будущее человечества, в образе представленного Карлом Марксом пост капиталистическим, не состоялось. Наше настоящее убеждает нас в этом. Не состоялся предсказанный им общественный порядок мироздания, основанный на справедливости. Справедливость, по мысли Маркса, заключается в том, что общество, становясь всё более производительным и производительным, остаётся несправедливым в распределении произведённого обществом.
Произведённого общественного продукта из облика представления общества огромной фабрикой, производящего товары – стоимости.
Теория общества марксизма – ленинизма, считала, что общество не имеет общественного регулятора, общественного ограничителя и стабилизатора социального производства. Да и природа общественного производства, которое они считали общим трудом всех трудящихся, не позволяла это видеть.
Общественное производство, в этой теории имеет безбрежные горизонты и очертания и, соответственно – безграничные возможности. Единственно, считали они, что надо с умом его организовать, организовать его таким образом, чтобы оно давало, возможно, больший результат.
Общественное производство, устроенное на «научных принципах», которое по свои масштабам превосходило тот самый капитализм, который на заре своего становления, за счёт организации производства показал и показывал все свои преимущества.
Ещё более масштабность производства, производство во всем обществе, которое и будет оправдывать своё название. Организованность производства не на одной фабрике, а во всём обществе даст во всё положительный результат, если обратится за примером к становлению капитализма, думали Карл Маркс и Фридрих Энгельс.
Для этого – то, всего лишь необходимо было устранить капиталистов как непроизводительный класс, организацию производства в пределах, структуре общества, чтобы совместным трудом производить общий продукт.
Данный социум можно назвать как социализм (общественный) так и коммунизм (общий), потому что картина общественного производства остаётся одной – все трудящиеся сообща производят общественный труд.
В данном представлении общество остаётся руководствоваться только малым, а именно, справедливость в распределении то, что создано сообща.
Это благостный момент счастливого распределения, от которого по сей день такое представление вызывает галлюцинации «бриллиантового дыма» и благостной минуты распределения, от которой текут слюни.
При том благодатное имеется ввиду не в рассмотрении производства, в отношении то, что кажется несомненным, а в отношении распределения.
Потому, для того что исключить иллюзии надо подобрать слюни и понять что данное видение социального производства не помещаются в сущность теории общества.
Во – первых, что производится в данном случае или как называется продукт труда, если он производится для себя.
Тут трудности возникают не только по наименованию продукта, товар ли это или просто потребительная стоимость, но и к самому труду. Что такое, как выражается и как можно представить социум, в котором все трудящиеся производят труд для себя?
Уже в это выражает противоречие в подходе к общественному производству, абстрактностью производства. Для себя, это как?
Каждый трудящийся в таком случае трудится абстрактно и проявляется абстрактно продукт его труда.
Как писал Карл Маркс в 1т. «Капитала»: ««Теперь это уже не стол, или дом, или пряжа, или какая-либо другая полезная вещь. Все чувственно воспринимаемые свойства погасли в нём. Равным образом теперь это уже не продукт труда столяра, или плотника, или прядильщика, или вообще какого-либо иного определённого производительного труда. Вместе с полезным характером продукта труда исчезает и полезный характер представленных в нём видов труда, исчезают, следовательно, различные конкретные формы этих видов труда; последние не различаются более между собой, а сводятся все к одинаковому человеческому труду, к абстрактно человеческому труду. Рассмотрим теперь, что же осталось от продуктов труда. От них ничего не осталось, кроме одинаковой для всех призрачной предметности, простого сгустка лишённого различий человеческого труда, т. е. затраты человеческой рабочей силы безотносительно к форме этой затраты. Все эти вещи представляют собой теперь лишь выражения того, что в их производстве затрачена человеческая рабочая сила, накоплен человеческий труд», 23-47.
Принцип большой фабрики по производству, представленный здесь, показывает абстрактность производства и абстрактность труда.
«Стол, дом и пряжа», (полезные вещи) представляют полезность, которая только для К. Маркса очевидна и только в этом месте, полагают производство потребительных стоимостей, список которых он представляет, а не товаров. К тому же он представляет их полезность как «чувственно воспринимаемые свойство».
Полезность воспринимается реально, а не идеально. Не чувствами по отношению в данной вещи, а действительной полезностью для других. Полезность воспринимается другими, вещь, при этом принимает действительную полезность для общества.
Полезность вещи не «в себе», а полезность социальная, полезность для других.
Обеспечение потребности других является выражением и сущностью общественного производства. Обеспечение народа всем необходимым происходит не с подачи «благословенного общества Маркса», а с освобождения тех, кто может и способен с этим справиться.
Способен в полной мере производить для других. Где в этом случае, должен быть принцип марксизма производств «для себя»?
Легковесность теории марксизма по отношению к общественному производству выражает и то, что Маркс и одновременно представляет общественное производство как производство товаров и их взаимное стоимостное отношение.
В этом также заключён парадокс, но не только в отношении продукта труда, а в отношении их «стоимостной» координации.
Согласование «стоимостного» отношения, взаимодействие, которое создаёт сбалансированное отношение «стоимостей» и «труда», заключённых в них.
Данное рассмотрение заключает в себе элемент противостояния, тогда как общество в этом вопросе до невозможности толерантно, потому что в этом проявляется сущность общества. Вещь стоит столько, сколько стоит. Над этим нет «высших социальных сил», как и социального суда «справедливого» отношения товаров.
Во как представляет себе Карл Маркс «элементарную модель» структуры общества.
«При этом дело нисколько не меняется от взаимных стараний присвоить себе избыточное количество стоимости.
Труд этот, злонамеренно преувеличиваемый обеими сторонами, точно так же не создает стоимости, как труд, затраченный на ведение судебного процесса, не увеличивает стоимости объекта тяжбы»,24-148.
По Марксу два имярека, со своей стороны, должны доказывать, что в его стоимости больше стоимости и больше труда, чтобы «присвоить себе избыточное количество стоимости».
Равновесие и сбалансированность общественного производства происходят не так, как это представляет Маркс. Равновесие и пропорциональное отношение товаров состоит в том, что один товар стоит другого, т.е. другой товар, по отношению к другому и есть стоимость, выражаемую обменом.
Товар стоит столько, сколько он стоит и на что указывает обмен.
Как думаете, долго ли общество будет путаться в опиуме «стоимостного» обмена? По сути, строить то утопическое общество организованного «стоимостного» обмена.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Сб дек 11, 2021 5:32 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 322
Откуда: Россия
Социализм, как пост капиталистическая формация, общество в котором каждому по труду, существует, но существует не в таком виде и с такими свойствами, как его предсказывал Карл Маркс.
Для такого предположения должны быть веские основания, потому что слово социализм говоря словами Маркса «приняло форму народного предрассудка». Социализм ассоциируется именно с таким устройством общества, как его прогнозировал Маркс.
Общий труд на общее благо, общество с данным обликом ожидает благоденствие. Такое видение общества и общественного устройства создаёт его иллюзорность, как общества, но и образует вакханалию понятий.
Понятие «социалистическое общество и социалистическая экономика» прочно вошло в жизнь, в качестве противовеса капиталистической экономики. Общее производство не только не отражают саму идею социализма, как после капиталистическая формация, но и само представление общества, общественного устройства и общественного производства.
Потому образ социализма Карл Маркс выводил из того, что предлагал «построить» иное, другое, «лучшее» общество.
Всё из – за того что он не очень – то понял принципы построения любого общества или общества в его нормальном, оптимальном значении. Он не представлял его оптимальную модель и сущность поведения человека в нём.
Социализм, как общество пролетариата устраивающего общий труд, у него получился потому, что он исследовал, анализировал не общество и общественное производство при капитализме, а собственно только отдельно производство. Не исследовал само общественное производство в обществе, устроенное на определённых принципах взаимодействия. Он сразу обратил всё внимание на то, что капитализм счастливо состоялся, потому что производство на отдельной фабрике ответственно организовано каждым отдельным капиталистом. Эта организованность помогла, по его мнению, пробиться капитализму в качестве общественной формации, завоевав данными отношениями производства весь мир. Строгая организация производства, которая удешевляет производство товаров, а дешевизна и позволяет абсолютироваться капитализму как общественной формации.
Но, течение мысли в этом направлении, позволяет сказать К. Марксу, что эта организованность недостаточна для выражения «нового строя социализм». Потому капитализм он представлял в качестве плохо организованного общества, чему не дают личные пристрастия отдельных капиталистов в цели получения «прибавочной стоимости» и эксплуатации рабочих. Так же как полагал принципы социализма уже как бы существует даже в условиях капитализма, только в ограниченном варианте, организацией работ на каждой отдельной фабрике. Карл Маркс признавал его устройство «местечковым» социализмом, основанный совместным производством наёмных рабочих. По этому выражению и содержанию социализма, остаётся только убрать из системы общественного производства капиталиста, как лишний и ненужный элемент. Капиталиста, который совсем не участвует в общественном производстве и только присваивающего результаты общего производства рабочих. Тогда, по словам Карла Маркса наступит время действительно общественного производства. Производства, которым управляют и регламентируют не жадные до денег капиталисты, а общество, потребности которого оно обеспечивает.
Не заморачиваясь исследованиями капитализма как формации, социальных отношений в нём, природу социализма Маркс выводил из ворот капиталистической фабрики, представляя социалистические отношения производственными. Отношениями по поводу производства. Какие ещё отношения могут быть за воротами капиталистической фабрики?
Этим анализом он открыл своё видение социализма через призму всеобщего труда, всеобщего производства. Потому труд для него и существует в производстве и труд и есть само производство.
Тем самым он не раскрыл сущности капиталистического производства, обеспечивающее взаимодействие, не понял его динамики, а воспринимал как статику, происходящую в обществе как производство. Он не понял сущности капиталистического производства, которое в качестве целого отделены друг от друга для осуществления их же взаимодействия. Проявление той самой динамики.
Карл Маркс, в данном устройстве капитализма видел только меркантилистические устремления и собственная выгода отдельных капиталистов.
Основания всеобщего труда, как непременное свойство «идеального общества», просто не давали ему возможность анализа взаимодействия в самой капиталистической формации. Карл Маркс сразу принимал производство в нём как его сущность, а продажу произведённого, просто дефектом. Дефектом потому что производство как выражение труда, для него, уже состоялось.
По его взгляду труд выразил себя в производстве, в производстве общественного продукта, которое делает, производит общество вообще. Сущность общество, по этому же самому взгляду, состоит в производстве общественного продукта для себя, для обеспечения своих потребностей, согласно и посредством порядка, которая устраивает социально – экономическая формация. Для этого и существует, общественное производство как таковое, как производство, состоит позиция Маркса.
Она состоит в отрицании той самой динамики общественного производства.
Карл Маркс не знал, что труд выражает себя не в производстве и общественного продукта как такового не существует, вот это для него оставалось неведомым.
Эти основания не дали возможность ему понять саму природу настоящего общества, то, как устроено общество, как работает его механизм, принимая его предположительный вариант.
Предположения возникли в качестве того, что он принимал и понимал только производство в обществе, отметая его капиталистическую надстройку. То, что живёт и взаимодействует как общество капиталистов. Его отрицание состоит в том, что он не воспринимал капиталистическое общество обществом, что делает его обществом, что и обеспечивает его функционирование так только непосредственное взаимодействие капиталистов.
То, что производство в обществе это не только производство и не просто производство, а производство для других, за счёт чего оно и становится товарным. Что общество по своей сути товарное и соответственно должен проявляться обмен, как свойство товара, того что его организует, создаёт.
Потому и понимал и представлял только устои «другого» общества.
Общества, логика представления реальности, в котором общем и целом порушена. Кто видит в этом логику «Возьмём, далее, два товара, например пшеницу и железо. Каково бы ни было их меновое отношение, его всегда можно выразить уравнением»,23-46?
Взять – то можно, пшеницу в Рязани и железо в Казани, но для того чтобы они существовали в качестве товаров, должна быть проявлен их взаимный обмен. Меновое отношение проявляет и показывает только обмен. В этом вопросе не может быть никаких предположений и обходных путей. Т.е. только их взаимный обмен может показать, что пшеница действительно, реально обменивается с железом. Это уравнение проявляется и образуется действительным отношением товаров в обмене, а не в своей предположительности, как про это думает Карл Маркс.
Только обмен пшеницы на железо предполагает их товарность их товарное выражение и значимость их понятий как товаров.
То, что Маркс предлагает и предполагает, взять железо и пшеницу и образовать из них какое – либо отношение обмена, это безответственность по отношению к реальности и реальности понятий в том числе.
Реальное отношение товаров даёт только обмен и именно товаров, потому что до обмена это просто вещи. «Взять» можно только вещи. Само же осуществление обмена это осуществление общества, осуществление общественных связей в нём. Обмена с другими на деньги или за деньги, что является обращением или с другим, как элементарная сущность выражения общества. Его начало.
Но для Маркса «взять вещи и организовать» из них обмен и было очень даже естественно, в том числе и принципом и признаком «другого» общества. Общества организованного труда и соответственно организованного обмена.
Но Карл Маркс был вдалеке от непременных общественных условий, условий обмена, в котором человек обменивается с другими, условий существования общества и понятий его образующих.
То что «данное количество пшеницы приравнивается известному количеству железа», может показать и выразить только обмен.
Предположение того что с любыми вещами можно совершить обмен, поскольку они есть выражение труда и обладают стоимостью, означает только отрыв от реальности, от реального положения вещей, «элементарной самой природы общества».
Сам обмен, который имеет социальный смысл, смысл объединения людей в общество, Карл Маркс показывал как просто обмен вещей.
Для него человек не является субъектом обмена,
Для него субъект обмена это «меновая стоимость» товара, тем самым образуя недостижимое, непостижимое, метафизическое свойство товара под названием «меновая стоимость» и самого товара, который является воплощенным производством.
«Производство товара», для К. Маркса, вполне себе нормальное понятие, хотя это не так. Есть даже формула «производства стоимости товара», т.е. результата производства, которое выражает «стоимость товара».
То что «Он (товар) не может быть произведен без того, чтобы не была произведена его стоимость», 26-3-79, говорит о меркантилистических пристрастиях Карла Маркса и бессистемности выражения сущности понятий.
Говорит о «стоимости в себе», «собственной стоимости», для подтверждения и выражения «стоимостного» обмена, равенством «произведённых стоимостей». Что реализует не действительную стоимость, что действительно одна вещь «стоит» другую потому что произошёл обмен, а призрачную, что обмен будет происходить по призрачным меркам «меновой стоимости».
Вещь или вещь в качестве товара не имеет внутреннего содержания, потому что товар стоит, чего и сколько стоит показывает обмен. НЕТ СТОИМОСТИ В СЕБЕ ИЛИ СОБСТВЕННОЙ СТОИМОСТИ ТОВАРА.
Производится вещь, или по крайней мере «потребительная стоимость», хотя и к последней и есть большие претензии в отношении того, что это не стоимость. Слово стоимость здесь не подходит, так как стоимость предполагает равность. Т.е. получается, что потребительная стоимость равна сама себе? Как и не может быть произведённая вещь непосредственно предметом для непосредственного потребления, потому что это предмет потребления для других, как и выраженная полезность, которая для Маркса очевидна, выражается лишь только в качестве общественной, социальной полезности, полезности для других.
Потому чтобы «прекратить капитализм» надо знать, что стоимость создаётся не в производстве, а в обмене, в обмене трудом, в котором отдельный человек должен непременно участвовать, потому что он «покупает» общественный труд. Обменивает труд на другой труд, на труд других, за счёт чего и существует общество. Так оно образовано.
Системно представляя товар произведённой вещью Карл Маркс предполагает, что в нём так же располагаются и труд и стоимость.
К. Маркс представляет «производство стоимости» как алхимический опыт, взять немного капитала и чуть – чуть труда, замешать на производстве и результате получается стоимость товара.
Товар, как понятие проявляет себя только в обмене, только в этом случае и в этом качестве товар обретает своё истинное содержание. Пропорцией обмена показывается стоимость пшеницы и железа, только не в качестве их обоих «меновых стоимостей», а то, что они «стоят» друг друга. Обмена, который показывает, что в данной пропорции они равны друг другу, стоят друг друга.
Обмен это «элементарный» момент и элементарное состояние общества, в котором проявляется общественная, социальная связь в обществе, понятие товара, стоимости.
Марксизм, же, все эти понятия предполагает заранее.
Труд в обществе, как производство, который своим выражением производит товар определённой «стоимости». Такое представления и предположения показывают иллюзорность бытия.
Реальность понятий происходит позже, это просто надо понимать.
Социализм придёт и приходит в живой, данный и реальный вариант устройства общества, Другое общество не может быть ни обществом, ни тем более, социализмом.
Другое общество предполагало природу общества совместить, приспособить сущностью человека в нём, человека, как производителя. Увидеть в человеке «другую природу», а не ту которая создаёт общество, проявляется в нём. Производить и производить для других, раскрывают различную природу человека и различного человека. Человек «животное социальное», но природа его состоит не в социальном производстве для себя, не связанной с общим производством, а связанный трудом с другими людьми.
Человек, который просто трудится и человек, который трудится для других, это два разных человека, по разному образуя то, что называется социум. Явно же видно, что человек производит именно то что ему совершенно не нужно, в чём он не нуждается, а значит он производит всё для обмена. В этом природа человека, которую марксизм пытался изменить.
Преобразование общества, его необходимость, обуславливалась, по взглядам Маркса, многими факторами, в частности, отчуждением человека от им же производимого продукта. Продукт принадлежал не самому производителю, а капиталисту. Потому производство «для себя», казалось К. Марксу, тем, что устраняло отчуждение трудящегося от продукта труда и саму частную собственность, как принадлежность вещи.
Он предлагал простой, лёгкий путь устранения отчуждения и в то же время утопический.
Труд или производство для себя «снимало» отчуждение и заодно снимало понятие труда, тем, что труд для себя вовсе не труд и производство для себя, не выражает общественный его сущности. Хотя бы, потому что отсутствует товарность, как сущность общественного производства.
Но то, что общество изначально являлось капиталистическим, и его образовывали капиталисты, которые производили для других, Карл Маркс не замечал. Как не замечал и то, что изначально право на продукт туда имеет капиталист, а отношения с наёмным работником образуются вторично, потом. Потом, когда общество уже существует и функционирует и там же появляется и проявляется такое понятие стоимость. Внезапность и существование стоимости («первоначальной») раньше труда, когда стоимость покупает труд, Маркс выводит из этого неведения.
Потому как образуется стоимость из стоимости, обнаруживает и проявляет системную ошибку меркантилистического толка в теории. Деньгами, объясняющими социальные процессы.
Объяснение того что капиталист, выходя на рынок и решительно всё покупая для производства, при котором само производство даёт положительный эффект «прибавления» к стоимости покупки, ничего не объясняет. Хотя всё происходит именно так.
Увеличение капитала происходит за счёт «покупки» большего количества общественного труда, труда других, который и есть капитал, чем затрачено на производство.
Капиталисты образуют и создают общество, как общество капиталистов и потому образуется, появляется «общественный труд», труд других, представленный в «первоначальной стоимости». Т.е. та стоимость, которая для Маркса оказывается неожиданно «первоначальной».
Наем только проявляет «социального помощника» в лице пролетария, который не может являться социальным материалом для строительства общества. Может только «другого» общества, поскольку образуется на других принципах исключая взаимодействие, как это делается в обществе. Взаимодействие посредством труда, как труда для других и создают общественные отношения, которые не являются производствеными.
В том и проявляется утопический принцип марксизма, строительство общества вдалеке и вне самого общества, на совершенно других принципах..
В этом виделось естественность и сущность общества, в котором человек являлся производителем всего сущего для себя, созданием общества производителей. Продукции и продукта «для себя».
Для этого Карл Маркс, образно говоря, вытащил из ветхого сундука дряхлый сюртук, необходимый для изображения того общества, которое он назвал первобытно – общинным и которое по его понятиям и представлениям созывало пример социального устройства «нового другого общества». Для Маркса это и был социализм с социальным, общим трудом.
Все годы советской власти или социализма, оторый был «в основном построен» это борьба с природой человека, борьба марксизма как теории по переустройству мира с природной сущностью человека, с тем как он образует само общество.
«Переиначить» человека, его сущностью склонить к просто производству, являлась невыполнимой и невыполненной социальной задачей. Задачей строительства социализма вопреки природе и наклонностям самого человека.
Задача социализма не построить его, соединив людей в систему общего производства, а понять природу человека, его стремления, которые, в конце концов, если существует развитие, найдут себе дорогу, выход.
Представляя общее производство высшей степенью развития общества, Карл Маркс представлял его в виде общины, которая существовала на заре развития общества.
Тем самым он не отличал и не мог это сделать, из данной позиции по отношению к обществу, что первобытный строй представляет не общество. Общество возникло на базе его разложения, когда продукты труда, превращались из общих продуктов труда, в продукты труда частные, которые производились не сообща, а для других. Это было первоначально общество рабовладельцев.
То, что на территории современной России не было рабовладения, говорит только о том, что Россия развивалась как община.
Что в общем – то и объясняет, почему России был ближе марксизм и почему его не принимали развитые на тот момент страны, в эпоху торжества «новой социальной теории».
Когда производитель является собственником производимого труда, есть свойство общества, которое является товарным. В обществе существует конкретный труд конкретного человека, чего нет в общине.
В общине понятия товара не существует, потому что не существует частной собственности на продукт труда. Общество возникает там и тогда когда человек становится субъектом обмена с другими.
Производитель для себя, представление и позиция Карла Маркса, по отношению к человека, которое является базисным в отношении само обеспечения человека собственным производством.
Производство для других, является «избыточным», по отношению к собственному обеспечению и для себя же в отношении общества.
Для этого Карл Маркс считал всё производство производством в обществе которое производя для себя, осуществляет собственное воспроизводство тем или иным способом, согласно социально – экономической фазе развития самого общества.
Потому, без всякого сомнения, он начинает анализ общества из сущности общества как «огромной фабрики», фабрики по производству общественного продукта. В этом случае очевидность для него представляет богатство, которое состоит из «огромного скопления товаров» из их огромного количества.
Вообразить откуда и как появляется «огромная гора товаров» и всё общественнее богатство, то ответ будет на поверхности, из производства. Вид общества, как огромной фабрики должен сопровождать сознание в этом представлении.
Очевидно, что обществу, чтобы быть богатым и успешным необходимо их производить, производить товары. Большее производство из данной фиксации изображения общественного производства, свойственной природе общественного богатства, исходит из интенсификации производства.
Для этого принимались меры социального характера, по изменению сущности общества, строительством другого общества.
Тем самым не подгонялась природа общества под природу человека, а природные особенности человека игнорировались представлением его производителем.
Природа общего труда для Маркса дополнялась такими представлениями, которые во – первых системе общего труда ни к чему, во – вторых стоят на утопических позициях анализа.
Как можно это представить, и с каким метром к этому подступиться: «Допустим, что одна унция золота, одна тонна железа, один квартер пшеницы и двадцать аршин шёлка суть равновеликие меновые стоимости», «К критике политической экономии», 13-16.
Вся теория общества Карла Маркса держится на допущениях и предположениях. Как можно допустить «равновеликость» меновых стоимостей, если непонятно что это такое, не говоря даже о том, как их измерить. Что такое «меновая стоимость»? Как её понять и измерить, ведь это, по сути, должно занимать центральное место в системном выражении общества. Системном обмене «равновеликих» меновых стоимостей, образующих общество и общественное производство.
Как проявляется эквивалентность, как понять и представить и даже допустить, что золото, железо, пшеница и шёлк, представляют какую – либо равность. Что даёт им эту равность, если не однозначно, некоторое метафизическое свойство под этим названием?
Как увязать этот систематизирующий вопрос по отношению общества, выражением идентичности, равности даже двух предметов из списка, не говоря даже о четырёх?
Как вообще выразить нематериальное выражение «стоимости», пускай и меновой приспособить к тождественности товаров или меновых стоимостей?
Свободность Карла Маркса в этом вопросе даже поражает, он может свободно всё переиначить и перевернуть в «нужное ему» русло анализа.
Если продолжение этой цитаты звучит так: «Как такие эквиваленты, в которых качественное различие их потребительных стоимостей стёрто, они представляют одинаковое количество одного и того же труда», 13-16.
Не говоря, что по логике событий легче из труда выразить равность «меновых стоимостей». Равность труда, который более материален и легче выразить равность, чем, если бы это происходило наоборот.
Но Маркс как «лучший друг трудящихся» настаивает на первоначальном варианте равенства, потому что не видит человека, трудящегося в его труде.
В продолжении страницы: «Но как меновые стоимости, они представляют собой одинаковый, лишённый различий труд, т. е. труд, в котором индивидуальность работающих стёрта».
Трудящиеся должны знать, что из под их рук, выходят не действительно полезные вещи для других, для общества, а для существеннее общества необходимо, чтобы трудящийся абстрактно проработал 8 часов, потому что это «лишённый различий» труд.
Для того чтобы понять что для Маркса понятие «меновой стоимости», даже им самим непонятая величина, следует представить цитату из предыдущей страницы: «Меновая стоимость выступает, прежде всего как количественное отношение, в котором потребительные стоимости обмениваются одна на другую. В таком отношении они составляют одну и ту же меновую величину», 13-15.
Тем самым предполагается существеннее «потребительных стоимостей», в «которых качественное различие их потребительных стоимостей УЖЕ НЕ стёрто»,
Меновая стоимость уже не меновая стоимость в таком качестве, в каком она представляется, в качестве меновых стоимостей золота, железа, пшеницы и шёлка. Меновая стоимость, в этом случае и свойстве, безликая сущность, которая не присуще ни одной ни другой стороне обмена.
Если допустить и понять Маркса правильно, что «меновая стоимость выступает именно как количественное отношение».
Количественное отношение можно применить к одной или другой обменивающихся сторон, вещей, но не к отношению.
Допущение, в котором «потребительные стоимости обмениваются одна на другую», может 10 кг. пшеницы обменивается на 1 м. шёлка, то где здесь «количественное отношение меновой стоимости»?
Где, если без стетоскопа видно, что здесь количественное отношение потребительных стоимостей. Отношение количество одного товара к количеству другого товара.
Отношение, где товары не «меновые стоимости» и даже не «потребительные», а то что товары стоят друг друга.
10кг. пшеницы стоят 1 м. шёлка, а 1м. шёлка стоит 10 кг. пшеницы и ВСЁ. Не надо ничего придумывать и выражать принципы «другого общества», в котором они оба (обе)« меновые стоимости».
Такие же «чудеса» он проявляет и в «Капитале»: «Меновая стоимость прежде всего представляется в виде количественного соотношения, в виде пропорции, в которой потребительные стоимости одного рода обмениваются на потребительные стоимости другого рода 6), — соотношения, постоянно изменяющегося в зависимости от времени и места. Меновая стоимость кажется поэтому чем-то случайным и чисто относительным, а внутренняя, присущая самому товару меновая стоимость valeur intrinsèque) представляется каким-то contradictio in adjecto [противоречием в определении]»,23-45.
Товар стоит другого товара, только в этом случае они равны и проявляется их стоимость и сущность общества.
Товары не обладают «меновой стоимостью» это надо понять и представить для приближения к реальному положению вещей.
Как назвать тех людей, которые не только верят во всемогущество и существование «меновой стоимости» «в себе», собственной стоимости товара сами, но и хотят внушить это нам?


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Сб дек 11, 2021 9:03 am 
Не в сети
Давний участник
Давний участник

Зарегистрирован: Вс дек 29, 2019 2:37 pm
Сообщения: 65
Откуда: Курган
Александр, здравствуйте! Мне нравится Ваша упёртость, сам такой. Во всех Ваших сообщениях проходит рефреном одна и та же мысль - товар стоит того значения, которого он достигает в обмене с другим товаром. Так этому никто не возражает - сегодня именно это умозаключение и господствует в экономических отношениях. И громче всех, если так можно выразиться, не возражает К.Маркс. А Вы всякий раз обрушиваетесь с критикой на него. Почему?


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Сб дек 11, 2021 9:38 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 322
Откуда: Россия
Владимир! Я думаю что Вы в курсе что такое социальные знания, знания о конструкции общества.
Общество, которое ушло, его нет, то которое придумал Карл Маркс, но не просто так, а видя перед собой социальный ориентир массового производства, остались.
Таким образом, что такое хорошо и что такое плохо, мы руководствуемся, пока ещё принципами марксизма. Пока ещё думаем, чтобы хорошо жить надо интенсифицировать производство - всего лишь больше производить. Ложные знания которые де дадут достаточного результата.
Эти принципы гласят, что если в обществе нет совокупности производства, это плохое общество, недостаточно развитое.
Что такое товар, это по словам Маркса (и социальной науки) просто - произведённая трудом вещь, сущность и внутренне содержание которой можно измерить и трудом и производством.
Труд, это затрата рабочей силы, просто труд, которое достаточно направить в нужное русло для достижения цели,(системно общего производства обществом для себя, для обеспечения общественных потребностей).
Ну и так далее, понятия и представления, которые уродуют нашу жизнь. Я борюсь не с марксизмом, а с убогими представлениями об обществе, примитивностью понятий и противоречивым освещением Карлом Марксом устройства общества.
Потому и Вы что "товар достигает своего значения", пользуетесь теми же знаниями. Для Вас в обмене он имеет значение как какая - то величина, сущность, которая как бы есть в нём, а обмен только проявляет всё и вся.
А на самом деле товар имеет значение только как полезная вещь для других, тем самым и в этом качестве человек и его труд интегрируется в общество. Производство труда не проявляют труда и общества. Труд человека стоит другого общественного труда - если хотите это всё что я хочу сказать. Тем самым сказать что так и таким образом устроено общество.
Я думаю что Вы всё равно представляете что труд "производит огромное количество товаров", со свои имманентным значением стоимости, поэтому и предлагаю систематизировать понятия труда, товара стоимости...


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Сб дек 11, 2021 11:54 am 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Сб сен 04, 2004 8:18 pm
Сообщения: 4447
Откуда: Санкт-Петербург
Здравствуйте, Александр.

Довольно сложно бывает понимать Ваши мысли, потому что Вы их излагаете не совсем понятно.

Приведу два примера:.
Вы пишете:
Цитата:
Общество, которое ушло, его нет, то которое придумал Карл Маркс, но не просто так, а видя перед собой социальный ориентир массового производства, остались.


Как это понять?
Может так, если переставить ряд фраз:
"Общество, которое придумал Маркс, ушло, его нет". Маркс придумал это общество, "видя перед собой социальный ориентир массового производства". "Остались" - совсем не понятно, кто или что остались. И что значит - "социальный ориентир" - пример для подражания или цель или ещё что?

Вы пишете
Цитата:
Таким образом, что такое хорошо и что такое плохо, мы руководствуемся, пока ещё принципами марксизма. Пока ещё думаем, чтобы хорошо жить надо интенсифицировать производство - всего лишь больше производить. Ложные знания которые де дадут достаточного результата.
Эти принципы гласят, что если в обществе нет совокупности производства, это плохое общество, недостаточно развитое.


О каком результате и каких принципах идёт речь - понять сложно. Результат - это "хорошо жить"? А "принцип" - интенсификация производства (что это такое - "интенсификация производства", есть интенсификация труда и есть высокий или низкий уровень технологий, применяемых при производстве чего-либо).
"Принципы марксизма" - это что? Это - "что если в обществе нет совокупности производства, это плохое общество, недостаточно развитое"? Что значит "плохое общество" - в каком смысле, неумелое, отсталое (в каком смысле), ленивое, не воспитанное, не гуманное....

Вы используете при объяснениях какую-то свою уникальную систему понятий, которую никто не знает, и поэтому очень сложно бывает понять, что Вы имеете в виду - понять смысл сказанного.

Обычно люди понимают друг друга только потому, что за каждым словом закреплён в мозгах одинаковый смысл. Бывают случаи, когда люди придумывают собственную систему мышления и понятий - как, например, Гегель в своей Логике. Но они обычно очень заботятся о том, чтобы их могли понять и специально проясняют смысл всех своих слов. Примерами, пояснениями или логическими определениями.

Может, Вам составить какой-то словарь, чтобы все Ваши понятия чётко сформулировать и пояснить, что они означают.
Например, "принципы марксизма" - это то-то и то-то.
Что такое "плохое общество"... Если это - "недостаточно развитое - то в каком смысле.

Тогда, имея такой словарь, будет легче понимать Ваши мысли.

Вы же пишите, чтобы люди могли Вас понять - но тогда надо стараться - писать понятно.

Вот такие замечания по поводу Ваших логических изысканий.

Успехов Вам и доброго здравия,
Григорий.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Чт дек 23, 2021 7:47 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 322
Откуда: Россия
Принцип утопии или общества, «которого нет», состоит в её отдельном и отделённом от общества организме. Человек только должен приблизиться к этому идеалу. Этот социум или организм отличается справедливым отношением к человеку. Идея справедливости доминирует над всем происходящим, которая по своему выражению является идеальным понятием.
Видеть образ в идеальном изображении «идеального» же общества, основанного на идеальных выражениях понятий.
Идеалом, в таком обществе, являются свобода, равенство, счастье, дружба и т д., по – своему идеальные понятия. Даже сущность материального производства, нематериальным, абстрактным его выражением. Показывается не сам полезный труд, а его образ, образ полезного труда представленного в полезном характере продукта труда. Полезность труда только провозглашается, но нет того мерила и принципа, выражения и самого труда и его полезности. В полезности труда можно только убедить, тем, что полезный труд создал полезную вещь, но по факту это только версия, предположение, абстракция не подтверждённая, а даже и опровергаемая, что это действительно так.
Концепция действительности труда, который не может быть всегда трудом, если затрачивается при этом рабочая сила.
Например, приготовление бутерброда на завтрак самому себе, затрата человеческой рабочей силы присутствует, но к труду эти действия отнести нельзя.
Так же и полезность продукта труда, является только предположением, а не фактом, подтверждающимся определёнными правилами. Даже не просто полезность, а социальную полезность можно трактовать по – разному.
Представить общественное производство в производстве полезных предметов для общества или производство полезных предметов для других. В первом случае будет полезность «в себе», во – втором полезность для других.
Согласно правилами игры в представления, этот образ полезного труда, который выражает полезность вещи, затем легко исчезает, испаряется и становится, абстрактно – человеческим трудом.
«Вместе с полезным характером продукта труда исчезает и полезный характер представленных в нём видов труда, исчезают, следовательно, различные конкретные формы этих видов труда; последние не различаются более между собой, а сводятся все к одинаковому человеческому труду, к абстрактно человеческому труду», 23-47.
Выражение абстрактной полезности, полезности произведённой вещи, продукта труда, полезность которой не определяется и не выражается ничем. Всё сводится к абстрактности и идеальности труда и продукта труда, в котором труд и продукт труда существуют как образ, лишённый материального выражения.
То, что труд воплощён в потребительной стоимости, полезной для потребления вещи, Карл Маркс, может и переиначить, создавая отделённость и отдалённость полезности и труда и продукта труда от товарного воплощения.
Потому становится не очень понятно, какой образ принимает продукт труда, вещи для непосредственного потребления или вещи для продажи, товара.
Труд создаёт предмет потребления или товар, предмет потребления для обмена Карлом Марксом не раскрыто. Трудно или невозможно придать выражение ценности предмету потребления, если он только тогда выражает полезность как предмет потребления. Предмет потребления может быть просто ненужным в силу ряда причин, например избыточности производства.
Ещё труднее признать в произведённой вещи свойство товара, меновой стоимости, свойство, заставляющее её обмениваться.
Нет закона, правила, по которому труд или полезность труда трансформируются в меновую стоимость.
Производить предметы потребления для себя и производить товары, является различным способом существования общества.
Даже если по хронологии событий производится вещь, вещь для потребления, пускай потребительная стоимость, то К. Маркс, может всё и переиначить.
Как здесь, сразу лишив возможности рассуждать и анализировать:
«Его товар не имеет для него самого непосредственной потребительной стоимости. Иначе он не вынес бы его на рынок. Он имеет потребительную стоимость для других. Для владельца вся непосредственная потребительная стоимость товара заключается лишь в том, что он есть носитель меновой стоимости и, следовательно, средство обмена»,23-96.
Анализ общества, с этой точки зрения представленной, в данном случае, Карлом Марксом, столкнулся с непознанным и противоречивым. Производство трудящимся вовсе не потребительной стоимости, предмета потребления.
Здесь мы видим в трудящемся человека, озабоченного не производством, а производством полезной вещи для других.
Его задача заключается, чтобы продукт его труда становился средством обмена.
В данном случае или данной цитате Карл Маркс показывает общественное производство с другой стороны или он в его выражении изменяет самому себе.
В данном случае он показывает, что обмениваются непосредственно люди, трудящиеся, а не вещи, товары, предметы, «за спиной производителей». «Произведённые товары», обмен которых предопределён их имманентным свойством «носителя меновой стоимости».
Можно ли после этого утверждать, что трудящийся производит вещь, предмет потребления, потребительную стоимость, которая хамским образом, присваивается капиталистом.
Здесь, оказывается, общество и соответственно каждый из трудящихся производит, для себя неполезные вещи. Получается, что каждый трудящийся производит товары, вещи для рынка, для обмена. Соответствующий вывод должен показать, что сущность товара состоит не в его полезных качествах и «способности удовлетворять человеческие потребности»,23-44, а всего лишь быть средством обмена. Для этого быть не просто полезным, а полезным другим, полезным для других.
Это не вписывается в образ «нового» общества производящего потребительные стоимости для себя, которые справедливо распределяются.
Мало того что К. Маркс, тем самым констатирует и определяет трудящегося субъектом обмена, но и тем самым придаёт его деятельности самостоятельность в структуре обмена с другими.
Самостоятельность тем, что он совершает обмен, а не за него.
Следствие состоит в том, что Маркс показывает совершенно другую структуру и сущность общественного производства.
Потому, в этом случае, необходимо отделить мух от котлет, сообразно тому, что понятие потребительной стоимости подходит к продукту труда, который потребляется. Но трудящийся его не потребляет. Если же продукт труда есть «носитель меновой стоимости», то если в этом заключена «для владельца вся непосредственная потребительная стоимость», то нужно говорить о тождественности меновой и потребительной стоимости.
Куда тогда деть радикализм Маркса в отношении этих понятий?
«Как потребительные стоимости товары различаются, прежде всего, качественно, как меновые стоимости они могут иметь лишь количественные различия, следовательно, не заключают в себе ни одного атома потребительной стоимости»,23-47.
«В самом меновом отношении товаров их меновая стоимость явилась нам как нечто совершенно не зависимое от их потребительных стоимостей»,23-48.
Потому решительно непонятно, как можно представлять общество трудящихся, производящих полезные вещи потребительные стоимости для себя?
Воспринимать общество коммуной, образованной общим производством.
Так же и то, что явно трудящийся в данном случае является субъектом обмена и строит свою жизнь самостоятельно. Продукт его труда является средством обмена.
Идеалом такое общество является, потому что основывается на идеальных выражениях понятий.
В этом случае общество рассматривается в качестве объекта, монолитным единым организмом жизнь, в которой должна быть подвержена регуляции, т.е. быть управляемой. Регулированием интересов и обязанностей, в том числе распределением общественного богатства, в котором каждому по – труду.
Формулировка каждому – по труду, которая всем нравится и которая должна выражать основную идею образования «нового» общества, по своему статусу придаёт обществу идею равенства или бесклассовости.
Но эта идея совершенно блекнет перед тем, что это равенство должно быть создано искусственно. Идея общего производства и справедливого распределения, создаёт искусственные условия существования общества, потому что идёт от распределения.
К тому же распределения того, чего не может быть в обществе, общего труда для себя, как и не может быть труда для себя.
Труд понятие социальное и потому образует социальное взаимодействие, коммуникацию в обществе, а не производи в этом же обществе «потребительные стоимости».
Но труд для себя или всеобщий труд, был главной идеей марксизма и принципами «нового», неизведанного, для него общества..
Карл Маркс выразил идею общего труда, видя противоречие между трудом человека и трудом других, не замечая, что труд только тогда друг, когда он производит не для себя, а для других. Не видя того что это и создаёт общество.
«Вместе с разделением труда дано и противоречие между интересом отдельного индивида или отдельной семьи и общим интересом всех индивидов, находящихся в общении
друг с другом; притом этот общий интерес существует не только в представлении, как «всеобщее», но прежде всего он существует в действительности в качестве взаимной зависимости индивидов, между которыми разделён труд. И наконец, разделение труда даёт нам также и первый пример того, что пока люди находятся в стихийно сложившемся обществе, пока, следовательно, существует разрыв между частным и общим интересом, пока, следовательно,
разделение деятельности совершается не добровольно, а стихийно,—собственная деятельность человека становится для него чуждой, противостоящей ему силой, которая угнетает
его, вместо того чтобы он господствовал над ней. Дело в том, что как только появляется разделение труда, каждый приобретает свой определённый, исключительный круг деятельности, который ему навязывается и из которого он не может выйти», «Немецкая идеология», т.3-31.
Разделение труда, потому и разделение, что оно признаёт труд человека отдельным и отделённым понятием от труда других, который и осуществляет взаимодействие. Сущность, которая образует «общение друг с другом». А ОБЩЕЕ «существует в действительности в качестве взаимной зависимости индивидов, между которыми РАЗДЕЛЁН труд». Разделён не искусственно, а естественно, тем, что он производится для других.
Стихийность и есть та естественность, которая образует общество на основании труда для других, по которому «человек приобретает исключительный круг деятельности», потому что труд не просто деятельность, а деятельность для других. Деятельность, которая создаёт общество.
То, что в продолжении цитаты К. Маркс, выражая нереальную мысль, по которой «собственная деятельность человека становится для него чуждой, противостоящей ему силой».
Собственная деятельность человека направлена не на себя, а для других, что является не дефектом, а сущностью общества. Которая основывается не на «добровольном согласии», демократия в этом месте и сущности общества неприменительна.
Сущность общества выражает элементарную и в то же время основополагающую мысль, что ты дал обществу, то получи свой вклад в общество общественном продукте.
Для этого решительно точно ключевой принцип общества состоит в том что обмен выражает, прежде всего равенство, равенство труда – труда человека и труда других.
Вот это и не мог понять К. Маркс, анализируя с разных точек зрения обмен сукна и сюртука.
Снимая противоречие в «стихийно сложившемся обществе», он тем самым уничтожает то, что создаёт само общество и труд перестаёт быть таковым, своей неясностью выражения его полезности для других. Тем самым уничтожая и самого человека, который самоидефицируется только и исключительно трудом.
Труд становится не конкретным понятием, как и человек в таком обществе приобретает абстрактный образ.
«Тогда как в коммунистическом обществе, где никто не ограничен исключительным кругом деятельности, а каждый может совершенствоваться в любой отрасли, общество регулирует всё производство», там же.
Общество не может регулировать производство, потому что производство регулируют потребности общества, потребности других. Только потребности других могут показать и выразить эти потребности, которые исходят из природы общества.
Потому идея Карла Маркса состояла в том, чтобы организовать производство в обществе, которое и так организовано производством именно того что нужно другим.
Организация организованного и создавало утопическую концепцию марксизма, производством полезных вещей для общества организацией производства.
Утопия, поскольку она и является проявлением идеала и справедливости в обществе, справедливость же и считает главным достоянием общества. Но этот основной его принцип или посыл и предполагает считать общество единым организмом.
Тем самым человек оказывается на втором плане, его действия регламентирует та самая справедливость. Справедливость в качестве естественного права человека. Человек не сам является субъектом права, а воплощение справедливости в обществе, справедливости по отношению человека.
Проявлением справедливости и заботы осуществлением всем набором соответствующих отношений к нему.
Получается, что не человек строит отношения, являясь субъектом, а происходит объективизация личности, соответствующим отношением к нему.
Во всех утопических системах присутствует изобилие, осуществляемое совместным производством, которое справедливо распределяется. На основании этого труд рассматривается как просто труд или затратой рабочей силы.
Потому право на труд показывается возможностью трудиться, а не как право на то, что человек создал и соответственно на его труд. Право на продукт труда, что собственно его и причисляет к субъекту общественных отношений.
Отношений по поводу обмена, а не распределения продуктов труда.
Практическое течение утопии, если можно так назвать, идёт от утописта – англичанина Т. Мора, то он создал идеальное государство Утопия, в котором господствует общественная собственность, общественное производство, справедливое распределение. Все жители Утопии обязаны работать, а в свободное время изучать науки и искусства. Все произведённое является общественным достоянием, а изобилие материальных благ позволяет распределять их по потребностям. Политический строй основан на демократии.
Что – то здесь до боли знакомое.
Не так ли всё это и представлял К. Маркс: «Весь продукт труда союза свободных людей представляет собой общественный продукт. Часть этого продукта служит снова в качестве средств производства. Она остаётся общественной. Но другая часть потребляется в качестве жизненных средств членами союза. Поэтому она должна быть распределена между ними»,23-89.
Здесь вам и всеобщность производства, «общественное достояние» и справедливое распределение. Есть всё то, что объединяет утопические системы, то, что их представляет и является их стандартной вывеской, определением. Если представить общее производство и распределение, то это уже не общество, а искажённое представление о нём или пародия на него.
Потому если Карл Маркс демонстрирует своё отношение к науке тем что: «Подлинная наука политической экономии, начинается с того времени, когда теоретические исследования переходят от процесса обращения к процессу производства»,25-1-370.
Наука, согласно данных взглядов Карла Маркса должна проявлять себя в производстве, на основании проявленного лика понятий в производстве. Тогда получается, что процесс обращения излишний для изучения, представления и анализа общественного производства. Наука должна изучать только производственные процессы и их будет достаточно для научного обеспечения общества.
Если даже процесс обращения не совсем лишний в проявлениях социальных процессов, то все теоретические понятия политэкономии должны выходить из производства в абсолютно законченном виде, как Афродита из пены.
Но если обратиться к анализу этих самых понятий, сделанных самим Карлом Марксом, то как – то всё не сходится, а наоборот создаёт противоречие.
«В обществе, продукты которого, как общее правило, принимают форму товаров, т. е. в обществе товаропроизводителей, это качественное различие видов полезного труда, которые здесь выполняются независимо друг от друга, как частное дело самостоятельных производителей, развивается в многочленную систему, в общественное разделение труда», 23-52.
Данная цитата позволяет анализировать производство как «частное дело самостоятельных производителей», но не позволяет анализировать в целом общественное производство или общественное производство как таковое. Производство, «продукты в котором, как общее правило принимают форму товаров» своей независимостью. Но что проявляет зависимость и что, в таком случае придаёт законченность системе общественного производства, не очень – то понятно.
Можно ли считать разгадкой на эти непростые вопросы, слова Маркса: «Предметы потребления становятся вообще товарами лишь потому, что они суть продукты не зависимых друг от друга частных работ. Комплекс этих частных работ образует совокупный труд общества. Так как производители вступают в общественный контакт между собой лишь путём обмена продуктов своего труда, то и специфически общественный характер их частных работ проявляется только в рамках этого обмена. Другими словами, частные работы фактически осуществляются как звенья совокупного общественного труда лишь через те отношения, которые обмен устанавливает между продуктами труда, а при их посредстве и между самими производителями», 23-83.
Но в этом случае нужна «другая наука», относительно той, которая ушла и канула в производстве.
Если «производители вступают в общественный контакт между собой лишь путём обмена продуктов своего труда, то и специфически общественный характер их частных работ проявляется только в рамках этого обмена», то наука, отправленная в производство бессильна анализировать «общественный характер» работ, поскольку общественный характер имеет над производственный характер.
Так же анализ понятия труда, которое должно раскрываться и показывать себя в производстве, оказывается что «звенья совокупного общественного труда лишь через те отношения, которые обмен устанавливает между продуктами труда, а при их посредстве и между самими производителями».
Согласно «научной позиции» К. Маркса, никаких «звеньев» быть не должно, тем более обмена. Обращение не входит в круг «научных выражений» труда. Труд есть производство, согласно его логики, и в обмене ему делать нечего.
Так же как и товара «Чтобы произвести товар, он должен произвести не просто потребительную стоимость, но потребительную стоимость для других, общественную потребительную стоимость»,23-50.
Какие требования могут быть к понятию товара, если научное его выражение происходит в производстве, и потому, если К. Маркс не заблуждается и не обманывает, то производство товара, должно заключать в себе законченное понятие.
А в продолжении данной цитаты Маркс опять цепляется за обмен, обращение, что по логике анализа научного содержания товара не должно происходить. «Для того чтобы стать товаром, продукт должен быть передан в руки того, кому он служит в качестве потребительной стоимости, посредством обмена».
«Стать товаром», не входит в анализ научных проблем, если наука рассматривает производственные причины происхождения понятий.
То же самое относится и к понятию стоимости.
«Простейшее стоимостное отношение есть, очевидно, стоимостное отношение товара к какому-нибудь одному товару другого рода — всё равно какого именно», 23-58.
При «научном выражении производственной сущности стоимости», это нетрудно сделать. Ведь «Стоимость всякого капиталистически произведённого товара (W) выражается формулой: W = c + v + m.», 25-1-30.
Но, в дальнейшем, при ближайшем рассмотрении, это оказывается, трудно или совсем невозможно. Приходится расстаться с иллюзиями не только производственного выражения стоимости товара, но и вообще стоимости «в себе», в самом товаре.
«Холст выражает свою стоимость в сюртуке», 23-58, «Я не могу, например, выразить стоимость холста в холсте», 23-59 или «что денежная форма товара есть лишь дальнейшее развитие простой формы стоимости, т. е. выражения стоимости одного товара в каком-либо другом товаре».23-70.
Стоимость, по любому из выражаемых мнений является началом науки политэкономии, почему равны два разнообразных и разноплановых товара. Противоречие науки в этом вопросе состоят только лишь в альтернативе - стоимостное ли это отношение, отношение их, товарных стоимостей или отношение, которое рождает стоимость.
Для этого придётся анализировать, казалось очень простое, даже может показаться формальное выражение Карла Маркса.
«Простая форма стоимости товара заключается в его стоимостном отношении к неоднородному с ним товару, или в его меновом отношении к этому последнему»,23-71
Согласно всех выводов и положений марксизма «стоимостное» отношение должна рождаться из простой формы, которая заключается явно не в «стоимостном отношении», а в «себе».
Чтобы проявилась и образовывалось действительное стоимостное отношение товаров, надо или необходимо, чтобы каждый из товаров имел собственную стоимость. Тогда получится «стоимостное» отношение.
Но только не наоборот, что стоимостное отношение даёт простою форму стоимости товару. Просто такая пропорция обмена оказывается неведома, ввиду отсутствия того что создаёт, образует «стоимостной» обмен. Обмен по стоимости.
Это выражает очень большое противоречие во взглядах Маркса, как и в его попытке, придать тождественность стоимостному и меновому отношению
Стоимостное отношение это обмен организованный, созданный и осуществляемый исходя из определённой величины стоимости, которая к тому же не существует.
Просто меновое отношение товаров происходит благодаря самому обмену, без всяких значений и организации, за счёт организации и функционирования общества. Обмену, который происходит, устраивается социально, из взаимодействия двух лиц или взаимодействия трудящегося с другими.
Потому к обществу и к общественному производству можно относится по – разному. Принимая искусственный его характер, управляемого стоимостного обмена или естественный обмена, который его и создаёт.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Вс янв 02, 2022 6:57 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 322
Откуда: Россия
Сознание людей при взгляде на общество сейчас и в предыдущие эпохи опираются на справедливость. Сознательно признавая общество несправедливым в отношении распределения общественного продукта. Вот, например, что явно выражает из себя социально – экономическая фаза капитализма, производители общественного богатства получают его в малой степени, чем те, кто не причастны у непосредственному производству - капиталисты.
Признавая и применяя справедливость по отношению к обществу, действительность воспринимается отсутствием закона по отношению к обществу.
Общество, в котором каждому по – труду не могут относиться к самому обществу, а к его идеалу, к высшему его выражению и существованию. Если создать общество, где каждому по – труду, вот тогда и будет в обществе торжествовать справедливость в выражении главной гарантии человека.
Что системно опирается на то, что общество не имеет чёткой структуры. Организация общества в нужном русле является важнейшей социальной задачей. Эта задача уже имеет уклон в сторону утопии построением «другого», совершенного общества. Теории общества, разработанной не на законах общества, а вдали от них, по – другому и является определяющим принципом теории.
Этому предшествует стойкое правило, представление капиталистического общества несовершенным. Общества образованного анахронизмом производственных отношений, упрочивающимся и усугублённым анархизмом производства, в котором торжествует явная несправедливость. Те, кто производит материальные блага, имеют меньшую долю в распределении, относительно тех, кто в производстве не участвует совсем.
Распределение общественного богатства между самими его производителями и при том справедливое распределение и было той путеводной звездой по отношению «нового, другого» общества.
Данный взгляд на общество предполагает отсутствие всяких законов его образующих. Общество признаётся организмом, только в качестве производящей структуры, производящей общественный продукт для себя. Потому, согласно этому мнению, если и существую законы, правила, предъявляемые к обществу, то эти правила существуют относительно производства.
Идея справедливости и довольствуется этим - справедливым распределением для себя, произведённого обществом. Справедливость может проявляться только исключительно в производстве, а именно, в распределении создаваемого общественного продукта. В другом месте справедливость трудно, а то и невозможно установить и устроить.
Характер трансформации общества, которое объективируется производством для себя, производством для обеспечения собственных потребностей, предполагает трансформацию в данном направлении. В определении и создании условий пикового производства общества, в направлении, когда производящий для себя орган создаёт наиболее возможное количество продуктом общего труда. Что является созданием условий проявления социальной справедливости, потому что, как факт, справедливость, в другом месте социальной роли не играет. Только в распределении честно и объективно производимого обществом продукта, распределяемого по - труду. Труд, если объективно разобраться и идентифицируется с человеком или точнее человек идентифицируется с трудом.
Так что можно отождествить распределение и справедливость.
Но в обществе нет создаваемого общего продукта, который предполагается в качестве общественного и идея справедливости меркнет. Потому прав был Аристотель, который говорил, что справедливость нужна только рабам.
Распределение в обществе предусматривает распределение общественного труда, который существует в качестве труда других. Механизм, такого распределения проявляется в обмене.
Человек трудящийся, покупает общественный труд, представленный трудом других, в обмен на свой.
Потому труд и общество может выразить только обмен, а не производство. Производство труда, не может проявить и обнаружить самого труда, потому что он предполагается в качестве коммуникативного средства, только в качестве труда для других, в качестве социального труда.
Так же как и общество всеобщего труда, переходит в область метафизического, нереального. Общество, где не может и обнаружиться труд, с сопутствующим ему условием и выражением.
Если труд не выражает себя социально, для других, значит это не труд, или не общество. Труд может себя выразить без проявления его для других, что будет социально, но не в обществе.
Так устроена и устраивается община, где конкретно, конкретно выполненного труда человеком не наблюдается, труда как труда для других. Вклад в социум может проявиться только как общий.
Потому, например, Карл Маркс был бессилен решить задачу по политической экономии про стоимость или цену труда.
«Не остается ничего другого, как определить необходимую цену труда необходимыми жизненными средствами рабочего. Но эти жизненные средства представляют собой товары, имеющие цену. Следовательно, цена труда определяется ценой необходимых жизненных средств, а цена жизненных средств, как и всех других товаров, определяется в первую очередь ценой труда. Следовательно, цена труда, определяемая ценой жизненных средств, определяется ценой труда. Цена труда определяет самое себя. Другими словами, мы не знаем, чем определяется цена труда»,25-2-435.
Он представляет цену труда, определяемую жизненными средствами, справедливо полагая, что жизненные средства произведены так же трудом, но трудом других, для решения социальной загадки или проблемы.
Неразрешимой проблемой для Карла Маркса является то, что для него труд стоит определённого, дозированного, количества труда, труда других, а не всего его комплекса. Всего количества труда других, которого он может стоить, того что выражает обмен, который и является проявлением этой сути, сути труда и общества.
Игнорируя то, что «стоить» относится прежде всего к равенству.
Труд стоит труда других, так проявляется равность труда и общественная сущность.
Суть труда и роль его в обществе. К тому же и самой стоимости, по мнению К. Маркса, можно установить из равенства труда и набора жизневосстанавливающих средств, с другой стороны, которые являются так же чьим – то трудом.
Закономерное заблуждение опирается, что труд стоит жизненных средств, т.е. равны им, которые, в свою очередь, произведены трудом и соответственно Маркс сталкивается с неизбежным заключением.
«Цена труда определяется ценой труда», определение, которое для Маркса является нерешаемой проблемой, загадкой и загвоздкой для анализа.
На самом деле, цена труда и определяется ценой труда, только другого или других и не «определённого количества», которые содержат в себе жизненные средства, а всего комплекса, всего общественного труда, который констатируется и выражается как труд других. Труд других вообще и в целом, отношение, которое устанавливает обмен.
Что в свою очередь, определяет сущность труда, природу общества и выражают идею стоимости. Труд стоит другого труда и товар другого товара. Труд не «стоит» себя, в том смысле, которым наделил его Маркс, смыслом производителя товаров, в «огромном количестве». Труд не стоит самого себя, как выражение в производстве и производством, изготовлением, хоть просто вещей, хоть товаров.
Труд и товар «стоят» другого труда и товара, что и определяет сущность стоимости как равности двух вещей. Вещей, которые «стоят» друг друга, т.е. равны.
Получается, что Карл Маркс предполагал равность образовать, создать, из самой сущности вещи «в себе», как некое свойство, которое может образовать равность с другой вещью на основании какого – либо качества, свойства.
В производстве нет стоимости, потому что произведённые товары не сравнимы, даже если признать что производится товар, а не просто вещь, предмет. Равными товары делает только обмен. Обмен, при котором они «стоят» друг друга, который и устанавливает это равенство.
Другой труд или труд других, так же как и продукт труда других, является стоимостью труда и товара, создавая тем самым общество, в котором стоимость труда имеет социальное выражение в виде труда других, которое образует обмен, как социальное содержание общества.
Пример К. Маркса обмена сукна на сюртук, затушёвывает социальную сущность труда. Для него происходит обмен товаров, но не обмен людей между собой. Для него обмен организуется из внутренних, имманентных свойств каждой вещи, в качестве которых выступает стоимость или затраченный на производство вещи труд. Реальность же такова, что только сам обмен проявляет их как понятия. Понятия труда и понятие стоимости, которых до обмена быть не может, ввиду общество - образующей и в общество - объединяющей, социальной сущности труда.
Так же как и стоимости, проявление которой происходит в обмене или обменом, т.е. только обмен может проявить и выразить равность вещей, то, что они стоят друг друга.
Обмен сукна на сюртук является не просто обмен одной вещи на другую, а «элементарной моделью» общества, где обмен образует содержание общества. Труд понятие социальное, которое может рассматриваться только в данном контексте, отображаемого в содержании товаров.
Маркс, же выразил существование труда при производстве того же сукна или сюртука. Он рассматривает труд и стоимость отдельно в сукне и сюртуке, так же как и в любом, для него, «производимом» товаре. Труд, как труд, труд как понятие, для него, производит сукно и сюртук, который является и проявляется как абстрактный и обозначается затратой рабочей силы и определяется «ценой необходимых жизненных средств».
Потому неизбежно такое понятие труда привело к созданию «общества пролетариата», общества производителей, которое при ближайшем рассмотрении не является обществом, в силу выше представленных причин.
Общество образуется, создаётся, выражается обменом, а Маркс, придумал общество, где обмен может быть организован. Потому неизменно предполагая тем самым «другое» общество.
Цена труда представлена не как истинная цена труда, а как вознаграждение за труд, вознаграждение за то, что в результате производства появилось то же сукно или сюртук. Тут же придавая им статус товара, чего не может быть в реальности.
При том игнорируется социальная полезность произведённых вещей, полезность которых может проявить и выразить обмен.
Для Маркса полезность вещей «в себе», их собственная полезность исходя из функциональных свойств.
Потому что произведённые вещи полезны не сами по себе и «в себе», а полезны других. Потому они могут существовать только в качестве товаров, потому что только обмен вещей может проявить полезность их нужностью для других или полезностью вещи для человека. В этом состоит их предназначение и проявление полезности.
Труд стоит труда других является сущностью общественных отношений и самой структуры общества.
Только К. Маркс, как меркантилист, предполагает, цену труда определить ценой труда представленного априори, в качестве «первоначальной стоимости». Применяя довольно противоречивое понятие, что стоимость может быть «первоначальной» и соответственно всё объяснимое через стоимость, в том числе и труд. Труд и только труд моет быть «первоначальным» и всё объясняется трудом.
Идея справедливого распределения, требует преобразования его другую структуру, структуру всеобщего производства. Теория «другого общества», общества, в виде огромной производящей фабрики. Теория, которая предполагает новшества, не потерявшие актуальности по сей день. Вера в устои такого общества полагает превращение всех в трудящихся, работающих сообща на общих средствах производства.
Структура производства и была тем решающим и определяющим моментом в осмыслении общества, открытием закона развития общества.
Закон развития гласит, что общество развивается благодаря развитию производства, что производство можно считать синонимом по отношению к обществу. Производящее для себя общество являлось единственным его выражением, как структуры, в которой менялось только социально – экономическая формация. Способ производства, при котором производился общественный продукт, способ, осуществления производства.
Развитие общества опирается на поддержку социальной организации общества, общества которое производит общественный продукт для себя.
Раб производит меньше, чем наёмный рабочий, исходя из цивилизованного развития средств производства и сопутствующих этому развитию, социальных отношений.
Потому, очевидно, что развитие общества придёт к своему логическому результату, представляющих равенство производителей. «Новое», пока ещё неведомое общество, для создателей его теории, доводящих для сведения трудящихся, что данная структура производства обеспечит создание такого количества общественного продукта, которого всем хватит с избытком.
Идея общего труда казалась, да и кажется, безмерно интересной, существованием человека в абсолютной свободе. Сущность человека, в этом случае связывается только в работе, которая слегка поддерживает производство общественного продукта, его объём.
Невозможность её реализации на практике, объясняется сугубо тактическими просчётами, но стратегия производства всеобще – совокупного продукта сохраняется.
Стратегия, состоящая в том, чтобы ждать благостного состояния, счастья от «нового общества» через всеобщую роботизацию. Труд человека сведётся к минимуму, его будут осуществлять роботы, с восторгом воспринимается. Такой взгляд на общество и на человека, можно воспринимать как очередную сказку о «светлом будущем».
Сказочное или невероятное состоит в отделении человека от труда, отождествлением труда человека и труда машины, робота.
Выражением эквивалентности труда бульдозера и 100 человек с лопатами. А если будет 100 тысяч тракторов?
Подозрение что данный факт не осуществит прямую дорогу к «светлому будущему», должно уже сформироваться в истину.
Человеку не стоит, надеется на совершенство техники, а надеется только на себя. Поскольку человек является «элементарной» частью общества, но не в качестве производящей единицы, которую можно заменить на того же робота или машину.
Человек должен заботиться о других, производить для других нужные им вещи, в этом состоит его социальная задача и проявление социальных, человеческих качеств.
Просчёт в становлении «другого» общества, как раз и был совершён в стратегическом направлении, в том, что человек в обществе имеет своё предназначение не просто производить, а производить для других. В этом состоит его природа и содержание общества. Общество, которое состоит из людей производящих для других.
Потому следует отправить общество производителей для себя в мир иллюзий, считать общество фантомом, в котором всё производится для себя.
Потому не стоит искать социальную нишу существования в обществе наёмных работников. Они для структуры общества, трудящихся для других, являются маргиналами, т.е. не участвующими в структуре образования и функционирования общества. Они просто производят, так же как это может делать «рабочая машина» или автомат, к которым подходит так же определение производства.
Как автомат произвёл 1000 гаек, так и токарь изготовивший такое же количество, является производством, которое не проявляет, не демонстрирует и не выражает общественный продукт и общественный интерес.
Надо чтобы гайки (и не только) не просто производились, а производились для народа, для других.
Продукт труда должен проявляться как продукт для других, для общества.
Так же как и люди без определённого места жительства, которые по определению, именно по определению общества, структуры, где все трудятся для других, являются маргиналами. Маргиналами, потому что они трудятся для себя, соответственно никак и никаким образом не имеют отношение к структуре общества.
Только труд для других или социальный труд формирует конструкцию общества. Человек, его сущность и выражение находятся выше просто производства.
Если Карл Маркс представляет позитивную роль наёмного войска, для утверждения «общества наёмных работников», то он не замечал вне общественной роли наёмных солдат.
Любой войско, армия, т.е. обеспечение безопасности граждан от внешней угрозы, относится к прерогативе государства. Государства, которое является надстройкой над обществом и наем, в этом случае является внешним проявлением для общества.
Соответственно государство, являясь надстройкой над обществом, определяет наёмного солдата, относящимся к вне общественному явлению.
Теория общего производства объясняет две беды России, в одном кажется, зачем всё усложнять, что труд он и есть труд, труд который производит, а уже общество распределяет и соответственно обмен лишним и бесполезным социальным процессом.
Было бы что распределять, а для этого все средства хороши, для осуществления возможно большего производства.
Так же как и вторая беда, что обмен и способствует налаживанию не только социальных связей, но и улучшению коммуникаций взаимодействия, при которых дороги являются «социальным средством» в структуре общественного производства.
Человек, поэтому, должен понять, кто он в структуре общественного производства, человек или машина?


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Пт янв 07, 2022 6:39 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 322
Откуда: Россия
Карл Маркс не скрывал того что теория общества в её политэкономической части основывалась, обосновывалась и опиралась на развитии социальной мысли, которое ей дал английский политэконом Адам Смит, как самый яркий её представитель.
Его главная работа «"Исследование о природе и причинах богатства народов", не только повлияла на позицию Маркса как теоретика общественной жизни, но и являлась фундаментом его взгляда на устройство общества.
Поскольку мы все, как народ и каждый в отдельности как представитель народа, хотим быть богатыми, то следует внимательно изучить тот фундамент научного наследия, которым руководствовался Карл Маркс в выражении принципов нового общества. Изучал у Смита рецепт увеличения народного благосостояния, который позволит сделать, создать преуспевающее общество. Выявить природу создания общественного богатства, что является определяющим в развитии общества.
Но, даже не притрагиваясь к тому знанию, к той великой книге, изучение которой повлияло на многие умы, можно заметить, что те страны, которые не «баловались» марксизмом и не считали его руководством к действию, живут богаче и увереннее тех стран, которые в теории социального знания были впереди всех.
В том числе, очень интересно, какой фундамент обосновывал марксизм как теорию, которому опорой были работы Адама Смита.
Люди руководствовались теми знаниями, которые приведут страну к успеху и из последних сил и возможностей стремились к тому, чтобы наша страна была «богата и обильна».
В конце концов результат общественного развития, к которому страна пришла к 90 – м годам был результатом в основном недоумения от теоретического наследия того самого развития.
Развитие не видело перспектив, самого развития, обеспечение человека материальными благами, которое являлось целью «новой социальной формации».
Социализм, по большому счёту и был затеян для того, чтобы обогнать всех в социальном развитии, устранением дефектов капитализма.
Развитие, которое никуда не вело и показывало отсутствие результата такого развития.
Страны, которые не строили общество пролетариата и были в стороне от данного прогрессивного, как казалось шага, были более благополучней стран, которые в «основном построили социализм».
Потому строительство социализма, оказалось не способным наложиться на общественную жизнь. Социализм оказался инородным по отношению к развитию, увеличению общественного богатства, которое являлось стратегической задачей.
Неужели те знания оказались ложными, которые не привели к успеху и все жертвы и старания людей были напрасны?
Можно ли уверенно «строить социализм», зная, что социализм, как новая социальная формация должна дать фору любому социуму устроенного на капиталистических принципах. Только в этом случае нам интересен социализм как общественная формация.
Ведь мы знаем как «стартанул» капитализм по отношению к феодализму. Ценность социализма не нём самом, а в его позитивных началах. Не в том, что наконец – то удалось установить равенство людей, а то что социализм призван вскрыть внутренние причины развития. Найти и показать тот потенциал, который имеется в обществе, но пока ещё не раскрыт.
Потенциал, которому не позволяют раскрыться условия капиталистической формации, капитализма.
Равенство людей существует в общине или, например, Гулаге, где установлено или устанавливается равенство людей, но к социализму это равенство отношение не имеет.
Позитивизм социализма предполагался раскрыться в сущности труда человека непосредственно на и для общества. Производством для себя, а не на и для капиталиста.
Тем самым предполагая общество трудящихся огромным производством нужных предметов обществу. Производством обществом для себя, производством для собственных потребностей.
Но теория социализма или лучше сказать общества, не предполагала человека общество - образующей сущностью. Не предполагала социальной связи, если и предполагала, то только в производстве. Общее производство людей был принципом «нового общества», социализма.
Производственные отношения, сомнительное понятие, потому что отношение в обществе образовано товарами. «Относятся» товары, а не потребительные стоимости. В производстве же автозавода, производитель рычага перемены передам и шины «не относятся». Нет такого отношения как производственное, которое не проявить, ни понять, никак нельзя, где, в чём и каким образом.
В том смысле и в том качестве, что люди трудятся сообща и для себя в социуме, который не является обществом. Это община, в которой труд отдельного человека «растворён» в общем труде.
Общество предполагает индивидуальность человека, который трудится не вместе со всеми, сообща, а для других. Общество это, прежде всего человек, люди, а не производство продукта.
Труд для других является той формулой создающий естество общества, представлением труда человека определённой и определяемой величиной. Тем, что он «стоит», а стоит он другого общественного труда, труда других, тем самым или так образуются социальные отношения в обществе.
То, что социальные отношения производственные, отношения по поводу производства, говорят о том, что общества там ещё нет.
В этом выражается системная роль и содержание общества, основой которой является человек. Общество начинается с человека и образуется взаимоотношением людей.
Общество ставит акценты на формулировке понятий.
Труд не может быть просто трудом, в виде затраты рабочей силы, потому что он должен быть выражен социально, нужностью, полезностью для других.
Товар это вещь для других и полезность её проявляется как полезность для других, а не как полезность «в себе», представляя – де полезность для потребления вообще, абстрактно.
Следует обратить внимание, что Карл Маркс очень путается в трансформации потребительной стоимости в товар, и наоборот, полагая, что товар превращается в потребительную стоимость.
В том, что он не понимал и не принимал то, в чём и как конкретно выражается и проявляется полезность вещи или тот же труд изначально. Зачем и почему осуществляется производство?
Если его представления сводятся к тому, что производство осуществляется для обеспечения человеческой жизнедеятельности, значит, концепцию нахождения человека в обществе и его труд предполагается абстрактным.
Производство для себя, которое К. Маркс определял общество образующим, оказывается общество образующим средством не производство, а производство для других.
Тем самым К. Маркс не видел человека в обществе, он видел в нём только производителя, пролетария, производителя для себя.
Потому это было искусственный «социализм» в котором отдельному человеку, отдельному производителю, компенсировались только затраты на производство, потраченные им как затраты рабочей силы. Маркс полагал, что это и есть труд, который проявляет каждый трудящийся в общем производстве.
Карл Маркс нарушал незыблемое правило общества, там, где есть наёмный труд, там существует капитализм, который определяется во – первых и в основном социальными отношениями.
Социальные отношения в обществе даёт труд, потому что он для других, за счёт чего и создаётся общество, а не общий труд, как это полагал К. Маркс, понимая и принимая его в качестве затраты рабочей силы.
Ввиду этого для Маркса такого понятия как труд не существовало, в качестве такового он представлял затрату рабочей силы.
«Однако, такой вещи как стоимость труда в обычном смысле этого слова в действительности не существует»,16-31.
Присвоение части труда на общее благо, на общественный нужды, нарушают не только основной признак социализма, каждому по – труду, но и оказывается, ещё и самого общества.
Общество, где у человека, трудящегося «изъяли чуть – чуть» из его труда, уже не общество. Изымание возможно только через налоги.
Только труд для других является тем общество образующим, системным и естественным состоянием общества.
То, что тот «социализм» был лучше капитализма, их противоборство можно освещать только противоборством двух капитализмов. Один, из которых, был устроен своеобразно.
По настоящему, если бы был настоящий социализм, то такого бы противоборства и сравнения быть не могло.
Даже речи не могло быть, так же как обсуждение того, в своё время, какую формацию организовать в обществе феодализм или капитализм.
Различие их состоит в различии социальных отношений, феодализма, образованного сословными отношениями. У крепостного рождался ребёнок крепостным, у барина барином.
Капитализм внёс в социальные отношения свободу.
Если у тебя есть деньги, то покупай свечной заводик и становись полноправным капиталистом.
Но что бы купить свечной заводик надо быть богатым. Об этом и говорит книга Адама Смита, как стать таковым.
Адам Смит начинает 1 книгу со слов: «Годичный труд каждого народа представляет собою первоначальный фонд, который доставляет ему все необходимые для существования и удобства жизни продукты, потребляемые им в течение года и состоящие всегда или из непосредственных продуктов этого труда, или из того, что приобретается в обмен на эти продукты у других народов».
Представлением «годичного труда народа», который «потребляется в течении года» Адам Смит полагает его неким общим фондом народа, необходимый ему для потребления. Больший фонд представляет большее богатство, а меньший, соответственно предполагает бедность.
Естественным желанием становится желание увеличить этот фонд, сознательно увеличивая производство общественного богатства – только так можно понять А. Смита.
Полное заимствование данному выражению социального состояния и выражения общности производства даёт и Карл Маркс в «Капитале». «Весь продукт труда союза свободных людей представляет собой общественный продукт. Часть этого продукта служит снова в качестве средств производства. Она остаётся общественной. Но другая часть потребляется в качестве жизненных средств членами союза»,23-89.
«В зависимости, поэтому, от большего или меньшего количества этих продуктов или того, что приобретается в обмен на них, сравнительно с числом тех, кто их потребляет, народ оказывается лучше или хуже снабженным всеми необходимыми предметами и удобствами, в каких он нуждается».
Здесь Смит предполагает некий объём производства общественного продукта, который потребляется в течении года, по сравнению с теми кто его потребляет. Количеством «едоков» из «общего котла», предполагает богатство или бедность народа. Логичным поступком, шагом для увеличения объёма производства и чтобы каждый потребитель был производителем, вытекает из этого масштабная социальная задача.
А. Смит предполагает больший или меньший размер общего продукта, по отношению к тому, кто его потребляет, выражает не общественно – социальную мысль, а общинно – социальную.
Здесь его немного может поправить Карл Маркс «Община [Gemeinwesen], являющаяся предпосылкой производства, не позволяет труду отдельного лица быть частным трудом и продукту его быть частным продуктом; напротив, она обусловливает то, что труд отдельного лица выступает непосредственно как функция члена общественного организма», 13-21.
Тем самым А. Смит исследует общий труд и общий продукт, который предполагает устройство общины, а не общества.
Труд определяется функцией человека, как обособленного в обществе человека, это функция и определяет социальность человека.
Функция члена общественного организма, предполагает другую версию труда, его понятия.
Потому что продолжение цитаты Маркса: «Труд, который представлен в меновой стоимости, предполагается как труд обособленного отдельного лица», видит вообще такое понятие.
Понятие, которое предполагает, развивая данную мысль, пишет Маркс, «труд, создающий меновую стоимость, характеризуется тем, что общественное отношение людей представляется, так сказать, превратно, а именно как общественное отношение вещей».
Но не их совокупность как это хочет выразить Смит.
Карл Маркс видит труд отдельного человека, выражаемого в общественном отношении вещей.
Мало того, он объясняет общественное устройство или общественную ситуацию тем что : «Так как меновая стоимость товаров в действительности есть не что иное, как взаимное отношение труда отдельных лиц в качестве равного и всеобщего, не что иное, как предметное выражение специфически общественной формы труда, то тавтологией является утверждение, что труд есть единственный источник меновой стоимости, а потому и богатства, поскольку оно состоит из меновых стоимостей»,13-22.
Если правильно понять Маркса, то он говорит, что как – то можно представить совокупность общественного богатства, состоящего из потребительных стоимостей, предметов потребления, но никак не получится из меновых.
Но самым главным его выражением является то что «взаимное отношение труда» отдельных лиц, в качестве равного и всеобщего, как предметное выражение общественной связи выражаемого обменом.
Что обменивается единственно труд, который ЕДИНСТВЕННЫЙ источник меновой стоимости и потому и богатства.
Богатство состоит не из потребительных стоимостей, множества вещей для потребления обществом, а именно меновых.
Для тех кто хочет быть богатым это есть руководство к действию.
Потому, согласно слов К. Маркса общество и каждый имярек, чтобы быть богатым, должен производить не полезные вещи для общества, а вещи для продажи, меновые стоимости.
«Богатство состоит из меновых стоимостей», здесь Карл Маркс точно, эффективно и без всяких условностей и недоговорок утверждает это.
Всё это очень здорово, но что же тогда мы строили в виде «нового общества социализма», как не в виде огромной фабрики производящей продукцию для потребления, буквально потребительные стоимости. Старались произвести достаточно много потребительных стоимостей, чтобы хватало всем.


Общество социализм или производящее для себя общество появилось всё – таки так же из данного «Исследования..», когда Адам Смит ясно выразил принципы данного общества. Начало гл.1 настоящей книги, гласит: «Результаты разделения труда для хозяйственной жизни общества в целом легче всего уяснить себе, если ознакомиться с тем, как оно действует в каком-либо отдельном производстве».
Карл Маркс с усердием и с удовольствием присвоил эту стратегическую мысль в отношении общественного производства.
Он поставил перед собой задачу построить общество на примере капиталистической фабрики, устройство, которое по мысли Маркса и явилось причиной бурного развития и становления капитализма.
Создать общество в виде общества трудящихся, трудящихся в обществе в виде огромной фабрики.
Порядок, устроенным на искусственном разделении труда на этом предприятии, являлось определяющим моментом и К. Маркс попытался применить на всё общество.
Производство для продажи являлось и является не качественным, по отношению к обществу и недобрым вызовом социализму.
Вообще, анализ же общества в основном, предполагает, что человек, рабочий трудящийся производит предмет потребления, во всём многообразии, касающихся потребностей общества.
То, что производство «меновой стоимости» как – то обособляет труд «отдельного лица», Карлом Марксом не отражается.
Не только не отражается, но и запутывает дело, основополагающую часть анализа.
Что производит труд, потребительную или меновую стоимость?
Проще говоря, производят предметы потребления или предметы потребления для обмена? Производители трудятся сообща, как это хочет показать Смит, или обособлено, в качестве производителей товаров, меновых стоимостей, как в этом контексте показывает Маркс?
«Но это отношение у каждого народа определяется двумя различными условиями: во-первых, искусством, умением и сообразительностью, с какими в общем применяется его труд, и, во-вторых, отношением между числом тех, кто занят полезным трудом, и числом тех, кто им не занят. Каковы бы ни были почва, климат или размеры территории того или иного народа, обилие или скудость его годового снабжения всегда будет зависеть в таком случае от этих двух условий».
Так, где же истина относительно применения труда, в общем или частном, где человек является обособленной единицей?
Выходит Адам Смит и Карл Маркс, описывают, анализирую разные общества. В одном общий труд и соответственно производство потребительных стоимостей, предметов потребления с соответствующим умением и сообразительностью, предлагает А. Смит.
В другом, «в обществе, продукты которого, как общее правило, принимают форму товаров»,23-52, меновых стоимостей, которые у Маркса «как правило».
Есть же здесь рациональное зерно и возможно ли оно для осмысления общества. Зависит ли богатство общества от того количества или точнее разницы между теми кто занят полезным трудом и кто им не занят.
«Обилие или скудость этого снабжения зависит, по-видимому, в большей степени от первого из этих условий, чем от второго. У диких народов, охотников и рыболовов каждый человек, способный к труду, более или менее занят полезным трудом и старается по мере сил добывать все необходимое для жизни для самого себя или для тех лиц из своего семейства и племени, которые по своей старости, молодости или слабости не могут заниматься охотой и рыбной ловлей. Такие народы, однако, бывают так ужасно бедны, что нужда подчас вынуждает их, — или, по крайней мере, они думают, что она вынуждает их, — прямо убивать своих детей, стариков и страдающих хроническими болезнями или же покидать их на голодную смерть и на съедение диким зверям. Напротив, у народов цивилизованных и процветающих, — хотя у них большое число людей совсем не работает причем многие неработающие потребляют продукты в десять, а часто и в сто раз большего труда, чем большинство работающих, — продукт всего труда общества в целом так велик, что часто все бывают в изобилии снабжены им, так что работник даже низшего и беднейшего разряда, если он бережлив и трудолюбив, может пользоваться большим количеством предметов необходимости и удобств жизни, чем какой бы то ни было дикарь».
Адам Смит показывает нетрудящихся в том и иной среде, но почему – то в последним случае богатства больше. Созданы или есть такие условия, которые дают возможность не трудится.
Как это удаётся, если принципы и сущность поведения человека в обществе должны быть одинаковы.
Если Смит анализирует природу общества и причину богатства, то подход в причине и природе должен быть одни и те же.
«Причины этого прогресса в области производительности труда и порядок, в соответствии с которым его продукт естественным образом распределяется между различными классами и группами людей в обществе, составляют предмет первой книги настоящего исследования».
Вот здесь у Адама Смита содержится ключевой момент по отношению к обществу. Ключевой момент состоит в РАСПРЕДЕЛЕНИИ, а распределяться может только совокупно – созданный продукт, которого в обществе нет, который не предполагается и созданный продукт в виде множества потребительных стоимостей, предметов потребления, не относится к структуре общества вообще.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Вс янв 09, 2022 8:24 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 322
Откуда: Россия
Карл Маркс имея перед собой фундаментальные взгляды Адама Смита на политэкономию, так же как и он выражает неопределённость к проявлению всех её понятий.
В частности взгляд на общественное производство и у того и другого не достаточно выражен и потому имеет противоречивую природу.
С одной стороны это у того и другого представляет и выражается через общественный продукт, необходимый для «годичного использования», созданного общим трудом трудящихся, с другой нарушающий образ общего труда и представление общего продукта, товарное, меновое выражение.
Так же и К. Маркс не отходил от данного определения общественного производства. Общественное для него альтернативно единичному, индивидуальному.
«Индивидуумы, производящие в обществе, — а следовательно общественно-определённое производство индивидуумов, — таков, естественно, исходный пункт. Единичный и обособленный охотник и рыболов, с которых начинают Смит и Рикардо, принадлежат к лишённым фантазии выдумкам XVIII века».
Формула общественного выражения индивидуального в обществе для него выражается тем, что «индивидуумы производят в обществе». Как следствие, общественное производство, которое их объединяет труд многих индивидов в общественное производство.
Потому непреклонное правило, исходящее из данного диагноза, поставленного общественному производству: «Буржуазное общество есть наиболее развитая и наиболее многообразная историческая организация производства»,46-1-39.
Для Карла Маркса это цитата представляет и полагает законченную мысль, потому что общественную формацию он полагал всего лишь способом производства. Которая, для него, на этапе капиталистического производства представляет только не очень – то совершенный способ, содержащийся в недостаточной организации общественного производства.
Т.е. общественное производство он представлял непосредственно как монолитно – совокупное производство, лишённого внутренней структуры.
Потому индивидуумы, производящие в обществе содержат в себе определённый момент противоречия, как и чём проявляется эта индивидуальность.
Как проявляется индивидуальность производителей «огромной фабрики», индивидуальность в производстве?
Вообще понятие производитель у Маркса недостаточно проявлено и заявлено. Производитель ли товара, если производство товара для него является совершенным силлогизмом, производитель ли полезных вещей, потребительных стоимостей, которые совокупностью, в общем, составляют то, что можно назвать общественным продуктом.
Пример Адама Смита в анализе разделения труда, сразу констатирует: «Труд, необходимый для производства какого-нибудь законченного предмета, тоже почти всегда распределяется между большим количеством людей».
Тем самым А. Смит представляет и показывает необходимый для производства труд, не очень то представляя результат труда. Полагает ли он его в качестве предмета потребления, единично составляющего «общественный продукт» или всё – таки это товар, вещь для продажи.
Тем самым не очень – то проясняя механизм соответствия, труда необходимого для производства вещи является ли его производство необходимым для общества. Необходимостью его для общества, для потребления обществом или необходимостью его для продажи.
Позитивным моментом его «Исследования,,» является то что он показывает разделение труда уже не результатом «общего благосостояния», а « склонности человеческой природы к мене, торговле, к обмену одного предмета на другой».
«Разделение труда, приводящее к таким выгодам, отнюдь не является результатом чьей-либо мудрости, предвидевшей и осознавшей то общее благосостояние, которое будет порождено им: оно представляет собою последствие — хотя очень медленно и постепенно развивающееся — определенной склонности человеческой природы, которая отнюдь не имела в виду такой полезной цели, а именно склонности к мене, торговле, к обмену одного предмета на другой».
«Медленно и постепенно развивающиеся» склонности человеческой природу к обмену, отличает, по словам Адама Смита, человека от животного.
«Никому никогда не приходилось видеть, чтобы собака сознательно менялась костью с другой собакой. Никому никогда не приходилось видеть, чтобы какое-либо животное жестами или криком показывало другому: это — мое, то — твое, я отдам тебе одно в обмен на другое».
Потому природные склонности человека сводятся не к производству, а к мене, торговле, которые проявляют человеческую природу тем, что « я отдам тебе одно в обмен на другое».
Ещё Адам Смит выражает стратегическую мысль тем, что возможность обмена ведёт к разделению труда.
Стратегия состоит в том, что разделение труда опосредствуется обменом и труд, как труд проявляет себя в обмене.
Эту мысль подкрепляя « Так как возможность обмена ведет к разделению труда, то степень последнего всегда должна ограничиваться пределами этой возможности обмена, или, другими словами, размерами рынка каждый человек живет обменом или становится в известной мере торговцем, а само общество превращается, так сказать, в торговый союз».
Только возможность к обмену и ведёт к разделению труда, и соответственно труд проявляет себя в обмене, потому что «каждый человек живёт обменом или становится в известной мере торговцем».

Карл Маркс не прислушивался к своему, надо понимать, учителю и к выражению труда и к причинам его разделения.
Он увидел в обществе другое и видел другое общество.
«В совокупности разнородных потребительных стоимостей, или товарных тел, проявляется совокупность полезных работ, столь же многообразных, разделяющихся на столько же различных родов, видов, семейств, подвидов и разновидностей, одним словом — проявляется общественное разделение труда. Оно составляет условие существования товарного производства, хотя товарное производство, наоборот, не является условием существования общественного разделения труда. В древнеиндийской общине труд общественно разделён, но продукты его не становятся товарами. Или возьмём более близкий пример: на каждой фабрике труд систематически разделён, но это разделение осуществляется не таким способом, что рабочие обмениваются продуктами своего индивидуального труда»,23-52.
Можно было бы представить больше противоречий, в данных словах Маркса, но дальше некуда.
Совокупность потребительных стоимостей, может представлять только общность производства, исключая его товарный вариант, производство на продажу, производство для обмена.
Карл Маркс, же свалил всё в кучу, где «совокупность потребительных стоимостей» «составляет условие существования товарного производства».
Он обнаруживает, что товарное производство «не является условием существования общественного разделения труда», потому что «в древнеиндийской общине труд общественно разделён, но продукты его не становятся товарами».
В общине труд не может быть общественно разделён, потому что община это община, а общество это общество.
Проще и понятнее говоря, община представляет и представляется той структурой, где продукты труда не становятся товарами.
Ещё проще, в общине нет товара, потому что нет обмена, продажи, есть производство, но нет обмена продажи.
«Близкий пример», в виде разделения труда на каждой фабрике, говорит о том, что это разделение осуществляется не социально, где «каждый человек живет обменом». Человек в условиях отдельной фабрики просто производит, чем структура фабрики напоминает структуру общины или является ей.
Но заканчивает данную цитату Карл Маркс, вполне разумно и правильно. «Только продукты самостоятельных, друг от друга не зависимых частных работ противостоят один другому как товары».
Независимость и частность работ обеспечивается тем, что производство осуществляется для обмена, опосредствуется обменом, как выражение существования и функционирования общества.
Но логичность и истинность, почему то кончаются в следующих представлениях Карла Маркса.
«Товарное производство и товарное обращение могут иметь место и тогда, когда подавляющая масса продуктов предназначается непосредственно для собственного потребления, не превращается в товары»,23-181.
Представления понятий Карлом Марксом, можно представить шевроидальным, по которому в условиях товарного производства и товарного обращения «продукты не превращаются в товары».
По которому, каждый дачник должен быть уверен в проявлении им товарного производства и товарного обращения, просто продукты труда не превратились в товары.
Как – то не сладилось с товарным обращением, отсутствием такового вообще. Но зато товарное производство, по словам Маркса, УРА, состоялось.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Вс янв 09, 2022 9:07 pm 
Не в сети
Вычислитель
Вычислитель
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт июн 01, 2006 3:57 pm
Сообщения: 10442
Откуда: ХАРЬКОВ
Александр писал(а):
Карл Маркс не скрывал того что теория общества в её политэкономической части основывалась, обосновывалась и опиралась на развитии социальной мысли, которое ей дал английский политэконом Адам Смит, как самый яркий её представитель.

В данном утверждении две грубые ошибки.

1. Маркс написал "Капитал" как Критику политической экономии, в том числе и той, которую создали Адам Смит, Давид Рикардо и др.

2.Адам Смит был шотландским, а не английским ученым.
Адам Смит (крещен 16 июня [по старому стилю 5 июня] 1723 года[1] - 17 июля 1790 года) был шотландским экономистом и философом, пионером политической экономии и ключевой фигурой шотландского Просвещения. [Также известный как "отец экономики"[7] или "отец капитализма",[8] он написал две классические работы: "Теория моральных чувств" (1759) и "Исследование природы и причин богатства народов" (1776). Последняя, часто сокращенно называемая "Богатство народов", считается его опусом и первой современной работой по экономике. В своей работе Адам Смит представил свою теорию абсолютного преимущества[9].
Источник: https://en.wikipedia.org/wiki/Adam_Smith

_________________
Здоровая нация не ощущает своей национальности, как здоровый человек не ощущает, что у него есть кости.
Джордж Бернард Шоу


Последний раз редактировалось Валерий Вт янв 11, 2022 8:54 am, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 1127 ]  На страницу Пред.  1 ... 70, 71, 72, 73, 74, 75, 76  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron






Powered by phpBB2
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB