С О Ц И Н Т Е Г Р У М

цивилизационный форум
     На главную страницу сайта Социнтегрум      Люди и идеи      Организации      Ресурсы Сети      Публикации      Каталог      Публикатор_картинок
                       
 
Текущее время: Сб дек 15, 2018 11:00 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 799 ]  На страницу Пред.  1 ... 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Сб авг 18, 2018 9:07 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Ср мар 02, 2016 9:27 am
Сообщения: 275
Откуда: город Киев Украина
практик писал(а):
Александр писал(а):
..............


Изображение


Уважаемый Григорий, кто писал это сообщение, расположенное на стр.48 -Чт июл 26, 2018 12:20 pm?


В сообщении - Вс авг 12, 2018 8:52 am на стр.49 сообщение от "практик" скопировано под текст от "Александр".
Григорий, так какие ко мне претензии!?


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Сб авг 18, 2018 10:51 am 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Сб сен 04, 2004 8:18 pm
Сообщения: 3462
Откуда: Санкт-Петербург
СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "альки".

НИЖЕ - ТО, ЧТО ВЫ ПРОЦИТИРОВАЛИ КАК СООБЩЕНИЕ "ПРАКТИКА" В ВАШЕМ СООБЩЕНИИ ОТ Вс авг 12, 2018 9:52 am:
практик писал(а):
Александр писал(а):
Принципы коммунизма, как пост капиталистического общества, сформировались на основе понятий, к которым относятся основные - понятие труда и понятие товара.
Труд марксизм трактует так: ....................................


Изображение


Открываем настоящее сообщение "практика" от Чт июл 26, 2018 1:20 pm.
viewtopic.php?p=38818#p38818
НИЖЕ - СООБЩЕНИЕ "ПРАКТИКА", КОТОРОЕ ВЫ ЦИТИРОВАЛИ:
(для ясности я увеличил размер шрифта)
Александр писал(а):
Теория построения коммунистического общества рассматривает общественное производство как таковое, как производство общественного продукта для общественного применения и употребления. Непосредственное производство для непосредственного же потребления, в этом теория усматривает цель, теоретический смысл и практическое применение производства для существования общества. Общее производство всех для всех и производство общего продукта для себя, показывается идеалом общества, его высшей формой. Общественное производство, по взглядам теории, должно быть делом общим, т.е. общественное производство должно быть непосредственно общественным, удовлетворять потребности производителей. Непосредственно общее производство трудящихся для удовлетворения непосредственно общих, общественных потребностей самих трудящихся. Структурно это было производство для себя, для самих производителей.
Но такая структура общества и не прошла проверку её практического применения, воплощения и до сегодняшнего дня не раскрыта утопическая сущность такой структуры общественного производства.
Общественное производство имеет структуру, далёкую от данного его представления. Общество не производственная фабрика и определяется структурой не только безбрежного управляемого производства по запросам общества.
Производство для непосредственного потребления в системе социального устройства имеет место быть, но к общественному производству она не имеет отношения. Она определяет и выражает систему общины, общинного ведения хозяйства, когда труд человека и сам человек абстрактен для данной системы.
Речь идёт о том, что мы не в полной мере представляем структуру общества и общественного производства. У нас нет настоящей теории общества, общество мы представляем множество людей занятых производством. Тому пример ОАО и ООО, в которых О есть общество, они не осуществляют общественное производство карамели и стульев, они просто производят карамель и стулья для других. Но мы с удовлетворением принимаем то, что таковым не является, как представления Карла Маркса общественное производством устройство труда на капиталистической фабрике. В этом устройстве ничего общественного нет, оно просто общее.
Общее и общественное имеет различные корни теоретического выражения.
Воспринимая же общественное производство общим и оптимальным, используемым непосредственно для воспроизводства общественной жизни мы не можем понять, почему не осуществилась заявленная В.И. Лениным цель «превратить страну в одну контору, в одну фабрику».
Потому и не осуществилась, что общество и общественное производство имеет совершенно другие принципы существования.
Мы принимаем принципы общины производящей для себя и принципы общества, выражаемые совершенно другим принципом производства для других, благодаря марксизму, как разное проявление общественного производства.
Община выражает себя общим производством, общество – индивидуальным, для других, в этом их теоретическое различие.
В общине не может быть труда для других, потому что человек не созрел для выражения собственной сути, сущности, это произошло в обществе.
Марксизм, как социальная теория, объясняющая сущность миропонимания, говорит о том что бедное общество, которое он называет общину, структурно изменилось, после того как человек стал производить больше своего воспроизводства.
Развитие человека, через призму этого восприятия, «начинается с того дня когда труд семьи стал создавать больше продуктов, чем необходимо для её поддержания …», 20-199, что оптимистично выражал Фридрих Энгельс в «Анти – Дюринге». Продолжение этой иллюзорной мысли состоит в том, что общество богато в той степени, насколько производство людей опережает их воспроизводство.
Этот основной постулат марксизма, который его системно поддерживает, что человек производит для себя. Т.е. труда человека хватает ему на собственное воспроизводство и даже больше. Супер – утопическая мысль, отрицающая принципы существования общества производством для себя.
В этом теоретическое заблуждение марксизма, потому что человек в обществе не производит для себя, он производит для других и только так и таким образом образуются социальные отношения в обществе.
Общество образует, создаёт труд, потому что он социальный, для других, а не просто труд. Сущность труда не в производстве кирпича или экскаватора, а в создании общества, в котором кирпич и экскаватор и т.д. производятся для других. Действительным труд делает обмен и это не отрицается даже марксизмом: «Но является ли труд действительно полезным для других, удовлетворяет ли его продукт какой-либо чужой потребности, — это может доказать лишь обмен»,23-96. Это и есть принцип того незнакомого и пока не очень познаваемого рынка.
Повар, ткач или портной в обществе представляют данные профессии, не потому что один из них варит, другой ткёт, а третий шьёт. Они являются таковыми, потому что они это делают для других.
Общество, как структуру создаёт труд каждого, поскольку он для других и потому труд не может быть просто труд, как это представляет Карл Маркс, поскольку он непременно должен быть управляемым и направленным для обеспечения непосредственно общественных задач. Как писал один из его сторонников, «если можно подсчитать, сколько людям нужно хлеба, то можно и вычислить сколько нужно обуви».


Изображение

А ТЕПЕРЬ СРАВНИТЕ: ТО, ЧТО "ПРОЦИТИРОВАЛИ" ВЫ И ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО РАЗМЕЩЕНО В СООБЩЕНИИ "ПРАКТИКА".

ВЫ ПОДМЕНИЛИ ЦИТАТУ "ПРАКТИКА" ИЗ СООБЩЕНИЯ "АЛЕКСАНДРА" НА ДРУГОЕ СООБЩЕНИЕ "АЛЕКСАНДРА". ЭТО НАЗЫВАЕТСЯ ПОДЛОГ. Я ТОЛЬКО НЕМНОГО УДИВЛЁН, ЧТО "ПРАКТИК" НЕ ВЫСКАЗАЛА ДО СИХ ПОР СВОЕГО ВОЗМУЩЕНИЯ ТЕМ, ЧТО ПРИ ЦИТИРОВАНИИ ЕЁ СООБЩЕНИЯ БЫЛ СДЕЛАН ПОДЛОГ - ЗАМЕНА ОДНОГО ТЕКСТА АЛЕКСАНДРА НА ДРУГОЙ.

ВЫ ПИШЕТЕ СЛЕДУЮЩЕЕ:
Цитата:
В сообщении - Вс авг 12, 2018 8:52 am на стр.49 сообщение от "практик" скопировано под текст от "Александр".
Григорий, так какие ко мне претензии!?


ЕЩЁ РАЗ ПОЯСНЯЮ. ЛЮБОЙ ЧИТАТЕЛЬ, КОТОРЫЙ ПОСМОТРИТ ВАШЕ СООБЩЕНИЕ, СДЕЛАЕТ ВЫВОД, ЧТО "ПРАКТИК" ЦИТИРОВАЛА ИМЕННО ТОТ ТЕКСТ ИЗ "АЛЕКСАНДРА", КОТОРЫЙ ВЫ РАЗМЕСТИЛИ В СВОЁМ СООБЩЕНИИ. СМОТРИТЕ ВНИМАТЕЛЬНО, ГДЕ НАЧИНАЕТСЯ И ГДЕ КОНЧАЕТСЯ ВАША ЦИТАТА ИЗ СООБЩЕНИЯ "ПРАКТИКА". ЗАКОНЧИВ ВАШЕ (НЕ ВЕРНОЕ) ЦИТИРОВАНИЕ И, ПО СУТИ, ПРИПИСАВ "ПРАКТИКУ" ТО, ЧТО ОНА НА САМОМ ДЕЛЕ НЕ ПИСАЛА (СДЕЛАВ ПОДЛОГ), ВЫ ДАЛЬШЕ ВЫРАЖАЕТЕ СВОЮ СОЛИДАРНОСТЬ С ПОЗИЦИЕЙ "ПРАКТИКА".
Цитата:
Увважаемая Ирина Валентиновна, полностью поддерживаю вашу характеристику, относительно больных фантазий "Александр"!!!


НО "ПРАКТИК" СВОЮ КАРТИНКУ ВЫСТАВЛЯЛА НЕ В ОТВЕТ НА ТО СООБЩЕНИЕ АЛЕКСАНДРА, КОТОРОЕ ВЫ ПРОЦИТИРОВАЛИ, А В ОТВЕТ НА ДРУГОЕ СООБЩЕНИЕ АЛЕКСАНДРА, КОТОРОЕ ВЫ В СВОЁМ СООБЩЕНИИ ПОДМЕНИЛИ.


ИТАК, ЕЩЁ РАЗ:
1) ВАМ СЛЕДУЕТ ОТКРЫТО ПРИЗНАТЬ ПОДМЕНУ ОДНОГО ТЕКСТА НА ДРУГОЙ (одной цитаты из Александра на другую цитату из Александра) - ПРИЗНАТЬ ФАКТ ВАШЕГО НЕ ВЕРНОГО ЦИТИРОВАНИЯ ИЗ СООБЩЕНИЯ "ПРАКТИКА".
2) ВО-ВТОРЫХ, ВАМ СЛЕДУЕТ ИЗВИНИТЬСЯ ЗА ВАШЕ ХАМСТВО ПЕРЕД ПОЛЬЗОВАТЕЛЕМ "ВАЛЕРИЙ".


Григорий.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Сб авг 18, 2018 4:33 pm 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Ср мар 02, 2016 9:27 am
Сообщения: 275
Откуда: город Киев Украина
Григорий писал(а):
СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ "альки".

НИЖЕ - ТО, ЧТО ВЫ ПРОЦИТИРОВАЛИ КАК СООБЩЕНИЕ "ПРАКТИКА" В ВАШЕМ СООБЩЕНИИ ОТ Вс авг 12, 2018 9:52 am:
практик писал(а):
Александр писал(а):
Принципы коммунизма, как пост капиталистического общества, сформировались на основе понятий, к которым относятся основные - понятие труда и понятие товара.
Труд марксизм трактует так: ....................................


Изображение


Открываем настоящее сообщение "практика" от Чт июл 26, 2018 1:20 pm.
viewtopic.php?p=38818#p38818
НИЖЕ - СООБЩЕНИЕ "ПРАКТИКА", КОТОРОЕ ВЫ ЦИТИРОВАЛИ:
(для ясности я увеличил размер шрифта)
Александр писал(а):
Теория построения коммунистического общества рассматривает общественное производство как таковое, как производство общественного продукта для общественного применения и употребления. Непосредственное производство для непосредственного же потребления, в этом теория усматривает цель, теоретический смысл и практическое применение производства для существования общества. Общее производство всех для всех и производство общего продукта для себя, показывается идеалом общества, его высшей формой. Общественное производство, по взглядам теории, должно быть делом общим, т.е. общественное производство должно быть непосредственно общественным, удовлетворять потребности производителей. Непосредственно общее производство трудящихся для удовлетворения непосредственно общих, общественных потребностей самих трудящихся. Структурно это было производство для себя, для самих производителей.
Но такая структура общества и не прошла проверку её практического применения, воплощения и до сегодняшнего дня не раскрыта утопическая сущность такой структуры общественного производства.
Общественное производство имеет структуру, далёкую от данного его представления. Общество не производственная фабрика и определяется структурой не только безбрежного управляемого производства по запросам общества.
Производство для непосредственного потребления в системе социального устройства имеет место быть, но к общественному производству она не имеет отношения. Она определяет и выражает систему общины, общинного ведения хозяйства, когда труд человека и сам человек абстрактен для данной системы.
Речь идёт о том, что мы не в полной мере представляем структуру общества и общественного производства. У нас нет настоящей теории общества, общество мы представляем множество людей занятых производством. Тому пример ОАО и ООО, в которых О есть общество, они не осуществляют общественное производство карамели и стульев, они просто производят карамель и стулья для других. Но мы с удовлетворением принимаем то, что таковым не является, как представления Карла Маркса общественное производством устройство труда на капиталистической фабрике. В этом устройстве ничего общественного нет, оно просто общее.
Общее и общественное имеет различные корни теоретического выражения.
Воспринимая же общественное производство общим и оптимальным, используемым непосредственно для воспроизводства общественной жизни мы не можем понять, почему не осуществилась заявленная В.И. Лениным цель «превратить страну в одну контору, в одну фабрику».
Потому и не осуществилась, что общество и общественное производство имеет совершенно другие принципы существования.
Мы принимаем принципы общины производящей для себя и принципы общества, выражаемые совершенно другим принципом производства для других, благодаря марксизму, как разное проявление общественного производства.
Община выражает себя общим производством, общество – индивидуальным, для других, в этом их теоретическое различие.
В общине не может быть труда для других, потому что человек не созрел для выражения собственной сути, сущности, это произошло в обществе.
Марксизм, как социальная теория, объясняющая сущность миропонимания, говорит о том что бедное общество, которое он называет общину, структурно изменилось, после того как человек стал производить больше своего воспроизводства.
Развитие человека, через призму этого восприятия, «начинается с того дня когда труд семьи стал создавать больше продуктов, чем необходимо для её поддержания …», 20-199, что оптимистично выражал Фридрих Энгельс в «Анти – Дюринге». Продолжение этой иллюзорной мысли состоит в том, что общество богато в той степени, насколько производство людей опережает их воспроизводство.
Этот основной постулат марксизма, который его системно поддерживает, что человек производит для себя. Т.е. труда человека хватает ему на собственное воспроизводство и даже больше. Супер – утопическая мысль, отрицающая принципы существования общества производством для себя.
В этом теоретическое заблуждение марксизма, потому что человек в обществе не производит для себя, он производит для других и только так и таким образом образуются социальные отношения в обществе.
Общество образует, создаёт труд, потому что он социальный, для других, а не просто труд. Сущность труда не в производстве кирпича или экскаватора, а в создании общества, в котором кирпич и экскаватор и т.д. производятся для других. Действительным труд делает обмен и это не отрицается даже марксизмом: «Но является ли труд действительно полезным для других, удовлетворяет ли его продукт какой-либо чужой потребности, — это может доказать лишь обмен»,23-96. Это и есть принцип того незнакомого и пока не очень познаваемого рынка.
Повар, ткач или портной в обществе представляют данные профессии, не потому что один из них варит, другой ткёт, а третий шьёт. Они являются таковыми, потому что они это делают для других.
Общество, как структуру создаёт труд каждого, поскольку он для других и потому труд не может быть просто труд, как это представляет Карл Маркс, поскольку он непременно должен быть управляемым и направленным для обеспечения непосредственно общественных задач. Как писал один из его сторонников, «если можно подсчитать, сколько людям нужно хлеба, то можно и вычислить сколько нужно обуви».


Изображение

А ТЕПЕРЬ СРАВНИТЕ: ТО, ЧТО "ПРОЦИТИРОВАЛИ" ВЫ И ЧТО НА САМОМ ДЕЛЕ БЫЛО РАЗМЕЩЕНО В СООБЩЕНИИ "ПРАКТИКА".

ВЫ ПОДМЕНИЛИ ЦИТАТУ "ПРАКТИКА" ИЗ СООБЩЕНИЯ "АЛЕКСАНДРА" НА ДРУГОЕ СООБЩЕНИЕ "АЛЕКСАНДРА". ЭТО НАЗЫВАЕТСЯ ПОДЛОГ. Я ТОЛЬКО НЕМНОГО УДИВЛЁН, ЧТО "ПРАКТИК" НЕ ВЫСКАЗАЛА ДО СИХ ПОР СВОЕГО ВОЗМУЩЕНИЯ ТЕМ, ЧТО ПРИ ЦИТИРОВАНИИ ЕЁ СООБЩЕНИЯ БЫЛ СДЕЛАН ПОДЛОГ - ЗАМЕНА ОДНОГО ТЕКСТА АЛЕКСАНДРА НА ДРУГОЙ.

ВЫ ПИШЕТЕ СЛЕДУЮЩЕЕ:
Цитата:
В сообщении - Вс авг 12, 2018 8:52 am на стр.49 сообщение от "практик" скопировано под текст от "Александр".
Григорий, так какие ко мне претензии!?


ЕЩЁ РАЗ ПОЯСНЯЮ. ЛЮБОЙ ЧИТАТЕЛЬ, КОТОРЫЙ ПОСМОТРИТ ВАШЕ СООБЩЕНИЕ, СДЕЛАЕТ ВЫВОД, ЧТО "ПРАКТИК" ЦИТИРОВАЛА ИМЕННО ТОТ ТЕКСТ ИЗ "АЛЕКСАНДРА", КОТОРЫЙ ВЫ РАЗМЕСТИЛИ В СВОЁМ СООБЩЕНИИ. СМОТРИТЕ ВНИМАТЕЛЬНО, ГДЕ НАЧИНАЕТСЯ И ГДЕ КОНЧАЕТСЯ ВАША ЦИТАТА ИЗ СООБЩЕНИЯ "ПРАКТИКА". ЗАКОНЧИВ ВАШЕ (НЕ ВЕРНОЕ) ЦИТИРОВАНИЕ И, ПО СУТИ, ПРИПИСАВ "ПРАКТИКУ" ТО, ЧТО ОНА НА САМОМ ДЕЛЕ НЕ ПИСАЛА (СДЕЛАВ ПОДЛОГ), ВЫ ДАЛЬШЕ ВЫРАЖАЕТЕ СВОЮ СОЛИДАРНОСТЬ С ПОЗИЦИЕЙ "ПРАКТИКА".
Цитата:
Увважаемая Ирина Валентиновна, полностью поддерживаю вашу характеристику, относительно больных фантазий "Александр"!!!


НО "ПРАКТИК" СВОЮ КАРТИНКУ ВЫСТАВЛЯЛА НЕ В ОТВЕТ НА ТО СООБЩЕНИЕ АЛЕКСАНДРА, КОТОРОЕ ВЫ ПРОЦИТИРОВАЛИ, А В ОТВЕТ НА ДРУГОЕ СООБЩЕНИЕ АЛЕКСАНДРА, КОТОРОЕ ВЫ В СВОЁМ СООБЩЕНИИ ПОДМЕНИЛИ.


ИТАК, ЕЩЁ РАЗ:
1) ВАМ СЛЕДУЕТ ОТКРЫТО ПРИЗНАТЬ ПОДМЕНУ ОДНОГО ТЕКСТА НА ДРУГОЙ (одной цитаты из Александра на другую цитату из Александра) - ПРИЗНАТЬ ФАКТ ВАШЕГО НЕ ВЕРНОГО ЦИТИРОВАНИЯ ИЗ СООБЩЕНИЯ "ПРАКТИКА".
2) ВО-ВТОРЫХ, ВАМ СЛЕДУЕТ ИЗВИНИТЬСЯ ЗА ВАШЕ ХАМСТВО ПЕРЕД ПОЛЬЗОВАТЕЛЕМ "ВАЛЕРИЙ".


Григорий.



Григорий,
много текста, но ...каждый судит в меру своей распущенности... поэтому ВЫ считаете то, что произошла подмена, а РАЗУМНЫЕ ЛЮДИ - копирование "первоисточника" к определенному тексту!
Оставлю за вами право искл. ника "алька" из участников ВАШЕГО Форума. Как пригласили так и исключайте.
Считаю, что на ВАШЕМ форуме будут себя чувствовать вольготно те, которые искажают ники, и применяют обращения типа... свиньи... собачьим лаем... в общем, все те, кто относится к невежественному в вопросах МЛТ, пещерно-дремучему роду существ!
Беседуйте сами со свиньями и читайте их собачий лай!!!
Искренне НЕ ваш, saha 50, "ispev", "алька"!


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Сб авг 18, 2018 5:50 pm 
Не в сети
Наблюдатель
Наблюдатель

Зарегистрирован: Чт мар 30, 2017 1:59 am
Сообщения: 175
Откуда: Россия
Валерий писал(а):
P.S. Что касается поноса и запора у неомарксиста, то с этим я согласен.
Подлая и сучья тактика, оскорбить оппонента, спровоцировать его на ответную реакцию и затем настучать модератору. :evil:


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Вс авг 19, 2018 2:35 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Сб сен 04, 2004 8:18 pm
Сообщения: 3462
Откуда: Санкт-Петербург
Уважаемые пользователи Валерий и неомарксист.

Невозможно отследить все нарушения в общении, которые допускают пользователи. Это надо круглосуточно сидеть в Форуме и выискивать - кто, что и зачем выругался. Противно это. У меня большая просьба - избегать в дальнейшем оскорбительных выпадов в отношении друг друга. Каждый почему-то думает, что именно он, его взгляды, трактовки и выводы - это истина в последней инстанции. А мне всё чаще кажется, что сколько людей - столько и взглядов на Мир. Надо ценить другие точки зрения и вдумчиво с уважением относиться к ним. "Никто не знает всей Правды" - так уж устроено в этом Мире. Давайте перевернём эту взаимо-ругательную страницу истории Форума и продолжим общаться друг с другом, уважая друг друга.

А как "модератор", я делаю строгое замечание Валерию и неомарксисту (ответка) за нарушение Правил Форума.

Чтобы остановить цепную реакцию взаимных упрёков и оскорблений - нет иного пути кроме как кому-то взять и не ответить руганью на ругань.

С уважением,
Григорий.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Ср сен 12, 2018 12:19 am 
Не в сети
Вычислитель
Вычислитель

Зарегистрирован: Чт июн 01, 2006 3:57 pm
Сообщения: 8628
Предлагаю участникам Форума СОЦИНТЕГРУМ ознакомиться со статьей внука Михаила Туган-Барановского Джучи Михайловича Туган-Барановского «Теория социализма М.И. Туган-Барановского», опубликованную в Вестн. Волгогр. гос. ун-та. Сер. 4, Ист. 2014. № 2 (26). – С.14-20.


Джучи Михайлович Туган-Барановский (6 сентября 1948 - 5 января 2015) заслуживает того, чтобы его работы знали и использовали в своем творчестве все люди, которым не чужды идеалы социализма.


УДК 930.1 (470+571):141.82
ББК 63.1(2)5-82


ТЕОРИЯ СОЦИАЛИЗМА М.И. ТУГАН-БАРАНОВСКОГО 1

Туган-Барановский Джучи Михайлович
Доктор исторических наук, профессор кафедры археологии и зарубежной истории Волгоградского государственного университета adsi@volsu.ru
просп. Университетский, 100, 400062 г. Волгоград, Российская Федерация

Аннотация. Представления о социализме русского экономиста М. И. Туган-Барановского значительно отличались от марксистской и, особенно, ленинской модели будущего общества. Во главу угла русский экономист поставил отношение к личности, которую он рассматривал в качестве «высшей ценности». Кроме того, М. И. Туган-Барановский был противником излишней централизации государственной власти и предусматривал различные способы ее сдерживания и ограничения.
Ключевые слова: социализм, марксизм, ленинизм, И. Кант и кантианство, государственная власть.


В отличие от К. Маркса и марксистов [9, c. 297] М.И. Туган-Барановский много занимался теорией социализма и выяснением облика будущего социалистического строя. Уже в начале XX в., в 1901–1902 гг., он опубликовал в журнале «Мир Божий» «Очерки из истории политической экономии», в которых были даны яркие портреты так называемых социалистов-утопистов Р. Оуэна, А. Сен-Симона, Ш. Фурье и др. [10, c. 3]. Я специально занимался историей Франции и социалистической мысли конца XVIII – начала XIX вв., (опубликовал на эту тему 4 книги) [7, c. 3] и могу уверенно сказать, что его очерки построены на большом документальном материале, и они не потеряли своей актуальности до настоящего времени.
В период первой русской революции (1905– 1906 гг.) и вплоть до 1918 г. М.И. Туган-Барановский опубликовал о социализме рядкрупных работ, главными из которых стали: «Современный социализм в своем историческом развитии» (1906 г.) и «Социализм как положительное учение» (1918 г.). Причем его последняя книга была, как верно выразилась Е.И. Королькова, его биограф, «итоговой», своеобразным «научным прогнозом» [4, c. 131]. Ничего подобного этой работе в ортодоксальном марксистском и большевистском лагере создано не было. Можно согласиться с известным русским экономистом Б.Д. Бруцкусом, высланным В.И. Лениным из России в августе 1922 г., который писал в своем исследовании в 1921 г.: «Если в русской литературе и сделана попытка конструировать социализм как положительное учение, то она принадлежит покойному М.И. Туган-Барановскому, которого, конечно, нельзя назвать ортодоксальным марксистом. Таким образом, приходится с полной определенностью констатировать поразительный факт: научный социализм, целиком поглощенный критикой капиталистического строя, теории социалистического строя до сих пор не разработал» [1, c. 177].
Что же представляла из себя модель социализма по М.И. Туган-Барановскому?
Прежде всего, нужно подчеркнуть, что он считал социализм «надисторическим идеалом человечества», с него начинается история общественной мысли. В последнем случае он имел в виду Платона [9, с. 258].
Но Платон, хотя и был противником частной собственности, считал, что люди высшего разума, философы, должны управлять таким обществом. Они должны избегать всякой роскоши, жить в строгой умеренности, без всяких излишеств и без семьи. Все остальное – человеческое стадо, которое пасут мудрые пастыри.
Как справедливо указывал М.И. Туган- Барановский, платоновский социализм вытекал из подчинения личности обществу: «Личность человека не имеет для Платона ценности, и он хочет превратить ее в орган общества, послушное орудие, не преследующее своих особых целей, но служащее только интересам целого» [9, c. 214].
Насколько я представляю, по такому пути шел не только Платон, но и многие социалисты и коммунисты, начиная от Г. Бабефа и Ф. Буонарроти и кончая В.И. Лениным и И. Сталиным. Для них отдельная личность не значила ничего, хотя в эпоху СССР, да и сейчас тоже, об этом говорилось и говорится много.
Поэтому неудивительно, что размышляя о социалистическом идеале, М.И. Туган-Барановский обращается к философии Канта. По-видимому, Канта он ценил более других философов. Он писал в 1906 г. одному из своих учеников П.А. Кузько, что его удивляет быстрота и решительность суждений о Канте «молодых»: «…я на него употребил целый год, перечитал “Критику чистого разума” семь раз, а прочие работы раза четыре». И далее он писал: «Не думайте при этом, что я вообще медленно работаю. Я не был на юридическом факультете и был исключен с естественного, но когда через год мне представилась возможность сдать экзамен, то я в три месяца прошел курс юридического и естественного факультета и сдал за этот срок кандидатский экзамен по обоим факультетам» [12, c. 11–12]. В Канте М.И. Туган-Барановского привлекала идея верховной ценности человеческой личности. Поэтому неслучайно обращение к этой идее и в произведении «Социализм как положительное учение». Он цитирует следующий тезис Канта: «В природе все что угодно, над чем мы имеем власть, может служить нам средством, и только человек, и с ним всякое разумное существо – есть цель в себе… Человек, и вообще всякое разумное существо, как цель в себе, не как средство для той или другой воли, но всегда должен рассматриваться во всех своих действиях, направленных как на него самого, так и на другие разумные существа, как цель» [9, c. 14].
Отсюда, считал М.И. Туган-Барановский, вытекает идея равноценности каждой человеческой личности. «Отбросьте учение об абсолютной ценности человеческой личности – и все демократические требования нашего времени окажутся пустым разглагольствованием. Поэтому необходимо признать идею равноценности человеческой личности основной этической идеей современного социализма» [там же, c. 273].
Так писал М.И. Туган-Барановский в 1918 г. в произведении «Социализм как положительное учение», но еще ранее в 1907 г. в уже цитировавшемся письме к П.А. Кузько он подробно разъяснял свою позицию: «Что касается нашего спора о равноценности, то как же можно обосновать равноправность, как не равноценностью? Можно ли для блага человечества зажарить на костре ребенка?
Если нельзя, значит ценность всего человечества не больше, чем ценность ребенка, значит ценность ребенка бесконечна (ибо она не меньше ценности всего человечества), а бесконечность равна бесконечности. Будьте последовательны – если люди равноправны, значит они и равноценны.
На чистом ницшеанстве нельзя основать социализма.
Ведь о равноценности можно говорить лишь в условном смысле – конечно, люди не равны по своему достоинству, но я отношусь к ним, в известном отношении так, как если бы они были равноправными» [12, c. 11–12]. Я уверен, что эти размышления были чужды В.И. Ленину, и тем более И.В. Сталину [8, c. 15–22].
М.И. Туган-Барановский предлагал свою классификацию различных систем социалистического строя. Во-первых, он подразделяет социализм в широком смысле слова на социализм в узком смысле слова и коммунизм. Причем он считал, что на первом эта- же, то есть социалистическом, еще сохраняются товарно-денежные отношения, но при коммунизме их не будет. Он выделяет следующие виды социализма и коммунизма:
Социализм.................................Коммунизм
в узком смысле слова
Государственный ..................Государственный
Синдикальный
Коммунальный ........................Коммунальный
Анархический ........................Анархический

Эта классификация была сформулирована им еще ранее – до 1918 г., любопытно, что она стала в России общепринятой. Ею, в частности, пользовался известный библиограф и издатель Н.А. Рубакин [5, c. 21].
Государственный (централистический) социализм и коммунизм характеризуется большой ролью государства и централизацией власти. М.И. Туган-Барановский считал основоположником этого типа социализма не самого А. Сен-Симона, а его учеников (Базара и Анфантена), а также Пекера, Беллами. Наиболее ярким представителем государственного коммунизма он считал Э. Кабэ [9, c. 282–304].
Синдикальный социализм – это такая форма социализма, при которой средства производства находятся во владении не всего общества, а различных профессиональных рабочих групп. Самым выдающимся представите- лем синдикального социализма М.И. Туган-Барановский считал французского революционера эпохи 1848 г. Луи Блана [там же, c. 310–312].
Коммунальный (федералистический) социализм и коммунизм – это такая форма социализма, при которой хозяйственной единицей является община, коммуна. Создателем коммунального социализма он считал Ш. Фу- рье, а коммунального коммунизма – Р. Оуэна и его ученика У. Томпсона [там же, c. 313–331].
Анархический социализм и коммунизм является крайней противоположностью централистическому социализму. Его основателями были Годвин, Прудон и Петр Кропоткин, с которым, как уже говорилось, М.И. Туган-Барановский был лично знаком. Крупнейшим из новейших анархистов он считал Л.Н. Толстого [там же, c. 313–331]. По его мнению, анархический строй есть «безусловная невозможность».
Анализируя все эти типы социализма, М.И. Туган-Барановский приходит к выводу, что государство должно стать важнейшей хозяйственной организацией социалистического общества. Только при условии централизации возможны стройность, согласованность, пропорциональность во всех частях общественного целого. «Без централизации, – писал М.И. Туган-Барановский, – не может быть и планомерности целого, так как эта планомерность может быть внесена в общество только подчинением его составных частей единому централизованному плану» [9, c. 363–364]. Только при этом условии общественный строй может стать целиком продуктом разумной воли человека и наиболее полно приспособиться к общественным нуждам и потребностям.
Однако, как считает М.И. Туган-Барановский, государственная централизация заключает в себе и огромные опасности, которых нужно так или иначе избежать. «Чем более централистически организовано общественное хозяйство и чем большие размеры приобретает эта организация, тем больше опасности для свободы отдельных лиц. Централизм всегда несет с собой и бюрократизм – оторванность общественного механизма от тесного соприкосновения с действительной жизнью, игнорирование всех индивидуальных отличий ее. Соответственно этому возрастает и роль принудительного начала власти в строе общественной жизни. Таков неустранимый грех всякого централизма» [там же, c. 364].
В связи с этим совершенно справедливым было бы любопытство выяснить отношение М.И. Туган-Барановского к марксистскому представлению о социализме. Этот вопрос он рассматривает в III главе о государственном социализме. Он правильно говорит, что в представлении марксистов социалистическая организация будущего должна носить «централистический характер». И, пожалуй, все – больше к этому вопросу практически не возвращается.
Он также нигде не высказывает прямо своего отношения к главной идее К. Маркса – диктатуре пролетариата, не употребляет сам термин и не расшифровывает его суть: политическое господство пролетариата. Последнее является довольно странным, особенно в связи с тем, что эта идея была четко зафиксирована в программе РСДРП, принятой на II съезде партии в 1903 году.
Также надо отметить, что М.И. Туган- Барановский в своей работе «Социализм как положительное учение», говоря об анархизме и его теоретиках Прудоне, Годвине и Петре Кропоткине, не упоминает Михаила Бакунина, по существу духовного отца П. Кропоткина. Хотя именно М. Бакунин был одним из первых революционеров-социалистов, кто дал аргументированную критику этой марксистской идеи в ряде работ и, прежде всего, в книге «Государственность и анархия» (1873 г.). На мой взгляд, его критика и опасения, которые он высказывал при проведении диктатуры пролетариата в жизнь, нашли полное подтверждение после Октября 1917 г. в 20–40-ых гг. во время строительства так называемого социализма в СССР. Невозможно допустить, что М.И. Туган-Барановский не читал работы М. Бакунина «Государственность и анархия» и не знал его аргументов против этой марксистской, в общем, как показали события, чрезвычайно опасной идеи. Тем более, что он о М. Бакунине писал в своих «Очерках из истории политической экономики» в 1902 г. (в очерке «К. Маркс»):
«В 1872 г. на конгрессе в Гааге (имеется в виду Гаагский конгресс Интернационала. – Д. Т.-Б.) было поставлено под внушением Маркса, лично ненавидевшего Бакунина, исключение последнего из состава общества. Это повело к расколу «Интернационала» – целый ряд секций высказался за Бакунина, и «Международная ассоциация рабочих» фактически прекратила существование» [9, c. 212].
Из этого отрывка видно, что симпатии М.И. Туган-Барановского скорее на стороне М. Бакунина, нежели К. Маркса. Также понятно, что он был весьма неплохо осведомлен о сути конфликта Маркса и Бакунина на I Интернационале.
Приходится признать, что М.И. Туган-Барановский оказался менее проницательным и дальновидным, чем М. Бакунин. Кстати сказать, что Э. Бернштейн в своей знаменитой книге «Предпосылки социализма и задачи социал-демократии» (1898 г.) также ничего не писал о диктатуре пролетариата.
Вместе с тем, М.И. Туган-Барановский, говоря о преимуществах централизма и даже о том, что государственный социализм имеет предпочтение перед другими системами, отмечает и его «невыгодные стороны», заключающиеся «в подавлении личности» [там же, c. 366]. Вывод он делает следующий: необходим известный компромисс между различными социалистическими системами. «Централистическая система не может быть отвергнута, но она должна быть дополнена и ограничена системами федералистическими, представлявшими больше свободы человеческой личности» [9, c. 366].
Для этого государственный социализм должен быть дополнен муниципальным социализмом. Каждая муниципальная организация должна иметь свое собственное хозяйство.
«Центральная государственная власть должна брать на себя лишь то, что явно не по силам муниципалисту» [там же, c. 367]. Это первый, как говорит М.И. Туган-Барановский, «корректив к централизующему началу государственности». Однако этого «восполнения» далеко недостаточно. Сильной стороной синдикального социализма было то, что производственный процесс подпадал под непроизводственный контроль рабочих, занятых в производстве. В этом случае, говорит М.И. Туган-Барановский, свобода рабочего гораздо более обеспечена, чем при государственной организации производства [там же, c. 368].
Я полагаю, что с этим тезисом М.И. Туган-Барановского не мог бы согласиться В.И. Ленин. В 1921 г. по инициативе В.И. Ленина была разгромлена на X съезде РКПБ так называемая «рабочая оппозиция» (Шляпников), выступающая под лозунгами синдикального социализма.
Также М.И. Туган-Барановский считал, что наряду с принудительным началом организации производства возможна и свободная его организация. «Такой свободной хозяйственной организацией нашего времени является в большей или меньшей степени вся область кооперации» [там же, c. 369]. Подробно этот вопрос я рассмотрю в следующем разделе. Он высказал и свой взгляд на развитие событий в России. По его мнению, переживаемый исторический момент – август 1917 г. – характеризуется большим влиянием социалистов.
Совсем другое положение складывается в социалистическом государстве. Здесь власть составляет ежегодный бюджет и берет на себя снабжение своих граждан необходимыми продуктами. Для этого требуется самая детальная статистика общественного потребления и производства, статистика, охватывающая «все народное хозяйство во всех его мельчайших деталях, и статистика непрерывная, ибо общественное производство и потребление является непрерывно продолжающимся процессом, колеблющимся и изменчивым». Причем всякая неточность статистического учета будет давать о себе знать существенным расстройством общественного хозяйства, так как все это хозяйство будет основываться на статистическом учете.

«Каким талантом должен обладать министр социалистического государства, – говорит М.И. Туган-Барановский, – чтобы управлять всем огромным механизмом... и управлять так, чтобы не нарушая свободы каждой отдельной личности и, в то же время, подчиняя действия отдельных лиц интересам целого, удовлетворять всем общественным потребностям!»
Если это управление будет происходить плохо, то в результате получится полное расстройство общественного хозяйства, способное привести к полной его остановке. Дефицит продуктов может стать хроническим, диспропорции в развитии экономики окажутся более значительными, чем при капитализме. С другой стороны, в социалистическом обществе все будут получать примерно равный доход. Исчезнет, таким образом, стимул наживы. Это приведет к понижению производительности труда. Его можно сохранить, только принципиально изменив природу человека. У него должны появиться стимулы совершенно иного рода: чувство солидарности каждого с остальными людьми, преданность общим интересам, чувство долга, увлечение красотой и привлекательностью труда. В конечном итоге эти стимулы могут с успехом заменить грубые стимулы капиталистического общества. Таким образом, «в неподготовленной социальной среде социализм, вместо того, чтобы стать царством свободы и всеобщего богатства, должен стать царством рабства и всеобщей нищеты» [9, c. 426]. Таков неутешительный вывод М.И. Туган-Барановского, полностью подтвердившийся в XX веке. С ним был согласен и Г.В. Плеханов.


Заканчивая эту характеристику социалистического устройства общества, я хочу обратиться к выводу биографа М.И. Туган-Барановского Г.Н. Сорвиной. По ее мнению, М.И. Туган-Барановский нарисовал черты «своеобразной системы рыночной экономики», с денежным хозяйством и всеми его атрибутами – рынком, ценностью, стоимостью, ценами, деньгами. Потребление, по М.И. Туган-Барановскому, регулируется доходом.

«Государство нормирует доходы», но как отмечает Г.Н. Сорвина, «существует (в рамках дохода) свобода выбора – именно в наличии последней Туган-Барановский усматривает особую значимость денежного хозяйства» [6, c. 43]. Г.Н. Сорвина делает такое резюме – «речь идет о первой в истории социалистических идей модели рыночного социализма». И в качестве аргумента исследователь проводит эпизод из воспоминаний Н. Валентинова (Вольского). Этот эпизод я считаю ее находкой, который я просмотрел, хотя воспоминания Н. Валентинова также использовал. Он писал: «Я никогда не мог себе представит ведение современного хозяйства без денежной системы, то есть, в сущности, без фактора оценки. Когда в 1898 г., будучи студентом, я сказал профессору М.И. Туган-Барановскому (это он был моим первым учителем марксизма), что не представляю себе, как социалистическое общество может обойтись без денег, то он мне ответил: А вы об этом не думайте, это же глупость!» [там же, c. 44].

Я бы очень хотел думать, что мой дед являлся первым автором «модели рыночного социализма», но в этом не вполне уверен. Правда, косвенным подтверждением данной версии является, на мой взгляд, его брошюра «Русская революция и социализм», написанная и опубликованная в Петрограде в 1917 г. В ней он весьма убедительно обосновывает главный вывод: «До социализма современная Россия, безусловно, не дозрела» [4, c. 187]. По его мнению, есть только один путь развития России:
– власть в руках социалистов без проведения глубоких социалистических преобразований («О социализации всех фабрик думать в настоящее время не приходится»);
– государство будет регулировать отношения между трудом и капиталом. Власть определяет размер заработной платы рабочего и продолжительность рабочего дня; в сельском хозяйстве крестьянское трудовое хозяйство связанно с кооперацией в мощные союзы и объединения;
– в городе – государственный «урегулированный» капитализм, ограниченный в своих правах интересами всего общества и контролем рабочего класса.
«Двигаясь в сторону социализма и постепенно приближаясь к последнему, Россия все же в ближайшем будущем не станет социалистической страной» [4, c. 188].

Я думаю, что здесь М.И. Туган-Барановский изложил весьма реалистический план (может быть, самый реалистический, из всех известных [3, c. 45]), фактически напоминающий план НЭПа, к которому после различных экспериментов вынужден был приступить В.И. Ленин в 1921 г. [там же, c. 376].

ПРИМЕЧАНИЕ

1 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в проекте проведения научного исследования «Изучение научного вклада М.И. Туган-Барановского в мировую общественную и экономическую мысль на рубеже конца XIX – начала XX вв.», проект № 12–01–00208а.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бруцкус, Б. Д. Социалистическое хозяй- ство / Б. Д. Бруцкус // Новый мир. – 1990. – № 8. – С. 115–180.
2. Буонарроти, Ф. Заговор во имя равенства, названный заговором Бабефа / Ф. Буонаротти. – М. : Наука, 1963. – 350 с.
3. Ленин, В. И. Полное собрание сочинений. В 55 т. Т. 45 / В. И. Ленин. – М. : Изд-во полит. лит. – 1966. – 505 с.
4. Образ будущего в русской социально-экономической мысли конца XIX – начала XX века. Избранные произведения. – М. : Наука, 1994. – 250 с.
5. Рубакин, Н. И. Среди книг / Н. И. Рубакин. – СПб. : Тип. Попова, 1912. – 270 с.
6. Сорвина, Г. Н. Экономист серебряного века / Г. Н. Сорвина // Туган-Барановский, М. И. Периодические промышленные кризисы / Туган-Барановский М. И. – М. : Наука, 1997. – С. 5–57.
7. Туган-Барановский, Д. М. Наполеон и республиканцы / Д. М. Туган-Барановский. – Саратов : Изд-во СГУ, 1980. – 220 с.
8. Туган-Барановский, Д. М. М.И. Туган-Барановский об отношении К. Маркса и В.И. Ленина к морали, нравственности и этике / Д. М. Туган- Барановский // Культура и экономика. Материалы международной научно-практической конференции 20–21 марта 2008 г. в Донецком национальном университете им. М.И. Туган-Барановского. – Донецк : Изд-во ДОННУЭТ, 2008. – С. 115–122.
9. Туган-Барановский, М. И. Социализм как положительное учение / М. И. Туган-Барановский // К лучшему будущему. – М. : РОССПЭН, 1996. – С. 257–427.
10. Туган-Барановский, М. И. Очерки из истории политической экономии и социализма / М. И. Туган- Барановский. – Донецк : ДОННУЭТ, 2004. – 304 с.
11. Туган-Барановский, М. И. Современный социализм в своем историческом развитии / М. И. Туган-Барановский. – СПб. : Тип. Попова, 1906. – 220 с.
12. Туган-Барановский М.И. к Кузько П.А. Письмо, 1906 г. // Отдел рукописей Российской государственной библиотеки. – Ф. 144. – Карт. 8. – Ед. хр. 59.

REFERENCES

1. Brutskus B.D. Sotsialisticheskoe khozyaystvo [Socialistic Economy]. Novyymir, 1990, no. 8, pp. 115-180.
2. Buonarroti F. Zagovor vo imya ravenstva, nazvannyy zagovorom Babefa [The Conspiration for the Sake of Equality, Named Babef’s Conspiracy]. Moscow, Nauka Publ., 1963. 350 p.
3. Lenin V.I. Polnoe sobranie sochineniy. V 55 t.T. 45 [Complete Collection of Essays. In 55 vols. Vol. 45]. Moscow, Izd-vopolit. lit., 1966. 505 p.
4. Obraz budushchego v russkoy sotsialno- ekonomicheskoy mysli kontsa XIX – nachala XX veka. Izbrannye proizvedeniya [The Image of Future in the Russian Social and Economic Thought at the End of 19th – Beginning of 20th Century. Selected Works]. Moscow, Nauka Publ., 1994. 250 p.
5. Rubakin N.I. Sredi knig [Among Books]. Saint Petersburg, Tip. Popova, 1912. 270 p.
6. Sorvina G.N. Ekonomist serebryanogoveka [An Economist of Silver Age]. Tugan-Baranovskiy M.I. Periodicheskie promyshlennye krizisy [Periodical Industrial Crisis]. Moscow, Nauka Publ, 1997, pp. 5-57.
7. Tugan-Baranovskiy D.M. Napoleon i respublikantsy [Napoleon and Republicans]. Saratov, Izd-vo SGU, 1980. 220 p.
8. Tugan-Baranovskiy D.M. M.I. Tugan- Baranovskiy ob otnoshenii K. Marksa i V.I. Lenina k morali, nravstvennosti i etike [M. I. Tugan-Baranovskiy About the Attitude of K. Marx and V. I. Lenin to Morals, Morality and Ethics]. Kultura i ekonomika. Materialy mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii 20-21 marta 2008 g. v Donetskom natsionalnom universitete im. M.I. Tugan- Baranovskogo [Culture and Economy. Proceedings of International Research and Practice Conference of March 20-21, 2008 in Donetsk National University Named After M.I. Tugan-Baranovskiy]. Donetsk, DONNUET Publ., 2008, pp. 115-122.
9. Tugan-Baranovskiy M.I. Sotsializm kak polozhitelnoe uchenie [Socialism as a Positive Study]. K luchshemu budushchemu [To the Better Future]. Moscow, ROSSPEN Publ, 1996, pp. 257-427.
10. Tugan-Baranovskiy M.I. Ocherki iz istorii politicheskoy ekonomii i sotsializma [Essays from
the History of Political Economy and Socialism]. Donetsk, DONNUET Publ., 2004. 304 p.
11. Tugan-Baranovskiy M.I. Sovremennyy sotsializmv svoem istoricheskom razvitii [Contemporary Socialism in Its Historical Development]. Saint Petersburg, Tip. Popova, 1906. 220 p.
12. Tugan-Baranovskiy M.I. k Kuzko P.A. Pismo, 1906 g. [Tugan-Baranovskiy M.I. toKuzkoP.A. TheLetter. 1906]. Otdel rukopisey Rossiyskoy gosudarstvennoy biblioteki. F. 144, kart. 8, ed. khr. 59.

THE THEORY OF SOCIALISM BY M.I. TUGAN-BARANOVSKIY

Tugan-Baranovskiy Dzhuchi Mikhaylovich
Doctor of Sciences (History), Professor, Department of Archeology and Foreign History,
Volgograd State University adsi@volsu.ru
Prosp. Universitetsky, 100, 400062 Volgograd, Russian Federation.

Abstract. The ideas of Russian economist M.I. Tugan-Baranovskiy about socialism were significantly different from Marxist and especially from Lenin’s model of future society. The attitude to personality was the “supreme value” for the prominent Russian economist. Besides, M.I. Tugan-Baranovskiy was the opponent of excessive centralization of state power and suggested various ways of its control and restriction.
In his opinion, there is only one way of Russia’s development. It implies the following conditions:
– the power is in the hands of socialists without carrying out deep socialist transformations (“It isn’t necessary to think of socialization of all factories in the present”);
– the state will govern the relations between work and the capital. The power determines the size of salary of a worker and the duration of working day;
– the peasant economy is connected with the powerful unions and associations in agriculture;
– the state “regulated” capitalism is limited in the rights to interests of all society and control of working class in the city.
The author of the article believes that M.I. Tugan-Baranovskiy proposed rather realistic plan of socialism, similar to the plan of NEP, which was announced by Lenin in 1921 after some unsuccessful economic and social experiments.
Key words: Socialism, Marxism, Leninism, I. Kant and Kantian Study, state power.

C уважением,
Валерий


Источник: Туган-Барановский Д.М Теория социализма М.И. Туган-Барановского // Вестник Волгоградского государственного унивесситета. Сер. 4, Ист. — 2014. — № 2 (26). – С.14-20.


Интересные факты

Однокурсником и товарищем Михаила Ивановича Туган-Барановского на физико-математическом факультете Петербургского университета был старший брат В.И. Ленина – Александр Ульянов. Д.М. Туган-Барановский пишет: «мой дед и Александр Ульянов занимались изучением пиявок и, в частности, установили, что у них есть нечто вроде органов зрения. Не могу судить, насколько это верно, но студенческая работа А. Ульянова, действительно удостоенная очень высокой награды – золотой медали, была посвящена исследованию различных видов пресноводных червей» - Д.М. Туган-Барановский «Туган-Барановский Михаил Иванович: жизнь и идеи [Текст]: [монография] / Д.М. Туган-Барановский. – Волгоград: Издатель, 2015. – 320 с.».

«Профессор Туган-Барановский, принадлежит к числу тех российских экономистов, которые в молодости были почти марксистами, а затем быстро "поумнели", "подправили" Маркса обрывками буржуазных теорий и за великие ренегатские заслуги обеспечили себе университетские кафедры для ученого одурачения студентов» [ Ленин В.И. Полн. собр. соч., 5-у изд., т.22, с.153 ].

P.S. Для общего развития:

http://old.fa.ru/fil-spo/shadrinsk/news ... ballov.pdf

_________________
Здоровая нация не ощущает своей национальности, как здоровый человек не ощущает, что у него есть кости.
Джордж Бернард Шоу


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Ср сен 19, 2018 7:47 am 
Не в сети
Наблюдатель
Наблюдатель

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 125
Откуда: Россия
Карл Маркс даёт анализ общества и его общественных форм на примере способа производства, способа производства общественного продукта, которым общество регулярно осуществляет собственное воспроизводство. В этих формах раскрыты производственные, а не общественные отношения, которые гораздо шире и многообразнее. Для него общественные отношения всегда производственные, отношения образованные для производства и воспроизводства продукта. Раб вступает в отношения с рабовладельцем, так же, как, в изменившихся условиях, наёмный рабочий с капиталистом. Для раба и рабовладельца и для пролетария и капиталиста производство общее, один из них производитель, он производит, другой руководит, управляет самим производством продукта. Антагонизм в производстве связан с тем, что производство изначально принадлежит эксплуататорам, как рабовладельцу, так и капиталисту. Несправедливость заключается в том, что они расплачиваются за труд, с непосредственным производителями произведённым им же трудом. Притом, оплачивая только часть труда, присваивая остаток.
Несправедливое распределение произведённого является причиной классового антагонизма. Потому для марксизма общественный идеал это когда всё производство осуществляется для себя и справедливо распределяется. Это идеалы и принципы «справедливого» общества, о котором человечество мечтало с момента основания.
Подходя к этому критически и даже предвзято, можно с уверенностью сказать, что данная картина мира нарисована Карлом Марксом слишком примитивно. Примитив заключён в том, что идеальный вариант общества состоит в представлении общества огромной производственной структурой, в которой производство осуществляют трудящиеся для себя.
Он не разглядел, не увидел само общество и социальную связь в нём, которая образуется и осуществляется трудом. Труд есть не то что «производит стоимости», а то, что образует, создаёт общественную связь. Тем труд и отличается от понятия затраты рабочей силы. Обмен трудом, а не «стоимостями», представляет дефект марксизма.
Карл Маркс представлял обмен как естественный процесс «произведёнными стоимостями», обмен одной «стоимости» на другую, потому что «что в двух различных вещах … существует нечто общее равной величины». А «меновая стоимость вообще может быть лишь способом выражения, лишь «формой проявления» какого-то отличного от неё содержания».
Маркс представляет имманентное содержание «стоимости»: «Но что такое стоимость товара? Предметная форма затраченного при его производстве общественного труда. А чем измеряем мы величину стоимости товара? Величиной содержащегося в нём труда»,23-546. Надо обратить внимание на затрату, которая только в наивных представлениях может быть реализована в обмене.
По сему, выходит, что если затратить на производство 1000 рублей, то она или примерно она, выразит меновые возможности товара.
Реальность и здравый смысл представляет затрату, в том числе и труда на производство товара и его стоимость понятиями антагонистами.
Элементарный момент общества заключён в стоимостном взаимодействии двух произведённых товаров общего производства, в этом Карл Маркс видел реализацию «производства стоимости» и истоки «трудового общества». Он стоимость представлял и ставил вначале обмена, стоимость товара выраженной в деньги «ослепительной формой стоимости» товара, объясняя общество из стоимости из первоначальной стоимости.
«Это первоначальное накопление играет в политической экономии приблизительно такую же роль, как грехопадение в теологии: Адам вкусил от яблока, и вместе с тем в род человеческий вошёл грех»,23-726.
Социальные отношения для Маркса образуются в производстве стоимости и обмен произведёнными стоимостями это естественный процесс общества.
Развитие общества для Карла Маркса происходит изначально в условиях свободы первобытных производственных отношений. Свободные отношения производства первобытного общества были раздавлены античеловеческими связями рабовладельческого общества, затем сословными, феодального и денежными, капиталистического.
Потому в рабовладении нет совершенно ничего от, например, капиталистического и как следствие анализа он показывает и доказывает и пытается показать, что все товары обмениваются в тех или иных пропорциях. Равенство обеспечено внутренним содержанием произведённых товаров, свойствами, которыми их наделяет затраченный труд и полезность их как предмета потребления. Эти свойства, и их имманентное содержание, по его мнению, являются и проявляются как равновеликие или просто равные.
«Но так как и x сапожной ваксы, и y шёлка, и z золота и т. д. составляют меновую стоимость квартера пшеницы, то x сапожной ваксы, y шёлка, z золота и т. д. должны быть меновыми стоимостями, способными замещать друг друга, или равновеликими»,23-46.
Марксизм показывает обмен произведёнными стоимостями непременным процессом происходящий в обществе, в котором товары обмениваются в той или иной пропорции по их стоимостям. Прежде и по существу это стоимостной обмен товаров.
Например, произведённый шкаф обменивается с произведённым телевизором в той или иной пропорции. Шкаф, имеющий меновую стоимость, обменивается с телевизором обладающим таким же свойством. Пропорции самого обмена обеспечивает их непременное свойство – меновая стоимость, как внутреннее проявление изготовившего их труда и полезности вещи как предмета потребления.
Поэтому, по взглядам Маркса, свойством стоимости обладают все произведённые товары, образующие меновые стоимостные отношения друг с другом.
Таким образом, можно сказать, что Маркс убедил всех в том, то что создаёт пропорции отношения товаров является их меновая стоимость. Но что это такое меновая стоимость, не совсем раскрыл или точнее совсем не раскрыл.
«Таким образом, то общее, что выражается в меновом отношении, или меновой стоимости товаров, и есть их стоимость»,23-48
В этом можно разглядеть подвох и лукавство, потому что то выражается в меновом отношении товаров и меновой стоимости товаров (а), является проявлением непоследовательности.
Он представляет и меновое отношение товаров стоимостью, равно как и имманентное свойство каждого из них.
Подвох заключён в том, что суть науки заключена в определении условий пропорционального обмена товаров и если это отношение стоимостное, то стоимость товара определяет это отношение.
Чтобы понять нереализованность выражения К. Марксом этого отношения можно привести цитату из 1том «Капитала»: «Стоимостное отношение двух товаров даёт, таким образом, наиболее простое выражение стоимости данного товара»,23-58.
В этой цитате, определении нарушена причинно – следственная связь, что является началом и что чего определяет, невозможно понять и выяснить.
В меновом отношении товаров должны выражаться пропорции стоимостного обмена, т.е. выражаться их отношения. Меновая их стоимость должна проявляться в обмене не как просто сущность, проявляться как то, что есть.
Отношение товаров должно быть не просто отношение товаров, а стоимостное их отношение и соответственно стоимость как свойство качество товара, его внутреннее сущность определяющее их пропорциональное отношение в обмене. Так как классический вариант предлагает сам К. Маркс: «Возьмём два товара, например один сюртук и 10 аршин холста. Пусть стоимость первого вдвое больше стоимости последних, так что если 10 аршин холста = w, то сюртук = 2 w»,23-51.
Другими словами, почему сюртук обменивается на 20 аршин холста, потому что его стоимость в два раза больше чем стоимость 10 аршин холста. Их отношения определяет стоимость в стоимостном обмене.
То, что выражается в меновой стоимости товара, это предполагает его свойство, качество, а то что заключено в меновом отношении, как раз должно быть следствием отношений свойств товаров, образующих стоимостное отношение товаров.
Таким образом, Карл Маркс не отвечает на главный вопрос политэкономии как создаются пропорции товаров, представляя стоимость и внутреннее свойство товара и меновые отношения товаров.
Стоимость это свойство товара или их отношение показывающее их стоимостную пропорцию.
«Чтобы выяснить, каким образом простое выражение стоимости одного товара содержится в стоимостном отношении двух товаров, необходимо прежде всего рассмотреть это последнее независимо от его количественной стороны. Обыкновенно же поступают как раз наоборот и видят в стоимостном отношении только пропорцию, в которой приравниваются друг другу определённые количества двух различных сортов товара. При этом забывают, что различные вещи становятся количественно сравнимыми лишь после того, как они сведены к одному и тому же единству. Только как выражения одного и того же единства они являются одноимёнными, а следовательно, соизмеримыми величинами»,23-59, не проясняет а запутывает дело.
Сведение к единству, когда оно не стоимостное рушит всю систему представлений стоимости и марксизма как экономической науки.
Если не стоимость как непременное свойство товаров образует пропорции их обмена тогда что?


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Вс окт 07, 2018 7:50 am 
Не в сети
Наблюдатель
Наблюдатель

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 125
Откуда: Россия
Марксизм, как основа социальной науки, рассматривает человека и труд посредственно. Он полагает, что человек и труд существуют независимо друг от друга. Человек может заниматься трудом, производить труд, но, может и нет. Сам наёмный труд предполагает это. Капиталист, нанимая пролетария для работы, даёт ему поле для проявления труда, но по настоящему, лишает свободы.
Свобода, по мнению марксизма, которую выразил Ф. Энгельс, лежит по другую сторону общественного производства.
Потому фундаментальные позиции Карла Маркса состоят в том что: «Труд не всегда был наемным трудом, т. е. свободным, трудом» 6-433.
Свобода в марксизме это свобода выбора трудится или не трудится.
Трудится, что бы жить и выжить или не трудиться, что бы быть свободным. Из такой альтернативы вытекает нереальность теории.
Такое основополагающее понятие свободы человека, самого человека и его труда и легло в основу того что называется марксизм и оно далеко от реальности. Свобода человека это свобода самовыражения или та «атомная энергия общества», которая им движет. Эту свободу и пытался искоренить марксизм своими представлениями о человеке, труд которого он считал за труд только после того, когда его нанимают. Потому труд предполагается в качестве затрат и абстрактного производства, затратил рабочую силу – труд, произвёл даже ненужную вещь – труд.
Реальность восприятия человеческой жизни заключается в том, что труд это выражение сущности человека, т.е. сущность человека, выражается исключительно трудом. Не красивой внешностью или физической силой или чем иным, а на это способно только проявление социального выражение сущностных сил человека - труд. Человек и труд неразрывные понятия, потому что человека как человека делает труд. Не та палка – копалка, которая по представлениям К. Маркса, исторически превратила обезьяну в человека. Это ложный посыл на основании ложного понятия труда самим Марксом, который принимал за труд затраты рабочей силы, саму рабочую силу. Труд и рабочая сила, совершенно различные понятия.
Труд это деятельность ля других, затраты рабочей силы, это «просто труд» или абстрактный труд.
Ложное понимание труда и повлекло перекос теории объяснения социальной жизни.
Если поставить всё на свои места, заменив понятие рабочей силы, трудом, то, что марксизм представляет как дефект капиталистических отношений, является эффектом.
Вот что Карл Маркс пишет в работе «Наёмный труд и капитал»:
«Но*** труд — это собственная жизнедеятельность рабочего, проявление его собственной жизни. И эту-то жизнедеятельность он продает другому, чтобы обеспечить себе необходимые
средства к жизни. Значит, его жизнедеятельность есть для него только средство, дающее ему возможность существовать. Он работает для того, чтобы жить. Он даже не считает труд частью своей жизни; напротив, трудиться значит для него жертвовать своей жизнью.
Труд — это товар, проданный им другому. Поэтому и продукт его деятельности не составляет цели его деятельности»,6-432.
С этой позиции, верно, что труд это проявление человеческой жизни и эту жизнедеятельность он представляет для других для образования общества. Человек, поэтому «общественное животное», по выражению Аристотеля, что он трудится для других, получая взамен, в обмен, труд других, общественный труд.
Этим человеческое общество отлично от стада животных или почти идеального устройства жизни муравьёв или пчёл.
Человек трудится не для того что бы физически выживать, а для того что бы выразить себя социально, как человек, а не как человеческое животное, которое озабочено исключительно выживанием.
Труд это не «товар, проданный другому», а выражение социальной сущности труда, устройства человеческого общества, когда труд предоставлен другим и другие, общество, решает если в продукте труд. Способен ли продукт представляться общественным продуктом, только в этом случае затраты рабочей силы, старание человека, превращается в труд, на это может показать только обмен. Потому обмен трудом выражает сущность общества, сущность общества, которая выражается социальным трудом, трудом для других.
Неизбежно ложное утверждение Карла Маркса, который исследовал обмен товаров и не видел за этим социального смысла: «Самый большой обмен это не обмен товаров, а обмен труда на товар»,46-1-98. Ложность заключена даже в том, что обмен предполагает не только равенство, но и одинаковость понятий участвующих в обмене.
Потому глубоко утопически выглядит его концепция социализма, каждому по – труду, а остальное в общественнее потребление. Принцип каждому по – труду с остатком.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Чт окт 18, 2018 2:18 pm 
Не в сети
Наблюдатель
Наблюдатель

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 125
Откуда: Россия
Наука начинается с открытия Аристотеля, что в двух обмениваемых товарах содержится равный труд. Но если это понимать и предполагать буквально, исходя из принципа, просто производимого или произведённого труда, то это приведёт прямой дорогой к коммунизму. К обществу совместного труда, в котором товары неизменно обмениваются по – стоимости. Этой прямой дорогой и шёл марксизм для объяснения сущности общества. Эта сущность представлялась так – человек производит меновую стоимость, и эти стоимости взаимно обмениваются в тех или иных пропорциях.
Принцип «трудового общества» гласит: «Отсюда следует, во-первых, что различные меновые стоимости одного и того же товара выражают нечто одинаковое и, во-вторых, что меновая стоимость вообще может быть лишь способом выражения, лишь «формой проявления» какого-то отличного от неё содержания»,23-46.
«Содержание меновой стоимости», по этому взгляду, труд, который создаёт, производит «меновую стоимость» товара. «Меновая стоимость» товара, как его имманентное свойство, в свою очередь, создаёт их стоимостные отношения. Создаёт так же как -«Количества железа служат, поэтому мерой веса сахара и по отношению к физическому телу сахара представляют лишь воплощение тяжести, или форму проявления тяжести. Эту роль железо играет только в пределах того отношения, в которое к нему вступает сахар или какое-либо другое тело, когда отыскивается вес последнего. Если бы оба тела не обладали тяжестью, они не могли бы вступить в это отношение, и одно из них не могло бы стать выражением тяжести другого. Бросив их на чаши весов, мы убедимся, что как тяжесть оба они действительно тождественны и потому, взятые в определённой пропорции, имеют один и тот же вес. Как тело железа в качестве меры веса представляет по отношению к голове сахара лишь тяжесть, так в нашем выражении стоимости тело сюртука представляет по отношению к холсту лишь стоимость»,23-67.
Представления стоимостного обмена неизменно приведут к созданию трудового общества, в котором человек трудом производит «меновую стоимость». «Стоимость», которая обменивается «в тех или иных пропорциях».
Труд в качестве «производителя стоимости» служит как просто труд и затрата рабочей силы, потому получается что труд и затрата рабочей силы становятся тождественны.
Труд это затраты рабочей силы выраженные социально, выраженные социальной полезностью, но не абстрактной функциональной полезностью вещи, вещи, как предмета потребления, а её полезностью для других.
Это основополагающий принцип общества, который никак и ни в коем случае, не предполагает что труд заключён в абстрактно – полезной вещи, «потребительной стоимости».
Это принципиально, а Карл Маркс нивелирует эту принципиальность тем, что труд для него заключён и в полезной вещи, полезность которой абстрактна. Труд также абстрактно для него заключён в товаре.
«Величина стоимости данной потребительной стоимости определяется лишь количеством труда, или количеством рабочего времени, общественно необходимого для её изготовлени»,23-49.
«Но в стоимости товара представлен просто человеческий труд, затрата человеческого труда вообще»,23-53.
Потому нещадно эксплуатируя пример обмена сюртука на сукно, он полностью выхолащивает из него социальный смысл, т.е. обмениваются сукно на сюртук, ну никак это не обмен портного с ткачом.
К тому же это представляет для него удобство анализа, в котором он представляет две обмениваемые вещи и товарами и полезными вещами, которые полезны сами по себе, имея имманентную полезность. Полезность и труд которых создаёт внутреннюю стоимость, которая является условием и сущностью обмена.
Обмен обуславливается социальной полезностью обмениваемых вещей, не просто абстрактно – общественной полезностью, а полезностью для других. Обмен холста на сукно возможен и происходит, потому что сукно представляет полезность для портного, а сшитый сюртук для ткача.
Это взаимодействие, посредством обмена и представляет элементарную модель, начало общества, в которой марксизм выхолащивает смысл.
Это видно на следующем примере из «К критики политической экономии»: «Условия труда, создающего меновую стоимость, как они вытекают из анализа меновой стоимости, суть общественные определения труда или определения общественного труда, но общественного не вообще, а особого рода. Это специфический вид общественности. Прежде всего, лишённая различий простота труда есть равенство труда различных индивидуумов, взаимное отношение их труда как равного, и именно вследствие фактического сведения всех видов труда к однородному труду. Труд каждого индивидуума обладает этим общественным характером равенства постольку, поскольку он представлен в меновых стоимостях, а в меновых стоимостях он представлен лишь постольку, поскольку он относится к труду всех других индивидуумов как к равному», 13-18.
Скептически на это представление и выражение сущности общества и стоимости, как свойство произведённой вещи, обеспеченное затраченным трудом, позволяет пример обменного банка английского социалиста – утописта Роберта Оуэна.
Видя зло в денежных отношениях, Р. Оуэн открыл обменный банк для обмена товаров. Каждый желающий мог принести для сбыта продукт своего труда. Опытные служащие устанавливали трудовую ценность товара количеством времени необходимого для изготовления и выдавали трудовые боны на это количество часов . На эти боны он мог получить любой другой товар имеющийся в банке, равный по стоимости. Таким образом, по мысли Оуэна совершался справедливый обмен, без обмана, без участия посредников. Надо заметить только что это был справедливый стоимостной обмен, обмен по – стоимости, то что марксизм показывает в качестве сущности товарных отношений.
Но вот что из этого получилось.
Вначале банк имел большой успех. Ремесленники приносили туда разнообразные товары и брали другие. Но постепенно в банке скопилось множество товаров, не находящих спроса. Они наводнили все кладовые. В конце концов Р. Оуэн вынужден был понизить оценку многих товаров. Это вызвало недовольство, но не спасло положение. Нашлись и такие, которые пользовались банком в корыстных целях, брали по дешёвке ходовые товары, а потом втридорога их перепродавали. В конце концов, банк был закрыт.
Опыт Роберта Оуэна ничему не научил, хотя должен был сказать и выразить то, что важна не справедливая оценка труда, а реальная, которая выражает сущность общества. Что общество это система, в котором товар стоит другого товара, другого общественного труда.
Стоимость это другой товар обмена, стул стоит 1000 карандашей, мешок зерна стоит самовара.
Марксизм объясняет принципы «трудового общества» из того что и стул и карандаш и зерно и самовар это «стоимости», которые очевидно обмениваются в тех или иных пропорциях. Поверхностный взгляд на обмен позволяет заявить что обмен происходит каждый день и каждую минуту, но то что это социальное взаимодействие людей в обществе, показывающий здоровый его организм марксизм даже не предполагал и видел в этом только анархию производства.
Марксизм позволял себе представлять их внутреннее «трудовое содержание», так же как и Роберт Оуэн. Но в отличие от Оуэна, которые всё – таки представлял стоимостной обмен некоторым законом присущим обществу, марксизм предполагал обменом управлять.
Вот что пишет Фридрих Энгельс: «общество изымет из рук частных капиталистов пользование всеми производительными силами и средствами общения, а также обмен и распределение продуктов, тем, что оно будет управлять всем этим сообразно плану, вытекающему из наличных ресурсов и потребностей общества в целом»,4-334.
Образование стоимости определяется даже не законом, а является сущностью общества, в котором труд человека выражается другим общественным трудом. Это есть начало и сущность общества, которого не было, например, в общине. Производство в общине было, но «производства стоимости» не было.
Стоимость это не качество и свойство товара, как произведённой вещи, иначе бы Карл Маркс не писал: «Я не могу, например, выразить стоимость холста в холсте»,23-59 или «Например: 40 аршин холста «стоят» — чего? Двух сюртуков»,23-66.
Чтобы знать, понять и выразить то, что 40 аршин холста стоят двух сюртуков, на основании марксистской теории, в системе стоимостного обмена, надо, что бы стоимость обоих товаров была обозначена как конкретная величина их обоих. Стоимостное отношение этих товаров и создавало бы данную пропорцию обмена. Но этого как раз и трудно и невозможно добиться и в условиях когда «я не могу выразить стоимость холста в холсте», в условиях обмена «эквивалентных стоимостей».
Но на самом деле что 40 аршин холста стоят двух сюртуков, показывает, указывает и представляет обмен, в котором 40 аршин не «стоят» и не являются стоимостью для себя или в себе.
Стоимость представляет другой общественный труд в обмене и обмен соответственно не стоимостной, а трудовой. Обмен представляет и полагает стоимость как величину и как понятие.
Равно как хост для сюртука является стоимость, так и сюртук для холста, потому что они друг для друга представляют труд других, общественный труд для ткача и для портного.
Можно привести пример Карла Маркса, которого иногда тоже «пробивает» на истину, в котором он игнорирует свой «конёк» «стоимостного» обмена.
«Стоимость товара холст выражается поэтому в теле товара сюртук»,23-62. «какой-либо товар A (холст) выражает свою стоимость в потребительной стоимости отличного от него товара B (сюртуке)»,23-66. «естественную наружность другого товара сделать своей собственной формой стоимости»,23-67.
Столяр не создаёт стоимость в виде шкафа или кондитер в виде конфеты, потому что их стоимость представляют другой общественный труд. Шкаф и конфета стоят другого общественного труда, труда других. Сколько стоят шкаф и конфета может определить и выразить только обмен на деньги или на другой товар, что и есть их стоимость.
Наш вопрос в магазине или на базаре, «сколько стоит?» не отражает и не зациклен на внутреннем содержании товара. Наш вопрос предполагает запрос на ответ сколько стоит он общественного труда, сколько стоит денег, которые имеются у нас в кармане, как право на определённое количество общественного труда после продажи своего, нашего, для того что бы осуществить полноценный обмен. Получение общественного труда, есть законченная фаза обмена с другими с обществом.
Продажа товара за деньги есть только способ отдалённого обмена, способ, когда обмен осуществляется не непосредственно.
Марксизм же представляет обмен товара за деньги, его продажу, не как сам обмен, а как действительное выражение внутреннего, имманентного свойства товара для его дальнейшего стоимостного обмена. Деньги только помощники обмена, а сами, по большему значению, как бумажные деньги, не выражают и не представляют никакой ценности ни себя, ни продаваемого за них товара.
Расставание с иллюзией, что деньги выражают стоимость произведённых товаров, не произошло даже в 90-х, когда деньги превратились в фантики.
Сам обмен есть только способ существования общества, общества состоящего из ткачей, портных, кондитеров, строителей и т.д, сущность труда которых состоит не в том что они производят, а в том что производят для других. Марксизм же представляет общее производство, общий труд ткачей, портных, кондитеров , строителей и т.д. которое образует общественное производство и в котором их частный труд представляет определённую часть. С этой точки зрения он одновременно и частный и общественный.
Общественный труд это не общий труд, а труд других, для ткачей, портных, кондитеров, строителей и т.д.
В том и состоит главная ошибка марксизма, что он исключает социальную сущность труда, социальную связь осуществляемую трудом. Труд для него просто труд, затрата человеческой рабочей силы, при которой происходит само обеспечение человека, тем что он производит стоимость для себя.
«Труд как созидатель потребительных стоимостей, как полезный труд, есть не зависимое от всяких общественных форм условие существования людей»,23-52. С этого ошибочного представления труда начинается искажённое представление общества.
Труд создает, образует общество, потому что он для других и только в таком качестве он труд и потому он не может находится, заключаться в производстве потребительной стоимости, полезной вещи, он заключён только и исключительно в товаре, обмениваемой вещи. Тот труд, который создает, производит вещь с потребительными качествами, есть абстрактный труд, как и общество образованное исключительно производством. Имя такому обществу – община.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Вс окт 28, 2018 6:38 am 
Не в сети
Наблюдатель
Наблюдатель

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 125
Откуда: Россия
Самое важное открытие, которое приписывается марксизму, это то, что Карл Маркс открыл законы движения, развития общества.
Развитие общества, по его мнению, определяется тем, что общество в своём развитии становится всё более производительным.
Но это сомнительное открытие, потому что он представлял общество огромной производственной фабрикой по производству, в которой труд человека абстрактный как производство в обществе, где им преследуются и личные и общественные цели одновременно. «Ясно, во всяком случае, что совокупный рабочий день большого числа одновременно занятых рабочих, будучи разделён на число рабочих, является уже сам по себе днём общественного среднего труда»,23-335.
Нереальность этого вывода, представления исходит даже из того что он неправильно представлял деятельность человека. Человек трудится не в совокупном обществе себе подобных, как огромной фабрике, а трудится для общества, для других.
Развитие общества по Марксу происходит посредством трансформаций общественно – экономических формаций, которые проходит общество. Сами фазы марксизм определяет способами производства общественного продукта, который воспроизводит общество как сущность, как структуру.
Важно сразу понять, что в обществе нет общественного продукта как такового, продукта, который создает, производит общество определённым способом, для себя, для собственного воспроизводства. То, что общественно – экономическая формация есть только способ, которым общество воспроизводит себя, производя общественный продукт, есть главное заблуждения марксизма в отношении развития общества.
Развитие общества осуществляется и определяется развитием человека. Роль и значение человека в общественном производстве не определяется представлением ему рабочего места. «Хрустальная мечта» правительства обеспечить всех рабочими местами, сделать так, что бы все работали, имеет дефект в том, что основание общества человек является исполнителем, наёмным рабочим, а не созидателем. Для осуществления этого необходимо, по принципам правительства, привлечения инвестиций, даже не замечая того, что поток вывода денег за границу полноводней самих инвестиций.
Главный дефект не в занятости населения, а в устройстве общества,
Потому причина нашей деградации общественного производства и самого человека является представление его в общественном, общественном общем производстве в качестве исполнителя, способного только на выполнение производственной задачи. Человека, который принимает зарплату за оценку его труда. Зарплата есть оплата рабочей силы, простого содержания человека для производства им абстрактного труда. Эта система не предполагает обладание человека продукта труда, самого труда, а предполагает оплату рабочей силы.
Это придаёт обществу классовость или классовое расслоение.
Как пишет сам К. Маркс: «чтобы владелец денег мог найти на рынке рабочую силу как товар, состоит в том, что владелец рабочей силы должен быть лишён возможности продавать товары, в которых овеществлён его труд, и, напротив, должен быть вынужден продавать как товар самое рабочую силу, которая существует лишь в его живом организме»,23-180.
Здесь он пишет о продаже рабочей силы, но одновременно представляя тождественность труда и рабочей силы. Что труд человек продаёт за деньги, нанимаясь, говорит только о монетаризме теории. Предположение денег раньше самого труда, т.е. деньги, покупают труд для дальнейшего его участия в производстве, в котором наёмный работник «производит стоимости больше» чем за него заплачено.
Это сомнительный вывод, который предполагает стоимость в производстве, стоимость затраченного труда. Но главное Маркс так и не даёт понять, что является результатом такого труда, производства «потребительная стоимость» или товар, полагая, где надо то или иное понятие.
Это существенная его недоработка, потому что «произведённая стоимость» того и другого различна, для представления того же стоимостного обмена.
Если производится «потребительная стоимость», которая продаётся как товар, то когда происходит их качественная трансформация, поскольку в товаре стоимости больше чем в произведённой вещи.
Производство обществом определённым способом, способом согласно социально – экономической формации, есть для Карла Маркса, принцип создания и существования общества.
На самом деле продукта такого и в таком виде, представление о котором предварил Адам Смит своё сочинение под названием «Исследование о причинах богатства народов». «Годичный труд каждого народа представляет собою первоначальный фонд, который доставляет ему все необходимые для существования и удобства жизни продукты, потребляемые им в течение года и состоящие всегда или из непосредственных продуктов этого труда, или из того, что приобретается в обмен на эти продукты у других народов».
Нет, и не может быть, продукта общего производства, общественного продукта, которое непосредственно воспроизводит общество и которого хватит, как здесь полагает Адам Смит на год.
К тому же «голое, чистое» производство не определяет богатство народа, в таком виде, если организация производства позволяет больше производить общественного продукта. Взять, например гигантизм «социалистического производства», который не привёл к масштабному превосходству над капиталистической системой.
Это объясняется тем, что производства общественного продукта, производство обществом для себя, так и нет, и не может быть некоторого избытка такого производства, как это предполагает Фридрих Энгельс: «Избыток производства, превышающий ближайшие потребности общества, вместо того чтобы порождать нищету, будет обеспечивать удовлетворение потребностей всех членов общества, будет вызывать новые потребности и одновременно создавать средства для их удовлетворения.
Он явится условием и стимулом для дальнейшего прогресса и будет осуществлять этот прогресс, не приводя при этом, как раньше, к периодическому расстройству всего общественного порядка»,4-434.
Общество и общественный порядок образован и характеризуется тем, что каждый человек производит для других, получая в обмен общественный продукт, продукт других. Общество характеризуется не непосредственным производством общественного продукта, а некоторым количеством сделок, взаимодействия человека с обществом, с другими. Характерные черты общества заключаются в том, что кузнец, что бы пообедать мясным рагу не идёт на охоту, а охотник не строит себе дом, строитель, что бы получить подкову для лошади, не задумывается над тем как ловчее построить горн, а обращается к кузнецу.
Это подразумевает социальную сущность труда человека, труда который образует общество, посредством обмена, взаимодействие людей посредством труда.
Общество организуется и проявляет себя обменом, обменом человека с другими, который показывает сам труд не как производство, а как взаимодействие, общение по и для создания, образования и функционирования общества.
В обмене труда на труд не проявляется простая выгода, как затрата меньшего труда, например, охотником, для добывания дичи, чем на туже деятельность, работу затратит тот же кузнец или строитель.
В обмене так же не проявляется выгода получения большего труда в виде построенного дома для кузнеца, чем тот который он потратил в обмене на него на изготовленные им поковки.
В обмене проявляется не выгода, а сущность человеческого общества.
Общество, которое возникло после разложения общины, структуре общего труда, который подразумевал распределение по – труду не как проявление сущности понятия, а как вознаграждение за труд.
Это вознаграждение осуществляется в рамках того «справедливого общества», от которого мы ещё не можем отстать и отвыкнуть, представляя, что труд можно оценить справедливо.
Карл Маркс, представляя «первоначальным обществом» общину, структуру общего труда, законы существования и развития общества, представлял законами общины, законами общего труда.
Аристотель прав, полагая, что в этом деле, справедливость нужна только рабам.
В вышеприведённой цитате Ф. Энгельса, он лукавит с определением не только с «избытком производства», но и с тем понятием «ближайшие потребности общества», которые предполагаю распределение по труду. Избыток производства, после распределения по – труду, предполагает общий труд и общий продукт. Сам Энгельс, уверенно представляя избыток, в т же время не мог решить дилемму: «Не только продукт труда, но и сам труд должен непосредственно обмениваться на продукт; час труда на продукт другого часа труда. Но тут сразу же возникает «вызывающая сомнение» загвоздка. Выходит, что распределяется весь продукт»,20-323.
Труд оценивается объективно в рамках обмена с другими, который предполагает равенство тем, что труд стоит другого, общественного труда. Потому он и распределяется полностью.
Марксизм безосновательно представляет «передовое общество», в котором «Весь продукт труда союза свободных людей представляет собой общественный продукт»,23-89.
Такой продукт есть в общине, которая обмену противопоставляет распределение, распределение того что действительно есть, то что создано общим трудом. Марксизм предполагал превратить общество в общину, в которой «частная собственность должна быть также ликвидирована, а ее место заступит общее пользование всеми орудиями производства и распределение продуктов по общему соглашению, или так называемая общность имущества»,4-430.
Общество не представляет общий сознательный труд, направленный на создание общего, общественного продукта, которого хватает всем. В обществе общественный продукт это продукт других, как для ткача сюртук, а для портного сукно. Обмен ткача с портным представляет и образует микромодель общества. Общество, в котором человек общается с другими посредство своего труда. Общество, потому, не представляется фабрикой по производству общего продукта.
Потому социально – экономические фазы развития, само общество начинается с рабовладения, которое есть первая фаза, которую создал обмен. Обмен предполагает человека в качестве субъекта деятельности. До того была община, в которой обмена не было и потому она не относится и не представляет экономическое развитие общества. Община не входит в социально экономическое развитие общества, потому что образована другой структурой.
Для Карла Маркса такие тонкости не воспринимал, потому что он представлял общество огромным соединением людей, в котором производство осуществляет воспроизводство самих людей.
Его представления трансформировались в различные принципы социализма, представляемые например в «Манифесте..». Социализм для него когда люди производят сообща для себя, на самом деле принцип социализма всего один, когда каждому по труду и в котором остатка от такого распределения нет.
То, что он представлял общество структурой производством для себя, производство для воспроизводства показывает результаты его творческого анализа. Представление им «нового общества», в котором трудящиеся производят общественный продукт для себя.
Это открытие он сделал на основе анализа капиталистического общества, в котором он анализировал не само общество, социальную связь в нём, а производство. Потому в центре общества, которое производит для себя, он полагал человека, который производит для себя, осуществляя собственное воспроизводство. Производство отдельного наёмного рабочего, который осуществляет производство для собственного воспроизводства. Потому у него и получилось высшая форма общества как общество пролетариата или общество наёмных рабочих. Полный и точный слепок с организации труда на отдельной капиталистической фабрике.
«Социализм» Карла Маркса, был улучшенным капитализмом, в котором в качестве капиталиста выступало общество. Роль и сущность которого сводилась к организации обмена, того что в ортодоксальном капитализме делают сами капиталисты.
Утопические системы являются утопическими, потому что они улучшают предыдущие.
По Марксу общество должно пройти несколько фаз исторического развития, что бы прийти к тому благословенному обществу, когда все трудящиеся все вместе сообща производят общественный продукт для себя. Производство трудящихся для себя есть главный принцип и ориентир социализма.
Марксизм показывает, что идеальному состоянию и содержанию общества, обществу трудящихся предшествует долгий путь развития. Это первобытный способ производства, общественного блага, на первых порах, на заре развития общества,
рабовладельческий, феодальный и капиталистический.
Понятие способа производства марксизм пытался подвести к тому, что каким способом общество производит общественный продукт для себя, продукт которым оно производит для себя и тем самым воспроизводит собственное существование.
Надо заметить то, что способ производства и производство вообще не подходит к структуре общества, где каждый человек производит для других, производит для обмена с другими. Уже потому никакого избытка производства не может быть, не может быть и производства вообще, как общественное производство.
Марксизм, представляя главной задачей, особенностью общества производить общественный продукт для себя, ставит в центе такого общества человека, который производит для себя. Наёмного рабочего, который производит для себя.
Но что производит наёмный рабочий, каким понятием это объясняется и определяется, на этот вопрос у Карла Маркса есть широкий спектр ответов.
Во – первых это стоимость, которую наёмный рабочий, пролетарий производит в достаточном количестве для себя и даже больше, т.е. это больше, есть «прибавочная стоимость».
Фридрих Энгельс представляя принципы общества в «Анти – Дюринге», показывая определённым этапом развития общества, когда труд человека стал производить больше, чем необходимо ему для воспроизводства. Но ему невдомёк было, что человек не может жить только тем, без чего не может жить, т.е. то, что ему необходимо для воспроизводства. Это отмечено где – то даже у Шекспира.
Но самое главное, что человек не производит для себя, он производит для других, этим отмечается и выражается его индивидуальность, которая возможна только в обществе.
Во - вторых если учесть что «капиталист заставляет рабочего изготовлять какую-либо особую потребительную стоимость, какую-либо определённую вещь»,23-189, то производство наёмных рабочих, это производство «потребительных стоимостей», полезных вещей. Общественное производство пролетариата это производство полезных вещей в достаточном количестве для общества.
Потому получается, что производство «потребительной стоимости» должно вмещать в себе и прибавочную стоимость.
Но марксизм в этом полезной вещи, произведённой пролетарием, отказывает. «Потребительная стоимость» это всего лишь грубое тело вещи под названием товар. Все чудесные свойства произведённой вещи упрочиваются и укореняются, если, её назвать товаром.
Производство товара, марксизм представляет совсем иначе, есть даже формула созданной при этом стоимости.
Чем производство потребительной стоимости отлично от производства товара большой вопрос, обращённый к марксизму.
«Итак, потребительная стоимость или благо, имеет стоимость лишь потому, что в ней овеществлён, или материализован, абстрактно человеческий труд. Как же измерять величину её стоимости? Очевидно, количеством содержащегося в ней труда, этой «созидающей стоимость субстанции». Количество самого труда измеряется его продолжительностью, рабочим временем, а рабочее время находит, в свою очередь, свой масштаб в определённых долях времени, каковы: час, день и т. д.
Если стоимость товара определяется количеством труда, затраченного в продолжение его производства….»,23-48.
Заблуждения марксизм относительно стоимости можно отметить только тем, что она не в «себе» не в произведённом товаре или произведённой вещи вообще, хотя бы, потому что стоимость не затратная величина. К тому же измерить абстрактный труд, конкретной величиной, рабочим временем, абсурд.
Абстрактный труд это метафизическое понятие, к которому неприменимо никакие величины.
Стоимость измеряется и выражается обменом на другой товар или на деньги. Другой товар показывает стоимость самого товара, как стол стоит не себя, а мешок картошки или карандаш, который не имеет стоимости «в себе», а стоит две конфеты. Действительность стоимости и её фактическое выражение показывает обмен или обмен на другой товар или на деньги, которые показывают размер получения другого общественного труда или размер стоимости.
То что происходит при обмене на деньги, является выражение стоимости, но стоимости, не как выражение затраченного на производство товара труда и его полезности, а то что декларируют как определённое количество другого общественного труда.
Простая схема участия денег в обмене, позволяет понять почему, например евро стоит 75, а доллар 65. Это происходит, потому что выражение стоимости происходит в обмене и то, что можно купить на 1 евро, то же самое можно купить на 75 рублей, а то, что можно купить на 1 доллар можно купить на 65 рублей.
Деньги показывают только отложенный непосредственный обмен, взаимодействия человека с другими. Продажа опосредствуется покупкой, которые показывают полный общественный процесс такого взаимодействия.
Монетаризм марксизма, т.е. объяснение общественных процессов с помощью денег не позволяет это сделать, потому что упор делается на то, что человек производит стоимости больше своего воспроизводства, но почему и насколько, большая тайна.
Тайны никакой нет, потому что человек производит для других и обмен показывает размер такого отношения.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Вс ноя 04, 2018 7:10 am 
Не в сети
Наблюдатель
Наблюдатель

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 125
Откуда: Россия
Как заметил английский социалист – утопист Джон Грей в «Трактате о принципах обмена»: «Истина, однако, в том, что правильное в теории никогда не может быть неправильным на практике». Мы пренебрегаем этой истиной, считая, что марксизм это правильная и единственно верная теория, которая не удалась на практике по вполне субъективным причинам. Мы думаем что причин, по которым не удался социализм, много. В них органически входят недоразвитость нас самих, которые не поняли ценность теории, нерасторопность руководителей - вождей или даже заговор врагов. У нас даже нет тени сомнения в праведности теории, называя себя до недавнего времени, гордым словом пролетарий, хотя пролетарий в своём значении означает человека отделённого от имущества и труда.
Отделение зависит и обуславливается, в первую очередь, отделением нас от продукта своего, нашего труда, распоряжаясь своей рабочей силой, продавать её.
Нам не принадлежит продукт труда, он принадлежит другим людям, который продаёт товары созданными нашими руками, являясь противостоящим классом.
Потому предстоящая социальная революция начнётся не захвата почты, телеграфа и вокзала, а с захвата того что принадлежит нам по праву. То, что является продуктом нашего труда. Будет ли этот принцип реализован через инициативу снизу или реформой сверху, покажет время. Но реализация данного принципа является непременным правилом и непременным этапом в развитии общества.
К такому выводу приходишь после творческого анализа теории Карла Маркса.
Но мы пока ещё смотрим на общество, на его развитие и понятия образующую теорию общества с точки зрения Маркса. Непременно ждём того социализма, в таком его виде, как дети Деда Мороза, который предполагал Карл Маркс, теорией общего производства трудящихся, как наёмных рабочих, для себя. Который, нас не заставляет переменить наше отношение к обществу, другим, а служить обществу, другим, в качестве наёмных рабочих. Проще говоря, не служить обществу, а прислуживать в нём, которое К. Маркс полагал и предполагал вершиной развития общества. Общество, в котором наёмный труд как сущность, как продажа рабочей силы, полностью сохраняется.
Я не могу пройти мимо того что как мне кажется довольно противоречивых выводов и понятий, выраженных Карлом Марксом в своём главном труде «Капитале». Мне кажется даже немного странным, как люди, читая и изучая текст, не обращали внимание на явные противоречия в отношении его выводов и подмену понятий.
Я предлагаю свой взгляд на текст «Капитала».
Начало своего произведения он начинает так: «Богатство обществ, в которых господствует капиталистический способ производства, выступает как «огромное скопление товаров», а отдельный товар — как элементарная форма этого богатства. Наше исследование начинается поэтому анализом товара».
Вообще, следовало бы начать со слов, что при многообразии форм общества, исследуется капитализм или капиталистический способ производства, как одна из форм существования общества. Капитализм есть одна из форм многообразия его существования. Хотя и к этому есть претензии в отношении того что такое общество и капиталистические отношения в обществе, как его образующие. Капиталистическое общество это не такое общество, в котором капиталист и наёмный рабочий создают общественную связь, посредством продажи последним рабочей силы. Это вторичные отношения в обществе, первичные или само общество образуют между собой сами капиталисты, потому что они устанавливают между собой устойчивую связь взаимодействия продажей товаров. Вторичность общественных отношений характеризуется так. «Взаимоотношения, вторичные - в межличностных отношениях -относительно кратковременная связь между людьми, характеризующаяся ограниченным взаимодействием, довольно четкими правилами и довольно определенными социальными ролями. В отличие от первичных взаимоотношений, они редко характеризуются большой эмоциональной вовлеченностью, и участники отношений могут довольно легко заменяться».
Как говорят ни убавить, ни прибавить, текст, который ровно, точно и конкретно раскрывает социальную связь капиталиста и наёмного рабочего при продаже рабочей силы. Продажа рабочей силы,
Для Карла Маркса отношения капиталиста и наёмного рабочего были не то что первичными, а единственными. На самом деле продажа рабочей силы образует и создаёт вторичные социальные отношения, которые предварительно были образованы трудом, трудом для других.
В выражении «богатства обществ» Карла Маркса легко можно понять, так как будто бы он повествует о многообразии обществ в котором «господствует капиталистический способ производства». Что таких обществ множество, в котором богатство выступает в виде «огромного скопления товаров».
На этом возможно было не заострять внимание, если бы буквально на следующей странице автор пишет про богатство совершенно отличное и радикально – противоположное. «Потребительные стоимости образуют вещественное содержание богатства, какова бы ни была его общественная форма».
Относить ли к этому положению, выводу капиталистический способ производства», обоснованный «огромным скоплением товаров», большой теоретический вопрос. Приложением к этому является действительно спорный и глубоко теоретический вопрос, который можно отнести даже к философским и к экономически – теоретическим, что производит общество или что является приоритетом для него производство полезных вещей или товаров.
Что образует общественнее богатство, какое понятие, ответ на этот вопрос марксизм не реализовал и не ответил на него, точно и конкретно.
Богатство общество представляют великое множество потребительных стоимостей, по сути полезных вещей, предметов потребления или всё – таки богатство общества образуют огромное скопление товаров.
Следующее предложение исследования Маркса звучит так: «Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря её свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности. Природа этих потребностей, — порождаются ли они, например, желудком или фантазией, — ничего не изменяет в деле 2). Дело также не в том, как именно удовлетворяет данная вещь человеческую потребность: непосредственно ли, как жизненное средство, т. е. как предмет потребления, или окольным путём, как средство производства».
Анализируя его отношение к понятию товара, что товар это всего лишь вещь, удовлетворяющая человеческие потребности, вроде как совершенно ясно, что мороженное это приятная вещь, а валенки полезная и они удовлетворяют мои потребности. Так же как представление о товаре изложенные им в работе «К критике политической экономии»: ««какая-либо вещь, необходимая, полезная или приятная для жизни», предмет человеческих потребностей, жизненные средства в самом широком смысле слова»,13-14.
Чего же тут не понять! Рубашка и зубная щётка являясь вещами, удовлетворяющими наши потребности относятся к категории товаров.
Но не понять можно только то, что между этими предметами, вещами и нами или человеком К. Маркс ставит невидимую стену, тем, что они внешние для человека. Я не могу понять, почему валенки, рубашка и зубная щётка внешние для меня?
Я думаю понятие «внешние» Карл Маркс употребил не на основании влиянии философии современника и земляка Иоганна Фихте, (Я- не Я). На это имеется вполне законное, и даже фундаментальное объяснение, которое Маркс обошёл и полностью игнорировал. Он пошёл другим путём и игнорировал то действительно научное и фактическое объяснение полезности товара, которое заключается не и не объясняется функциональными способностями и свойствами вещи. Свойства товара всегда и исключительно внешние, потому что товар должен обладать, не просто полезностью вещи, как свойством удовлетворять человеческие потребности, а должен удовлетворять социальные, общественные потребности, потребности других.
Внешние свойства товара потому внешние, что это свойства которые должны удовлетворять потребности других, потребности общества. Стол, являющийся полезной и удовлетворяющий потребности вещью, не является вещью которая удовлетворяет потребности столяра. Так же поковки не удовлетворяют потребности кузнеца, картошка потребности фермера и т.д.
Поковки и картофель только тогда будут позиционироваться, называться и являться товарами, но это может выразить только обмен.
Следующая часть цитаты начинающаяся со слов «Дело также не в том, как именно удовлетворяет данная вещь человеческую потребность: непосредственно ли, как жизненное средство, т. е. как предмет потребления, или окольным путём», предполагает не только непосредственную полезность вещи, но и полезность потом.
Тут приходится задуматься над анархией капиталистического производства, которое не признаёт того что полезность автомата для производства пуговиц всё равно состоится, проявится только не сразу, а потом, в дальнейшем, когда он будет производить пуговицы.
Как и кому критиковать этот постулат? Самым непримиримым критиком Карла Маркса выступает сам Карл Маркс, который на 50 странице данной работы критикует сам себя.
«Чтобы произвести товар, он должен произвести не просто потребительную стоимость, но потребительную стоимость для других, общественную потребительную стоимость».
Он даже не относит к товару, действительно полезную вещь, которую он называет потребительной стоимостью. Т.е. на 45 странице он с уверенностью предполагает и полагает «Полезность вещи делает её потребительной стоимостью».
Но в данном контексте и вышеназванной цитате, этого оказывается мало. Быть товару просто полезной вещью, он должен иметь потребительную стоимость для других. К. Маркс, по – новому, по другому, смотрит на социальную полезность вещи.
Быть просто полезной, благодаря своим функциональным свойствам и способностям и быть полезной для других, в ряд не поставишь. В этом выражении полезности он уподобляется бабушке из сказки А. С. Пушкина, которой сначала нового корыта было достаточно(простой полезности), а потом этого оказалось уже мало.
Он добавляет при этом что «Для того чтобы стать товаром, продукт должен быть передан в руки того, кому он служит в качестве потребительной стоимости, посредством обмена»,стр 50.
Другими словами он предполагает, что бы продукт стал товаров, необходим обмен, только в обмене, надо полагать проявляется полезность для других, и товар становится товаром.
В следующем тексте он с уверенностью употребляет полезную вещь вместо понятия товар, который он анализирует, потому что по логике его исследования это всё равно.
«Каждую полезную вещь, как, например, железо, бумагу и т. д., можно рассматривать с двух точек зрения: со стороны качества и со стороны количества. Каждая такая вещь есть совокупность многих свойств и поэтому может быть полезна различными своими сторонами. Открыть эти различные стороны, а следовательно, и многообразные способы употребления вещей, есть дело исторического развития 3). То же самое следует сказать об отыскании общественных мер для количественной стороны полезных вещей. Различия товарных мер отчасти определяются различной природой самих измеряемых предметов, отчасти же являются условными».
Полезную вещь, т.е. товар можно рассматривать с точки зрения качества, поскольку качество это степень полезности и количества, что бы измерить «огромное скопление товаров».
Далее уже цитированное положение «Полезность вещи делает её потребительной стоимостью», в котором реализуется предположение автора, что с полезностью он полностью разобрался и полезная вещь уже стоимость. Здесь он обнаруживает дальтонизм в отношении ценности и стоимости.
Произведённый стол, с полным набором функциональных свойств, это не стоимость, он просто обладает ценностью, которая может выразиться в цене благодаря предположению самого К. Маркса.
«Формы дерева изменяются, например, когда из него делают стол. И, тем не менее, стол остаётся деревом — обыденной, чувственно воспринимаемой вещью. Но как только он делается товаром, он превращается в чувственно-сверхчувственную вещь»,23-82.
Он не будет выражать стоимость, пока не пройдёт этот благословенный момент, который У Маркса зашифрован и затушёван. Когда стол становится, делается товаром?
Но это и входит в противоречие с его дальнейшим повествованием «Но эта полезность не висит в воздухе. Обусловленная свойствами товарного тела, она не существует вне этого последнего».
Стол ещё не стал товаром, являясь полезной вещью, но Маркс его обуславливает товарными свойствами, которых не может быть по причине того, что стол ещё не сделался товаром, а уже обнаруживает товарные свойства.
«Поэтому товарное тело, как, например, железо, пшеница, алмаз и т. п., само есть потребительная стоимость, или благо. Этот его характер не зависит от того, много или мало труда стоит человеку присвоение его потребительных свойств. При рассмотрении потребительных стоимостей всегда предполагается их количественная определённость, например дюжина часов, аршин холста, тонна железа и т. п.».
Карл Маркс хочет внушить очень простую мысль, которая выражается полезностью «в себе». Что «железо, пшеница и алмаз и т.п.» уже наполовину товары, потому что они полезные для человека вещи и потому «потребительные стоимости» или благо.
Робко представив их наполовину товарами, дальше он уже подаёт как товар, представив их носителями «меновой стоимости». «При той форме общества, которая подлежит нашему рассмотрению, они являются в то же время вещественными носителями меновой стоимости».
Какая же стоимость является главной, определяющей в отношениях товаров, та, которая потребительная, или та которую она «носит», «меновая», являясь её носителем?
Добавив сюда три элемента положений марксизма, становится совсем непонятно, как он стал наукой
1. «Потребительная стоимость в этом безразличии к экономическому определению формы, т. е. потребительная стоимость как потребительная стоимость, находится вне круга вопросов, рассматриваемых политической экономией»,13-15.
2. «Первоначально товар предстал перед нами как нечто двойственное: как потребительная стоимость и меновая стоимость. Впоследствии обнаружилось, что и труд, поскольку он выражен в стоимости, уже не имеет тех признаков, которые принадлежат ему как созидателю потребительных стоимостей»,23-51.
Здесь Маркс опровергает сам себя тем, сначала полагает что «товарное тело в виде потребительной стоимости», является носителем меновой, закрепляя в себе свойства полезной вещи и труда, который её произвёл, создал. Меновая стоимость это просто вуаль, накидка, которую приходится носить.
В следующем (стр.51), он представляет дело совершенно наоборот. Труд, который создал саму полезную вещь, так как утюг или кирпич и их полезность становятся неважным.
Что труд выражен не в производстве вещи, в самой полезной для употребления вещи, а в том, что вещь уже меновая стоимость. Данное предположение отрывает стоимость от её непосредственного содержания труда и стоимости.
3. Добавив к этому следующий текст «Капитала»: «Меновая стоимость прежде всего представляется в виде количественного соотношения, в виде пропорции, в которой потребительные стоимости одного рода обмениваются на потребительные стоимости другого рода 6), — соотношения, постоянно изменяющегося в зависимости от времени и места. Меновая стоимость кажется поэтому чем-то случайным и чисто относительным, а внутренняя, присущая самому товару меновая стоимость представляется каким-то [противоречием в определении]», становится вообще всё с ног на голову.
Меновую стоимость Карл Маркс представляет уже не в виде «носителя» или свойства товара, необходимого для выражения обмена, а виде отношения потребительных стоимостей.
Здесь явная подмена понятий, так же как и то, что отношения потребительных стоимостей, имеют продолжение в виде «а внутренняя, присущая самому товару меновая стоимость, представляется противоречием в определении».
Критически подходя к тексту «Капитала», зная, хотя бы только то, что труд понятие социальное, его прочтение будет занимать лучше всякого детектива. Сужу по себе.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Пн ноя 12, 2018 4:59 am 
Не в сети
Наблюдатель
Наблюдатель

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 125
Откуда: Россия
Детективный метод, это метод расследования по обнаружению свойств товара, которые вкладывал в это понятие Карл Маркс. Сам же он в своём исследовании сначала использует дедуктивный метод. Метод, который позволяет «огромное скопление товаров», исследовать посредством его элементарной единицы, отдельного товара и далее рассматривать его внутреннее, имманентное содержание. На данном этапе исследования Карл Маркс приходит к выводу, что товар это вещь, которая выражает свойства полезности своими потребительными свойствами, качествами. Сущность товара предполагается в удовлетворении им человеческих потребностей. «Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря её свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности».
Дедукция в исследовании предполагает то, что если товар тщательно поскрести, то он оказывается просто полезной вещью, полезность которого определяется способностью удовлетворять человеческие потребности. Вещь, удовлетворяющая человеческие потребности, марксизм представляет в качестве товара. По – видимому, мои любимые комнатные тапочки и телевизор, которые удовлетворяют мои потребности беззаветно, следует отнести к понятию товара, что выходит из аналитических выводов Карла Маркса. Полезность вещи придаёт ей ценность, стоимость, пока ещё потребительную, которая исходит из её потребительных свойств. «Полезность вещи делает её потребительной стоимостью».
Для Карла Маркса важно, что он и с блеском делает, выяснить внутренне содержание вещи, которое представляет и выражает товар как товар и то, что заставляет его обмениваться с другими товарами в определённых пропорциях. На данном этапе это полезность, но в дальнейшем, когда полезность вещи как функциональность вещи сойдёт практически на нет, без видимых причин, это будет и труд и стоимость.
«Перейдём теперь от товара как предмета потребления к товарной стоимости», страница 53, говорит о том что он отрекается от полезности вещи и того труда который её создал, произвёл. Предметом исследования как раз и должен быть анализ произведённой трудом вещи, как предмета потребления, с определённой её функциональной направленностью для удовлетворения человеческих потребностей. Такой переход нарушает дедукцию исследования товара общественного их производства и общественного взаимодействия. Карл Маркс довёл дедукцию исследования до конца и пришёл к выводу что товар это произведённая трудом вещь как товар с определенными потребительными качествами, свойствами. Свойствами, которые выражают функциональную полезность вещи, её полезность как предмета потребления.
Призрачный коммунизм начинается не с братства и равенства, производящих для себя людей необходимых потребительных стоимостей. Полезных вещей необходимых для жизнедеятельности общества, необходимых вещей для себя. Беда в том, что такое представление общественного производства имеет в головах большая половина нашего народонаселения. Представления общества огромной фабрикой по производству необходимых для общества вещей, меньше общество производит полезных для его жизнедеятельности предметов, то оно бедно, много значит это богатое общество.
На основании этой картины мироздания винят неудачу социализма нерасторопностью руководителей, малую производительность наших машин и даже допускают некоторые мазохизм по отношению к себе как некоторую собственную леность и непрофессионализм.
Это всё предрассудки представления общественного производства, самого общества, которое никогда не занималось и не занимается производством предметов потребления в виде полезных вещей. Общество это структура производства полезных вещей для других, в этом состоит его не только сущность, но и эффективность.
Коммунизм в наших головах начинается с того, что вещь имеет определённое внутреннее содержание, которое позволяет ей обмениваться с другой, такого же содержания, будь то полезность, труд или «меновая стоимость» вещи.
Обмениваются потребительные стоимости или товары, для марксизма это безразлично, потому что он представляет равенство их внутреннего содержания. Оттого и потому две вещи равны, что равно их внутреннее содержание.
До конца не прояснив ситуацию с обменом потребительных стоимостей одна на другую, в виде количественного их отношения в виде пропорции, он представляет отношения их полезности. Если карандаш обменивается на две конфеты, то каждая из конфет имеет в два раза меньше пользы, чем карандаш. Но в качестве доказательства образования такого обмена марксизм предполагает не саму полезность вещей, для образования такого обмена. Он показывает в качестве доказательства только сам обмен.
Одна вещь определённой полезности, создаёт с другой вещью другой полезности определённые пропорциональное отношения.
Но как определить или определяется полезность каждой из вещей, чтобы представить их отношения, не то что не ясно, а вообще непонятно. К тому же обменивающиеся вещи первоначально в исследовании представлены вроде бы как товары.
Можно заметить, что аргументом следующего положения представляющего обмен товаров является не внутреннее содержание, влияющая или образующее обмен, а сам обмен.
Карл Маркс показывает обмен, как очевидное, как начало исследования самого обмена, а не как следствие внутреннего содержания вещей, которое образует сам обмен.
«Известный товар, например один квартер пшеницы, обменивается на x сапожной ваксы, или на y шёлка, или на z золота и т. д., одним словом — на другие товары в самых различных пропорциях. Следовательно, пшеница имеет не одну единственную, а многие меновые стоимости».
В этом, казалось ничем не примечательном высказывании К. Маркса, заключено огромное противоречие. Противоречие состоит и заключено в вульгарности отношения к понятию товара. Оно заключено в тех самых словах что «пшеница имеет не одну единственную, а многие меновые стоимости». Не пшеница, а 1 её квартер, может представлять пшеницу как обмениваемый товар, как товар вообще, как обмениваемый на х сапожной ваксы.
Пшеница в закромах не относится к анализу, как товар. Много пшеницы не является экономической категорией.
Но самое главное то, что у сторонников ТТС должен возникнуть шок, после вывода, что пшеница имеет не одну, а множество стоимостей. Сторонников теории фундаментально – креативно – непосредственного и точного определения самой внутренней, имманентной стоимости товара. Тех, кто через теорию ТТС принимают и воспринимают стоимость товара, безусловно определённой величиной.
Величиной, которая создаёт определённые отношения товаров, согласно выводов самого К. Маркса: «Возьмём два товара, например один сюртук и 10 аршин холста. Пусть стоимость первого вдвое больше стоимости последних, так что если 10 аршин холста = w, то сюртук = 2 w»,стр. 51. «Правда, выражение 20 аршин холста = 1 сюртуку, или 20 аршин холста стоят 1 сюртука, включает в себя и обратное отношение: 1 сюртук = 20 аршинам холста, или 1 сюртук стоит 20 аршин холста»,стр.59.
Представление что 1 сюртук имеет «многие меновые стоимости», как и 20 аршин холста способен на это, говорит о недееспособности науки политэкономии как науки.
Если товар (пшеница) имеет многие стоимости то вся конструкция определённой и определяемой стоимости товара, которая создаёт определённые пропорции обмена, летит в тартары.
Противоречие яснее видится с позиции вывода Маркса «Становится очевидным, что не обмен регулирует величину стоимости товара, а наоборот, величина стоимости товара регулирует его меновые отношения»,стр.74.
Во – вторых, в этом отношении, как и в прочих отношениях обмена, 1 кватер пшеницы обменивается на у шёлка или 1 квартер пшеницы обменивается на z золота и т. д., «одним словом — на другие товары в самых различных пропорциях», пшеница должна иметь одну единственную стоимость «свою, принадлежащую только ей». Это непременное условие стоимостного отношения товаров, хотя бы на основании той же полезности или на ортодоксальности ТТС. Это необходимо для того что бы строить устраивать и образовывать данные пропорции отношения. Смысл, принцип и результат всеобщего отношения и общественного обращения товаров.
Но 1 квартер пшеницы, в этом представлении Карла Маркса, показывает множество своих стоимостей, потому что её стоимость выражает не он, сам «квартер пшеницы», а другие товары. Марксизм тем самым лишает себя почвы, того непременного условия внутреннего имманентного содержания товара. Произведённой стоимости товара, обладание стоимостью, как непременным его свойством, для создания стоимостного обмена. «Когда, например, сюртук, как стоимость, приравнивается холсту, заключающийся в первом труд приравнивается труду, заключающемуся во втором»,стр.61.
Обладание свойством стоимости, меновой стоимости, Карлом Марксом даётся не на основании дальнейшего расширения анализа свойств вещи, товара, а на том основании, что пшеница обменивается. И её стоимость выражает не её внутренняя сущность, её имманентные свойства, которые говорят о её возможности обмениваться в самых различных пропорциях, а сам обмен, сама её обмениваемость, то что квартер может обмениваться на «на x сапожной ваксы, или на y шёлка, или на z золота и т. д., одним словом — на другие товары в самых различных пропорциях», говорит о его стоимости вне самой пшеницы.
Почему стоит и стоит ли квартер пшеницы сам по себе имеет ли он саму внутреннюю имманентную меновую стоимость, ответ на данной ступени исследования, марксизм не даёт. Только отношение пшеницы к различным товарам в обмене или посредством обмена можно говорить о её стоимости, стоимости пшеницы в данном случае.
Пшеницы, стоимость которой выражает вакса, шёлк и золото и т.п., но не сама пшеница. Т.е. основания меновой стоимости пшеницы Маркс не приводит, у него единственный аргумент, наличия стоимости пшеницы и проявление её это обмен.
Он и приводит железный аргумент «Но так как и x сапожной ваксы, и y шёлка, и z золота и т. д. составляют меновую стоимость квартера пшеницы, то x сапожной ваксы, y шёлка, z золота и т. д.». При ортодоксальном отношении к ТТС это, по крайней мере, странно.
Но с этим трудно спорить, потому что если пшеница обменивается на Х сапожной ваксы, то вакса составляет и показывает стоимость пшеницы. Но следующий вывод Маркса очень даже сомнителен что «то x сапожной ваксы, y шёлка, z золота и т. д. должны быть меновыми стоимостями, способными замещать друг друга, или равновеликими».
Равновеликость товаров показывает обмен, если пшеница обменивается на определённое количество ваксы, то обмен показывает равновеликость. Но сапожная вакса не вступает в обмен с шёлком и золотом, то равновеликость их призрачна, условна. Кроме как уловкой Маркса в объяснении всеобщей равновеликости, равности без представление условий и свойств внутренних условий оснований меновой стоимости товара, назвать нельзя. Т.е. того что удаётся товару обмениваться самому по себе, имея имманентную меновую стоимость.
Отсюда следует, во-первых, что различные меновые стоимости одного и того же товара выражают нечто одинаковое и, во-вторых, что меновая стоимость вообще может быть лишь способом выражения, лишь «формой проявления» какого-то отличного от неё содержания.
Смысловая позиция Маркса по отношению к стоимости товара, вообще абсурдна. То что «различные меновые стоимости одного и того же товара выражают нечто одинаковое», разум отказывается понимать.
Для Карла Маркса важно было доказать что все произведённые вещи, как товары, выражают пропорциональное отношение их стоимостей. Это то, что во – первых.
Во вторых он открывает и раскрывает то позитивное, которое показывает науку политэкономию как науку. Не пропорциональное равенство содержания товара, такое как стоимость, как внутренне, имманентное свойство, а то что форма отлична от содержания товара.
То, что содержание товара не отражает его форму, такую как стоимость. Что есть на самом деле потому что начало науки и начало её анализа заключено в том почему табурет стоит 5 кг. сахара. Стоимость товара выражает другой товар обмена, а не внутренняя сущность для образования стоимостного обмена.
Марксизм как псевдо наука пытается выразить это через равенство их содержания в виде стоимости, представить обмен товаров как их стоимостной обмен, как обмен по их стоимости.
На самом деле табурет стоит не себя, а сахара, в том отношении которое показывает обмен. Образ стоимости товара показывает другой товар обмена. Товарный обмен есть начало и сущность появление стоимости как понятия.
Говоря это словами самого К. Маркса: «Только стоимость холста находит себе выражение. И притом каким образом? Путём его отношения к сюртуку как его «эквиваленту», как к чему — то, на что холст может быть обменён»,стр. 60 и «Стоимость товара холст выражается поэтому в теле товара сюртук»,стр.62.
Для Карла Маркса стоимость это прежде всего затраты на производство товара, не считая этих «лирических» отступлений от правила. Затраты которые в основном образуют стоимость товара и проявление которых в обмене показывают саму «меновую стоимость» товара, которая значительно больше самих затрат. Разницу между ними марксизм представляет как «прибавочную стоимость». «Прибавочную» к затратам?
Производство товара и его обмен происходит и образуется из разных и независимых друг от друга условий.
Производство определяется стоимостью «в себе» или себестоимостью, обмен показывает то что товар действительно стоит, сколько другого общественного труда он покупает.
Это две различные стоимости, которые никак и нигде не совмещаются и не дополняются.
Если представить прибавочную стоимость как сущность надо идти наперекор логике, представлять стоимость до стоимости, т.е. товарного обмена. Стоимость товара как его свойство, качество. Содержание товара в виде стоимости, которое состоит в основном из затрат. Соответственно этому стоимостной обмен.
Обмен показывает стоимость товара, который стоит другого общественного труда, труда других.
Отсюда происходит загадочное появление «прибавочной стоимости». Её необоснованное происхождение базируется на том что товар производится за 1000 рублей, а обменивается (продаётся) за 1500 тысячи. При том 1500 тысячи рублей преподносится, выражается как меновая стоимость товара отражающая его свойство, качество обмениваемости.
На самом деле деньги отражают то, что стоит данный товар, т.е. его стоимость не как его имманентное качество, а то что он стоит. Материальное выражение стоимости есть труд других общественный труд, покупкой другого товара осуществляя полный общественный цикл.
Обмен это обмен товаров, обращение это расширенный обмен, обмен с помощью денег, в которых и там и там, происходит общение человека с другими посредством труда.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Пт ноя 16, 2018 8:17 am 
Не в сети
Наблюдатель
Наблюдатель

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 125
Откуда: Россия
Возьмём, далее, два товара, например пшеницу и железо. Каково бы ни было их меновое отношение, его всегда можно выразить уравнением, в котором данное количество пшеницы приравнивается известному количеству железа, например: 1 квартер пшеницы = a центнерам железа. Что говорит нам это уравнение? Что в двух различных вещах — в 1 квартере пшеницы и в a центнерах железа — существует нечто общее равной величины.
Анализ должен исходить не из того что «возьмём два товара» и «поскольку в них существует нечто общее равной величины», образуем их них пропорциональное равенство, приравнивая их. Анализ равенства двух товаров должен происходить из условия равенства уже образованного обменом. Обмена между двумя лицами, т.е. имеющего социальный аспект, который является микромоделью общества или его началом. Анализ не на основании «огромного скопления товаров», которые могут образовывать отношения обмена, а через уже существующее их взаимодействие, образованное обменом. Каково бы ни было их меновое отношение, в котором данное количество пшеницы приравнивается известному количеству железа, исходит из самого обмена, образуется им. Только обмен способен показать и выразить равенство товаров и в связи с этим данные пропорции обмена образуются не на основании их внутреннего содержания.
1 квартер пшеницы = а центнерам железа исходный момент состояния, образования общества. Это равенство является не приравниванием товаров на основании их исходных имманентных свойств, необходимых для образования обмена, того общего которое с уверенностью обеспечивает данное равенство. Равенство образует социальную связь посредством обмена, т.е. это равенство не предполагается вначале из исходных данных качеств товара.
Как писал Карл Маркс в другом месте, но оно подходит как нельзя в этом случае - «это является отправным моментом для понимания политической экономии». Для понимания принципа политэкономии следует твёрдо знать, что равенство товаров может показать только обмен, а не имманентные свойства товара для образования пропорциональных их отношений в обмене.
Но он писал это по отношению к тому, что товар является «потребительной и меновой стоимостью одновременно»,стр.51.
Казалось что он хотел бы выразить то же самое.
Но эту одновременность он раскладывал на два этапа.
«Товары являются на свет в форме потребительных стоимостей, или товарных тел, каковы железо, холст, пшеница и т. д. Это их доморощенная натуральная форма. Но товарами они становятся лишь в силу своего двойственного характера»,стр.57.
Рациональное в этой цитате только то, что товары товарами именно становятся и становятся ими в обмене, потому понятия товар до обмена быть не может, собственно и их качеств, свойств.
Товары в форме потребительных стоимостей для него естественны, как потребительная стоимость товара, но если товар ещё и обменивается, то получает уже полную, классическую двойственность. Двойственность товара для Маркса это функциональная полезность вещи и её меновая стоимость.
Двойственность товара исходит не из полезности товара на основании его функциональных свойств полезности, а на основании его полезности для других, общественной социальной полезности, которая может быть выражена только в обмене или обменом. Обмен и только обмен показывает точную и непосредственную полезность вещи для других его общественную полезность. Потому двойственность товара как полезной и обмениваемой вещи может выражаться только в обмене.
Весь марксизм как наука показывает полезность и «меновую стоимость» товара до обмена и для обмена. Т.е. товар, будучи полезной вещью из- за своей функциональности и имею «меновую стоимость» образовывает на основании этого пропорции самого обмена.
Если он несколько скоординировал своё отношение к товару, а точнее к стоимости тем что «Когда мы в начале этой главы, придерживаясь общепринятого обозначения, говорили: товар есть потребительная стоимость и меновая стоимость, то, строго говоря, это было неверно. Товар есть потребительная стоимость, или предмет потребления, и «стоимость»,стр.71, то это для того чтобы представить независимость «меновой стоимости».
Но тем самым он попадает в ловушку, отрицая саму полезность и сам труд, полезность как предмета потребления и сам труд который создал вещь, независимостью от этого содержания меновой стоимости товара.
Это существенный момент для понимания политической экономии, потому что любому ясно, что труд производит изначально вещь, вещь, как предмет потребления. Она обладает полезностью как своей функциональностью, именно в таком ракурсе сущности рассматривал её К. Маркс, как предмет потребления, как полезная вещь. Получается очень интересный момент, труд, как создавший предмет потребления и её полезность не входит в категорию или свойство вещи под названием «меновая стоимость».
Своеобразный момент представлений автора, освобождение товара от внутреннего содержания, того что вносит в него труд и полезность.
Добавив к этому «Впоследствии обнаружилось, что и труд, поскольку он выражен в стоимости, уже не имеет тех признаков, которые принадлежат ему как созидателю потребительных стоимостей»,стр.51, становится понятна свобода товара от самого главного его содержания труда и полезности.
Какие же признаки и свойства предмета, вещи товара, образуют саму его меновую стоимость, если в другом свойстве, свойстве товара как меновой стоимости ничего от предыдущего свойства как свойства полезной вещи созданной трудом, ничего нет.
Вывод о том что «1 квартер пшеницы = a центнерам железа», на основании того что «каждая из них меновая стоимость», сомнительна. Сомнительна потому, что только обмен может показать пропорции обмена, а не каждая из меновых стоимостей, образует данное равенство.
Не внутренние качества полезности образуют пропорции обмена, а обмен, который основан на том, что данные товары являются не просто полезными, а полезными для других. Пшеница полезна владельцу железа, а железо нужно тому же фермеру на крышу.
Это является принципом и сущностью образования общества , говоря словами Аристотеля, обмен образующий равенство труда, есть всего лишь «искусственным приёмом для удовлетворения практической потребности». В обмене проявляется равенство труда для других и труда других, общественного труда.
Карл Маркс представлял равенство труда в двух обмениваемых товарах равностью произведённого труда.
Труд понятие социальное и он выражается в пшенице и железе, как в социально – полезных вещах, а не в их производстве. Производство пшеницы и железа может иметь нетрудовое выражение, когда они не выполняют принцип социальной полезности, полезности другим.
С этой точки зрения Карл Маркс пропагандирует антимарксистскую мысль - «Если она бесполезна, то и затраченный на неё труд бесполезен, не считается за труд и потому не образует никакой стоимости», стр. 50. Антимарксизм, который представляет К. Маркс, заключён в том, что затраченный труд производит полезную вещь. Т.е. изначально вещь полезна для него как потребительная стоимость. Но в этой цитате точно звучит и проявляется, что полезность вещи выражает не затраченный на её производство труд. Полезность проявляет себя потом, в обмене, несмотря на затраченный труд. Бесполезной её делает её социальная, общественная пригодность, полезность её для других.
Следовательно, обе эти вещи равны чему-то третьему, которое само по себе не есть ни первая, ни вторая из них. Таким образом, каждая из них, поскольку она есть меновая стоимость, должна быть сводима к этому третьему.
Вам вывод достаточно странен,. Странность в том что если вещи равны, то просто равны и они равны друг другу, как ниже приведённое равенство треугольников. Если они равны чему – то третьему, то равенство триедино. Но почему он так странно указывает на равенство, если не знать далеко идущие планы Карла Маркса для объяснения равенства.
Если две вещи равны, «поскольку каждая из них меновая стоимость», то они сводимы к третьему, как некоторому количеству денег. Деньги, по мнению Маркса, являются выразителем действительной имманентной меновой стоимости каждого товара, пока ещё дремавшей в нём. Деньги, по этому же мнению дают универсальную обмениваемость, поскольку показывают стоимость товара.
Самое главное заблуждение Карла Маркса, что он представляет цену, как выражение стоимости каждого из товаров.
Цена, это стоимость выраженная в деньгах, которая относится не к самому товару, а другому совокупному общественному труду.
Обмен, продажа товара за деньги и покупка за деньги другого товара за деньги представляют обмен за два раза, в котором человек покупает общественный труд, необходимое условие существования общества.
Иллюстрируем это простым геометрическим примером. Для того чтобы определять и сравнивать площади всех прямолинейных фигур, последние рассекают на треугольники. Самый треугольник сводят к выражению, совершенно отличному от его видимой фигуры, — к половине произведения основания на высоту. Точно так же и меновые стоимости товаров необходимо свести к чему-то общему для них, бо́льшие или меньшие количества чего они представляют.
Логичность выражения равенства треугольников исходит из того что мы имеем возможность измерить и выразить площадь каждого из них. Если площадь одного треугольника А в два раза меньше площади треугольника Б, то из этого можно сделать соответствующее заключение.
Равенства треугольников можно представить формулой Б = 2 А, т.е. для замещения площади треугольника Б требуется 2 треугольника А или треугольник Б в два раза больше треугольника А.
Другими словами для образования соответствующей пропорции надо знать площади треугольников.
Примерно так и поступает Карл Маркс для представления пропорции отношения товаров: «Возьмём два товара, например один сюртук и 10 аршин холста. Пусть стоимость первого вдвое больше стоимости последних, так что если 10 аршин холста = w, то сюртук = 2 w», стр.51.
Тем самым пропорции обмена создаются согласно логике Маркса из уже существующей, измеренной меновой стоимости каждого из товаров. Но приведя следующую цитату «Я не могу, например, выразить стоимость холста в холсте», стр.59, начинаешь сомневаться не только в том, знал ли он как создаются пропорции обмена, но и в том знал ли он что такое меновая стоимость товара.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Пт ноя 16, 2018 1:41 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Сб сен 04, 2004 8:18 pm
Сообщения: 3462
Откуда: Санкт-Петербург
Здравствуйте, Александр.

Думаю, что Вы копаете в нужном направлении, пытаясь за обменом вещей на рынке увидеть отношения людей и понять, как это взаимосвязано. Товарный фетишизм - как назвал это Маркс. В ряде мест Вы вплотную подходите к не-стандартной интерпретации ТТС, в которой труд "в физиологическом смысле" отделён от "абстрактного труда", а "абстрактный труд" увязан со спецификой рыночной экономики. НО - я бы ещё раз советовал Вам перечитать Ваши сообщения и выделить в каждом из них главную основную мысль. Упорядочить материал. Выделить цитаты как положено. Одним словом, составить некоторое эссе на тему, о которой Вы пишете. В том виде, в каком Вы пишете Ваши размышления - они трудно прочитываются. Поработайте над ФОРМОЙ изложения Ваших мыслей. Это - важно, если Вы хотите, чтобы Ваши тексты прочитало большее число людей.

С уважением,
Григорий.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Вс ноя 18, 2018 9:14 am 
Не в сети
Наблюдатель
Наблюдатель

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 125
Откуда: Россия
Во – первых спасибо модератору, спасибо Григорий, что Вы обратили внимание на мои сообщения. На то, что указали на мои ошибки изложения материала. Это очень важно, потому что без обратной связи без того что в материале вызывает сомнение или недостаточно проявляется чёткая мысль изложения или её форма, я не могу действительно сказать то что хочу. А хочу я сказать то, что понятия, которыми пользовался Карл Маркс для раскрытия анатомии общества, недостаточно корректны и обоснованы.
Начало исследования общества и общественных отношений Марксом порочно, потому что общество не представляет собой «огромного скопления товаров». Товар это особое состояние вещи, состояние вещи в определённых условиях.
Так что анализ общества не может исходить из «огромного скопления товаров», общество представлено многообразием вещей, предметов используемых людьми в своей жизнедеятельности. Анализ должен исходить из многообразия вещей общественного предназначения и уже потом, подходить к товарному его выражению.
Так же как и продажа труда при капитализме, преподносимая как дефект общества.
В системе капиталистических отношений продаётся рабочая сила, а не труд. Категория рабочая сила, как её затрата, не имеет фактического выражения, затрата её в течении 1 часа или 8, к обществу, его социальному устройству и социальному выражению не имеет никакого отношения.
В отличие от труда, который только тогда труд, когда затраты труда находят социальное выражение в полезности другим.
Труд, только тогда труд, когда выражает себя социально, полезностью другим и потому, сколько токарь потратил на изготовление гайки, 1 час или восемь, не говорит о многократной разнице труда, потому что гайка не проявила свои товарные свойства в обмене, свою стоимость. Данный труд абстрактный, как затрата рабочей силы и выражает себя так же и таким же образом, как количество труда при строительстве египетских пирамид.
Обмен проявляет полезность и нужность производства, сам труд, его социальную сущность как обмен человека с другими, а не наоборот, производство образует и организует обмен по принципу «произведённой стоимости».
Труд как труд должен проявить свою социальную, а не затратную сущность, только в том случае к понятию применимо его истинное значение.
Труд, тем самым образует общество и общественное производство, которое не представляет общее производство трудящихся, а производство для других. Труд есть реальный рычаг и принцип распределения в обществе, взаимодействием труда и общественного труда. Обмен труда и доставляет человеку все необходимые для жизни предметы. Путь обеспечения человека социальный, а не природный
Представление же труда, в виде затрат в количестве рабочих часов, полагает рассматривать общество в другом ракурсе в виде общего производства. Производства, которое производит совокупный общественный продукт, предполагает его распределение, согласно затрат. Вот этого и нет в обществе, и не может быть, где в обмен трудом с другими обеспечивает получение общественного продукта.
Надо обратить внимание хотя бы на достаточно противоречивый факт представления общественного производства Карлом Марксом. «Производство, распределение, обмен, потребление образуют, таким образом, правильный силлогизм»,46-1-31.
Правильный силлогизм это производство – обмен – распределение – потребление. Ведь даже то, что распределяется не произведённый продукт, а другой общественный, является аргументом.
На мебельной фабрике не распределяются табуретки и шкафы предварительно, для того что бы потом совершить обмен. Распределяется то, что они стоят, т.е. другой общественный труд.
Нельзя же верить в монетаризм марксовой теории которая предполагает наше убогое и вечное существование в качестве наёмных рабочих, железным правилом создания «стоимостей» тех же табуреток, когда в обмене «стоимостей», «стоимостном обмене», наша доля такая же как в производстве самой табуретки.
Различие труда и рабочей силы состоит в том, что рабочая сила создаёт вещи, которым К. Маркс незаконно присвоил звание полезных и «потребительных стоимостей». Полезность вещи это не её функциональная полезность, а общественная, социальная полезность, полезность для других.
Мы абстрактно представляем полезность сохи или видеомагнитофона, потому что по факту полезности они представляют собой таковые, но социальной полезности они не представляют на данный исторический момент.
Труд содержат в себе социально полезные вещи, вещи полезные для других, на что может показать только обмен.
Потому отчётливо с этой точки зрения, видно противоречие, вкладываемое в понятие общественного производства, это производство «потребительных стоимостей», которые осуществляют в обществе наёмные рабочие. Которые они и только они производят вещи, взаимодействие в обществе осуществляют капиталисты, которые являются владельцами в основном чужого труда.
Карл Маркс же нас убедил, что производство вещи равноценно понятию производства товара, потому что общество образовано «огромным производством». То, что вся социальная деятельность общества проявляет и проявляется в производстве. Даже социально – экономическую фазу он представляет способом производства. Если продолжить эту фразу – способом производства, чего? То оказывается это общественного продукта, согласно социально – экономическому развитию, того что нет и не может присутствовать в обществе. Общество не производит общественный продукт, общественный продукт это продукт других. Общий продукт возможен только в общине.
Коммунизм, как социально – экономическая фаза развития вышел из этого предположения, что, в конце концов, развитие общества придёт к тому, что наёмные рабочие, именно в этом качестве представляют люди в коммунистическом обществе, будут производить для себя посредством найма, общественный продукт, представленный «многообразием товаров».
Качество социального содержания коммунизма уже достаточно красноречиво показывает факт труда для себя.
Дефект капиталистического общества состоит в том, по мнению К. Маркса, что то, что производят наёмные рабочие, отчуждается капиталистом. В этом он видит большое социальное противоречие, противоречие отчуждённого труда. Если сказать больше, то в деятельности наёмных рабочих совсем нет труда, это затрата рабочей силы, поскольку она выражается в производстве ими просто вещей «потребительных стоимостей». Соответственно категорию отчуждённый труд очень трудно представить.
На самом деле труд только тогда труд, когда он отчуждается, когда он для других, в обмен на равный ему другой общественный труд. Вот это он и не мог понять из самой сущности обмена, что два товара обмениваются не просто как две вещи равного труда, а обмен имеет социальный смысл и сущность.
Цитаты, которые повергаются сомнению, явно должны быть отличны от основного текста, что бы изучая материал «Капитала», читатель должен знать, что к данной цитате, можно относиться критически. Это моя недоработка.
Потому я по возможности попытаюсь повторно проштудировать текст «Капитала».

Богатство обществ, в которых господствует капиталистический способ производства, выступает как «огромное скопление товаров», а отдельный товар — как элементарная форма этого богатства. Наше исследование начинается поэтому анализом товара.
Способ производства применительно к обществу означает, по всем выкладкам автора, способ производства общественного продукта, продукта, который общество производит при данной социально – экономической формации. Но поскольку в капитализме всё производство осуществляет пролетариат или наёмные рабочие, то это производство не может быть представлено как «огромное производство товаров». Наёмные рабочие производят просто вещи, на что указывает сам Карл Маркс.
«Капиталист заставляет рабочего изготовлять какую-либо особую потребительную стоимость, какую-либо определённую вещь. То обстоятельство, что производство потребительных стоимостей, или благ, совершается для капиталиста и под его контролем, нисколько не изменяет общей природы этого производства»,стр.189.
Потому в исследовании природы общества следует исходить из огромного скопления вещей применяемых людьми для усиления жизнедеятельности. Анализ должен переходить на товарное состояние вещей, при котором они переходят в общественное потребление. Карл Маркс это делает равно наоборот.
Газовая плита и веник, почти в каждой квартире или доме, по существу являются полезными вещами, но не входит в перечень «огромного скопления товаров».
Товар это особое состояние вещи, когда она выражает из себя полезную вещь и является продуктом обмена одновременно.
То же самое можно сказать по отношению к понятию лёд, это практически вода, но вода при определённых условиях, вода при отрицательной температуре.
Потому анализ элементарной части товара из их «огромного скопления в обществе» показывают несовершенство анализа.

«Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря её свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности. Природа этих потребностей, — порождаются ли они, например, желудком или фантазией, — ничего не изменяет в деле Дело также не в том, как именно удовлетворяет данная вещь человеческую потребность: непосредственно ли, как жизненное средство, т. е. как предмет потребления, или окольным путём, как средство производства».

Дефект анализа и состоит в том что для того что бы быть товаром вещи мало быть просто полезной, удовлетворяющей человеческие потребности . К удовлетворению человеческих потребностей как одной из основных свойств вещи что бы стать товаром и состоят претензии. Товар удовлетворяет не человеческие потребности, а общественные потребности, это ясно видно на уточнении автора, которое он приводит по отношению к человеку.
Внешний предмет для человека никак не может удовлетворять его потребности.
К тому же он приводит неожиданный и противоречивый факт производства предметов, которые по факту производства, не являются непосредственно полезны. Выходит, совсем неполезных вещей - это средства производства. Он преподносит их отдалённую полезность, полезность в перспективе, полезность потом.

«Каждую полезную вещь, как, например, железо, бумагу и т. д., можно рассматривать с двух точек зрения: со стороны качества и со стороны количества. Каждая такая вещь есть совокупность многих свойств и поэтому может быть полезна различными своими сторонами. Открыть эти различные стороны, а следовательно, и многообразные способы употребления вещей, есть дело исторического развития. То же самое следует сказать об отыскании общественных мер для количественной стороны полезных вещей. Различия товарных мер отчасти определяются различной природой самих измеряемых предметов, отчасти же являются условными».
Каждую полезную вещь можно рассматривать с двух точек зрения, но товар нет. Потому что он есть совокупность двух свойств, общественной полезности и социального труда, которые открываются и раскрываются в обмене. Только в этом качестве следует рассматривать употребление экономической категории под названием товар. Товар, который создаёт меру другого общественного труда, которого он стоит.
Нам, потому не стоит заморачиваться об отыскании «общественных мер для количественной стороны полезных вещей» или способа употребления вещей.

К сожалению значимо отметить исследуемый текст у меня не получается.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 799 ]  На страницу Пред.  1 ... 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron






Powered by phpBB2
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB