С О Ц И Н Т Е Г Р У М

цивилизационный форум
     На главную страницу сайта Социнтегрум      Люди и идеи      Организации      Ресурсы Сети      Публикации      Каталог      Публикатор_картинок
                       
 
Текущее время: Пт ноя 16, 2018 6:08 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 26 ]  На страницу 1, 2  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: НАУКА КАК СЛОЖНАЯ АДАПТИВНАЯ СИСТЕМА
СообщениеДобавлено: Ср сен 19, 2007 3:32 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Сб сен 04, 2004 8:18 pm
Сообщения: 3448
Откуда: Санкт-Петербург
В данной Теме мы хотим поразмышлять о том, как устроена современная научная Система, в какой мере она является адаптивной - САС. Отток русских ученых за рубеж вызван не только отсутствием нормального финансирования, но и недостатком "условий", необходимых для реализации научного (творческого) потенциала ученых. Хлеб насущный - это, конечно, самое первое "условие" и если просто нечего есть, то поедешь куда угодно. Но даже при наличии "хлеба", многие стремятся покинуть Россию, потому что здесь нет "условий" для нормальной творческой работы: нет необходимых источников информации, нет нужной атмосферы научного поиска, нет возможности публиковаться, самих изданий нужной направленности нет, тех направлений, в рамках которых они работают, часто нет ни встреч (конференций, симпозиумов....), ни кафедр, ни возможностей роста..... Отсутствие именно этих специфических "условий" толкает часто людей уезжать из страны. Но все вышеперечисленные факторы - это свойства самой научной Системы. Как они возникали и почему теперь часто ученый внутри научной Системы чувствует себя как в тисках и вместо того, чтобы заниматься наукой, вынужден оказывается заниматься чем-то совсем другим, оставляя науку на послерабочее время. Как должна быть организована научная Система, чтобы людям в ней было удобно работать? Как повысить отдачу современной научной САС? Поднять ее эффективность? Повысить ее адаптивность? Обо всем этом данная тема.

Григорий.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Пт сен 21, 2007 5:05 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Сб сен 04, 2004 8:18 pm
Сообщения: 3448
Откуда: Санкт-Петербург
Хотя существует множество определений термина Сложная Адаптивная Система (САС), все они сходятся в выделении нескольких основных признаков:
1) САС состоит из множества "агентов", каждый из которых является САС менее высокого уровня и в свою очередь состоит из "агентов" еще более низкого уровня и т.д. Есть ли предел этого свойства вложенности одних САС как элементов других более крупно-масштабных САС - неизвестно. Например, социально-экономическая система страны состоит из множества "агентов": регионов, которые в свою очередь состоят из "агентов"-городов и мегаполисов, которые в свою очередь состоят из "агентов" районов и территорий, и т.д. Еще более низкий уровень - фирмы, организации, предприятия. Далее цеха, семьи, кланы.... Сами люди - это тоже САС, живые системы, состоящие из клеток, но и клетка - тоже САС и т.д. Реальность, в которой мы живем - это многоуровневые, иерархически упорядоченные и взаимосвязанные и взаимодействующие между собой САС разного уровня и масштаба. Чем точнее выявлена системная структура реальности, тем лучше наше понимание происходящих процессов.
2) "Агенты" САС относительно автономны. Они не являются "колесами" какой-либо "машины". "Агенты" составляют САС и как элементы САС они являются носителями ее свойств. Но в то же время "агенты" действуют достаточно автономно, у них есть определенная свобода в выборе той или иной линии поведения. Выбор поведения определяется задачей выживания внутри САС. Решая эту задачу "агенты" вырабатывают новые схемы поведения и способы реакции на меняющуюся ситуацию. Они аккумулируют полезную информацию и опыт. Они обучаются. Меняют свой способ реагирования в зависимости от своего опыта. То есть ведут себя "адаптивно".
3) САС - это система взаимодействующих адаптивных "агентов". Взаимодействие может происходить напрямую - непосредственно между "агентами" или опосредованно - через "среду". Взаимодействие, как правило, является НЕ - линейным, то есть между стимулом и реакцией, действием и противодействием нет прямо-пропорциональной зависимости.

Интересно что свойства САС как целостной системы нельзя просто вывести на основе информации о ее строении и способах взаимодействия "агентов". Целое больше чем сумма частей (синергия). САС как целостная Система показывает ряд необычных свойств, о которых невозможно было бы догадаться даже имея всю необходимую информацию о том, как Система устроена. Эти новые неожиданные, невыводимые свойства Системы как Целого называют эмерджентными свойствами. К ним, например, свойство "прерывистого равновесия" как общий закон динамики САС, свойство "самоорганизованной критичности", эффект длинной памяти, фрактальные свойства структуры и динамики, степенные законы для лавин качественного обновления, цикличность, напоминающая рисунок релаксационных циклов... Эти свойства были обнаружены благодаря появившимся с начала 1990-ых возможностям компьютерного проигрывания моделей САС, приближенных к реальности (виртуальных САС). Причем они возникают в очень разных моделях, имеющих глубоко несхожее строение, что указывает на существование некоторой единой универсальной причины, которая лежит в основе этих эмерджентных свойств.

Попыткой объяснить эту причину существования универсальных эмерджентных свойств САС является МСП. Согласно МСП, вышеперечисленные эмерджентные свойства являются следствием действия нескольких простых закономерностей - таких как принцип накопления полезного опыта, принцип энтропии и принцип стабилизации временного (текущего) равновесного состояния САС. МСП дополняет традиционную технику моделирования САС, которая использует платформу "многоагентного моделирования" (принцип "снизу-вверх", от "агентов" к свойствам САС как целого). МСП - это техника моделирования по принципу "сверху-вниз", от свойств САС как целого к свойствам "агентов", из которых САС состоит. МСП постулирует существование эволюционных законов двух "уровней", - законов эволюции в рамках структуры САС и законов эволюции САС как целого. В рамках структуры, эволюция работает через множество отдельных "агентов", которые "борятся за свое место внутри структуры" в точности по законам Дарвина. Каждый "агент" стремится занять "наиболее выгодную" нишу в структуре. Здесь идет битва не на жизнь а на смерть. Выживают наиболее "приспособленные" в этой грызне за местом под солнцем.

Но есть и другой эволюционный план. Есть и НЕ-Дарвиновские законы эволюции, которые действуют на уровне Системы как Целого. Это законы Ламарка: 1) развитие тех способностей (Ламарк говорил об "органах"), которые находят себе полезное применение, 2) постепенное отмирание способностей, которые НЕТ возможности применить (реализовать) и 3) принцип стремления САС к совершенству (рост гармонии, сложности, упорядоченности...).

Оба плана эволюции взаимосвязаны. Система как Целое развивает свои находящие применение адаптивные способности и избавляется от не реализуемых способностей через внутренние процессы изменения структуры и перераспределения "агентов" между ячейками структуры. Каждый "агент" таким образом оказывается вовлечен в двояко-плановый эволюционный процесс. Как элемент структуры он воюет с другими "агентами" за свою нишу внутри структуры и стремится занять наиболее "выгодную" для себя нишу. Но как часть Единой Целостной САС, он при этом одновременно решает задачи развития САС как целостной Системы - задачи роста адаптивных способностей САС, ее совершенствования. То есть "агенты" своим поведением обеспечивают эволюционный процесс на том и другом уровне одновременно. Как части структуры, они участвуют в процесе эволюции по Дарвину, как КОНКРЕТНЫЕ ПРЕДСТАВИТЕЛИ Целостной САС, они ведут себя так, что результатом их действий оказывается рост адаптивных способностей всей САС, в которую они включены, ее развитие и совершенствование - эволюция по Ламарку. Этот второй - более высокий план эволюции "агентами" как правило не осознается. Гегель называл этот план "хитростью мирового разума", Адам Смит - "невидимой рукой".

Итак, исходная точка для правильного понимания процессов происходящих внутри САС - это представление о ДВУХ ПЛАНАХ ЭВОЛЮЦИИ, в которой принимают участие "агенты" САС. Каждый "агент" выполняет поэтому две задачи: 1) он стремится занять наиболее удобную для себя нишу внутри структуры САС и 2) он стремится "послужить" специфическим целям и задачам САС как Целостной Системы. В обыденном языке это - 1) продвинуться по службе, сделать карьеру и 2) послужить Отечеству, Науке или Искусству или Общему Делу данной Системы.... Скажем, чиновник одновременно пытается решать обе задачи - служить Отечеству и заботиться о себе любимом (и своей семье), используя свое служебное положение (свою нишу внутри структуры). То же делает ученый - тоже стремится послужить Науке, поиску новых истин и одновременно сделать карьеру внутри научной иерархии. То же с Церковью - служение Богу плюс желание занять хоршее место (богатый приход). То же с Искусством, с Системой Образования, с Медициной и т.д. Закономерность - одна и та же. Участники Системы каждый стремится решать двоякую задачу - то есть участвует в эволюционном процессе Дарвина-Ламарка. В каждый конкретный момент у "агента" есть выбор - КОМУ служить: себе любимому и своей семье или задачам той Системы, в структуре которой он занимает определенное место. И от его выбора будет зависеть, насколько успешно будут решаться задачи эволюции низшего (по Дарвину) и высшего (по Ламарку) планов. Если, например, в какой-то САС перевес получает служение низшему плану эволюции (карьера, служение себе любимому и своей семье...), такая САС претерпевает глубинные внутренние изменения - мы покажем позднее, что такие САС перестают через какое-то время адекватно реагировать на внешние угрозы, то есть теряют свои адаптивные способности - просто перестают быть АДАПТИВНЫМИ и постепенно перерождаются в жесткие, немобильные, неспособные к спонтанному часообновлению и к ассимиляции нового полезного опыта Системы стагнирующего типа. Одна из причин гибели СССР - это перерождение жизненно важных Систем управления, контроля и стабилизации в подобного типа негибкие стагнирующие Системы.
Как происходит этот процесс?

Григорий.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Чт сен 27, 2007 6:24 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Сб сен 04, 2004 8:18 pm
Сообщения: 3448
Откуда: Санкт-Петербург
Структура САС и правила обновления "ниш".

Структуру Сложной Адаптивной Системы (САС) можно представить как совокупность ячеек или "ниш", в которых располагаются "агенты". Структура иерархична: состоит из множества уровней. Иерархия обнаруживает себя в правилах обновления ниш. Заполнение каждой ячейки контролируется другими ячейками и каждая ячейка осуществляет контроль за заполнением других ячеек. С каждой ячейкой связаны два множества: (1) множество ячеек, которые контролируют заполнение данной и (2) множество ячеек, которые данная ячейка сама контролирует. Как правило (но не обязательно) ячейки, которые контролируют заполнение данной, принадлежат более высокому уровню иерархии. Ячейки освобождаются либо за счет удаления агента из системы, либо за счет его перемещения в другую ячейку. Пустующие ячейки заполняются из "возможных кандидатов", которыми являются либо агенты из низших уровней иерархии, либо агенты того же уровня, либо агенты извне Системы. Правда и здесь тоже могут быть ситуации более сложные (например, спускание агента с высшего уровня на низший). При отборе среди возможных кандидатов выбор происходит как полученный посредством некоторого алгоритма результат суммарной оценки всех агентов, которые контролируют заполнение данной ячейки.

Предположим теперь, что есть два сорта агентов. Первые являются носителями низшего эволюционного плана, вторые - высшего. Первые ставят удобства местозанимательства выше служения целям Системы, вторые являются истинными служителями Системы. Конечно, это деление весьма условно, поскольку "местозаниматели" вполне могут при определенных обстоятельствах принимать решения в пользу высшего плана (служения), а "служители" могут отступать от своих принципов и при критических условиях действовать как обычные "местозаниматели". Способность принимать НЕсвойственные решения назовем "комформизм". Агенты принимают несвойственные решения в результате "давления". Давление определяется соотношением числа агентов-"местозанимателей" и агентов-"служителей" из множества, контролирующего заполнение данной ниши. В результате давления и степени конформизма агент принимает то или иное решение. Решением агента мы называем его выбор "местозанимателя" или "служителя" для заполнения ниши, которую данный агент контролирует. Контролирующий агент должен сделать выбор - кто будет занимать освободившуюся нишу - "местозаниматель" или "служитель". При отсутствии давления "местозаниматели" голосуют за "местозанимателей", а "служители" за "служителей". Но в результате давления этот выбор может меняться на противоположный, причем в зависимости от степени конформизма агента, одно и то же давление одних агентов заставит переменить свойственный им выбор, а других нет.

Можно построить модель такой структуры и посмотреть, как будет меняться структура. Структурообновление будет зависеть (1) от строения структуры: графа соподчиненности ячеек структуры (какая ячейка какую контролирует) (2) от уровня конформизма агентов (3) от начального распределения агентов по ячейкам, (4) от того, как формируется список кандидатов на заполнение ниш. Обновление будет происходить лавинами - достаточно измениться статусу агента самого высшего уровня, чтобы по цепочке началось изменение статусов всех низлежащих уровней (эту закономерность обновления через лавины выражают пословицы: "рыба гниет с головы" и "каждая метла метет по-своему"). В структуре возможно возникновение и устойчивое существование кластеров, составленных либо из "креслозанимателей", либо из "служителей".

Чтобы Система была Адаптивной, в ней должен поддерживаться определенный балланс между "креслозанимателями" и "служителями", поскольку и те, и другие необходимы для нормального функционирования Системы. Если баланс нарушен в пользу "креслозанимателей", Система перестает выполнять свое назначение. Если баланс нарушен в пользу "служителей" Система становится уязвима и легко разрушаема.

Григорий.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вт окт 02, 2007 1:18 am 
Не в сети
Администратор форума
Администратор форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Ср авг 25, 2004 12:26 am
Сообщения: 1045
Откуда: Москва
Здравствуйте, Григорий !
В Вашей схеме агентами, как я понял, являются люди. Но ведь есть ещё и мир идей, которые тоже конкурируют друг с другом. Об этом, в частности, писали Кун и Лакатош. Как с ними быть ?


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: Вт окт 02, 2007 7:51 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Сб сен 04, 2004 8:18 pm
Сообщения: 3448
Откуда: Санкт-Петербург
Здравствуйте, Artashir.

Агентами Научной САС (но это относится и к Системе государственного управления, и к МЧС, и к Системам образования, культуры, здравоохранения, шоу-бизнеса....) - являются как отдельные люди, так и всевозможные организации - разного масштаба и разного уровня по своему положению внутри структуры Системы. Например, лаборатория как агент некоторой кафедры, а кафедра как агент факультета, а факультет как агент института, ..... Часто так и говорят: такая-то кафедра работает лучше, продуктивнее или она отстает, или с ней проблемы.... Хотя сама кафедра - это тоже САС, внутри которой свои агенты со своим положением внутри структуры: завкафедрой, его заместители, начальники лабораторий, стажеры, аспиранты, студенты.... Структура любой САС - многоуровневая и каждый уровень является относительно автономной САС в свою очередь, хотя подсистемы нижних уровней функционируют как "агенты" внутри систем более высокого уровня.

Идеи сами по себе "агентами" или САС не являются. Другое дело, что люди, которые придерживаются сходных идей (например, приверженцы теории "эфира" или "релятивизма"), если они находятся в постоянном контакте друг с другом, при определенной плотности взаимодействий между собой могут составлять САС, функция которой - отстаивать и развивать эти объединяющие идеи.

Григорий.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: НАУКА КАК СЛОЖНАЯ АДАПТИВНАЯ СИСТЕМА
СообщениеДобавлено: Пн май 19, 2008 4:56 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Сб сен 04, 2004 8:18 pm
Сообщения: 3448
Откуда: Санкт-Петербург
Шелдрейк Р.
Семь экспериментов, которые изменят мир: Самоучитель передовой науки / Пер. англ. А. Ростовцева — М.: ООО Издательский дом «София», 2004. — 432 с.

(Выдержки из книги с краткими комментариями).

Цитата:
«ИЛЛЮЗИИ ОБЪЕКТИВНОСТИ
ПАРАДИГМЫ И ПРЕДУБЕЖДЕНИЯ

Многие из тех, кто не занимается наукой непосредственно, благоговеют перед ней и приписывают ей огромную силу и четкую определенность. В частности, это касается и студентов. Им кажется, что в учебниках содержатся исключительно бесспорные цифры и факты, а наука абсолютно объективна. В современном обществе это не вызывает никаких сомнений. Наука является мировоззренческой основой для материалистов, рационалистов, светских гуманистов — для всех, кто утверждает приоритет науки над религией, древней мудростью и всеми видами искусств.

Сами ученые редко отзываются о науке в таком ключе. Это стереотипное отношение считается само собой разумеющимся и не требующим доказательств. Лишь немногие ученые проявляют особый интерес к философии, истории или социологии науки, и в учебниках по отдельным научным дисциплинам этим вопросам почти не отводится места. В большинстве своем исследователи попросту предполагают, что под «научным методом» подразумевается метод экспериментальной проверки любой теории, при котором собственные ожидания, идеи и воззрения экспериментатора не влияют на окончательный вывод. Ученые привыкли считать себя смелыми и бескомпромиссными искателями истины.

В наше время такая самооценка может показаться или самообманом, или откровенным цинизмом. Тем не менее я считаю, что сама идея научной объективности не может не вызывать уважения. До тех пор пока исследователь воодушевляется героическим стремлением к истине, его усилия можно только приветствовать. Тем не менее, в реальной жизни подавляющее большинство современных ученых обслуживают военные и коммерческие интересы , и почти каждый из них стремится сделать карьеру в каких-либо научных или профессиональных организациях. Страх испортить карьеру, не быть напечатанным в популярном журнале, лишиться финансирования, а тем более быть уволенным сильнейшим образом воздействует на тех, кто пытается слишком далеко отойти от современных академических воззрений и как минимум удерживает их от публичных выступлений. Многие вообще не решаются высказывать собственное мнение — по крайней мере, до тех пор, пока не выйдут на пенсию, не получат Нобелевскую премию или не добьются и того и другого одновременно».


Джек Лондон в книге «Мартин Иден» приводит эпизод с осторожным профессором Колдуэллом, который предпочитает не высказывать свои, как ему кажется, слишком «революционные» научные взгляды, чтобы не лишиться места работы.

Цитата:
«… Мартин заразил профессора Колдуэлла своей серьезностью и заставил его заговорить на темы, ему близкие. Руфь, подойдя к ним, услыхала, как Мартин сказал:
- Но в Калифорнийском университете Вы, вероятно, не решаетесь высказывать подобную ересь!
Профессор Колдуэлл пожал плечами.
- Существуют честные налогоплательщики, а кроме того существует политика: Сакраменто назначает нас, и нам приходится считаться с Сакраменто (Сакраменто – столица штата Калифорния), считаться с правительством штата, с партийной прессой, точнее с прессой обеих партий.
- Это ясно, но Вы должны чувствовать себя, как рыба, вынутая из воды! – воскликнул Мартин.
- У нас в университетском пруду немного наберется таких как я. Иногда мне кажется, что я в самом деле рыба, выброшенная на сушу, и я начинаю думать, что мне было бы лучше и вольнее где-нибудь в Париже, в среде писак-строчкогонов или буйных завсегдатаев Латинского квартала. Я бы обедал в дешевых ресторанчиках, пил кларет и высказывал отчаянно смелые взгляды на мироздание…
Слушая его, Мартин невольно вспомнил «Песнь пассата»:

Вздымаю ночью я и днем
Все паруса

… Мартин думал о том, что профессор, вероятно, никогда не высказывается до конца, так же как и северо-восточный пассат, никогда не дует изо всех сил, а всегда оставляет резервы, которыми, однако, никогда не пользуется».


Необходимость постоянного приспособления к внешним требованиям научной системы часто ведет к падению реализуемого творческого потенциала ученых – понижению эффективности их научной работы. Чтобы сохранить за собой место, им приходится постоянно сверять свои идеи, догадки находки и мысли с тем шаблоном, который принят внутри системы и считается единственно правильным способом понимания.

Руперт Шелдрейк пишет:
Цитата:
«Есть и более серьезные причины поставить под сомнение объективность ученых, — причины, о которых нам напоминают специалисты по философии, истории и социологии науки. Ученые входят в определенные социальные, экономические и политические системы. Они учреждают профессиональные объединения с определенной процедурой принятия новых членов, определенной идеологией, которой должен следовать каждый член группы под давлением остальных, определенными рычагами давления и поощрения. Такие объединения обычно работают на основе принятой в них системы воззрений или модели мира. Даже в пределах ограничений, заданных господствующей системой научных взглядов, научный поиск направлен не на бесспорные факты, а на построение тех или иных гипотез относительно окружающего мира и дальнейшие попытки проверить эти гипотезы экспериментально. Нередко к эксперименту побуждает желание поддержать привлекательные гипотезы или опровергнуть гипотезу оппонента. Предмет исследования и даже его результаты определяются влиянием осознанных или неосознанных ожиданий самих ученых….
Ученые-практики — врачи, психологи, антропологи, социологи, историки и преподаватели различных дисциплин — в большинстве своем хорошо осознают, что беспристрастная объективность является скорее идеалом, чем достижимым на практике качеством. Неофициально многие из них могут подтвердить, что если не они сами, то большинство их коллег по ходу исследований испытывают влияние личных амбиций, предвзятых мнений, предрассудков и других источников пристрастного отношения к предмету.

У исследователей глубоко укоренилась тенденция находить именно то, что они ищут. Это вытекает из самой природы человеческого внимания. Способность сфокусировать все чувства в соответствии с намерениями — фундаментальное свойство живых существ. Нахождение именно того, на что направлен поиск, — неотъемлемая часть повседневной человеческой жизни. Как правило, люди четко осознают, что отношения между ними во многом определяют и отношение к окружающему миру. Нас ничуть не удивляет пристрастность в политике или тот факт, что люди разных культур по-разному смотрят на одни и те же вещи. Мы не удивляемся, когда сталкиваемся со множеством повседневных примеров самолюбия и амбициозности у наших ближайших родственников, друзей и коллег. Но при этом предполагается, что «научный метод» должен быть выше культурных и личных пристрастий, опираться исключительно на объективные факты и общие принципы...

ОБМАН ОБЩЕСТВЕННОСТИ

Постоянным и весьма распространенным источником иллюзии объективности является сам стиль научных отчетов. Этот стиль создает картину некоего идеального мира, в котором наука предстает как чисто интеллектуальное упражнение, свободное от всех человеческих страстей. «Были проведены наблюдения...», «Было обнаружено, что...», «Результаты показали...» и т.д. Таким литературным оборотам до сих пор обучают подающих надежды школьников и студентов.
Ученые публикуют результаты своих исследований в статьях, которые в специализированных журналах принято называть научными. В знаменитом эссе «Является ли научная статья мошенничеством?» английский иммунолог Питер Брайан Медавар указывает, что стандартная структура этих статей создает «как правило, совершенно превратную картину того, как ученые приходят к своим открытиям». Типичная статья по биологии начинается с краткого введения, которое включает в себя обзор уже существующих работ по данной теме, затем идет раздел «Материалы и методы», далее раздел «Результаты», а завершает статью раздел «Обсуждение».
«Раздел под названием "Результаты" представляет собой поток фактографической информации, и обсуждать в нем значение результатов, которые вы получили, считается чрезвычайно дурным тоном. Вы должны сделать вид, что ваш девственно чистый разум — лишь вместилище для информации, которая поступает из внешнего мира, независимо от тех причин, которые вы сами открыли. Все оценки научных доказательств вы приберегаете для раздела "Обсуждение", где абсурдным образом начинаете сами с собой спорить о ценности тех сведений, которые сами же и получили в ходе исследований» .
Разумеется, та гипотеза, для проверки которой был запланирован эксперимент, все равно окажется на первом, а не на последнем месте. С тех пор как Медавар написал свое эссе, ученые стали более внимательно относиться к последовательности изложения материала в своих статьях, и теперь гипотеза все чаще и чаще излагается все же в разделе «Введение». Но в целом правила остались теми же: невыразительный текст, использование безличных конструкций и претензия на то, что приводятся только объективные факты. Ученые, которые активно занимаются научными исследованиями, хорошо понимают, что подобный стиль — не более чем прикрытие для ложных выводов, но в настоящее время он стал обязательным для каждого, кто хочет выглядеть объективным. К тому же этот стиль приветствуется технократами и бюрократами.

ОБМАН И САМООБМАН

Страшнее всего, когда жертвы иллюзии объективности считают, будто свободны от нее. В экспериментальных областях науки с самого начала наряду с естественной гордостью ученого присутствовала и тенденция к самоуверенности:
«Еще Галилей поддался соблазну выдвинуть свои идеи на первое место в науке — что по-видимому, и заставило его сообщать об экспериментах, которые просто невозможно было провести именно так, как он их описывал. Таким образом, неоднозначное отношение к экспериментальным данным присутствовало в западной науке с самого начала. С одной стороны, экспериментальные результаты считались окончательным критерием истины, а с другой — факты при необходимости должны были подчиняться теории и даже могли искажаться в ее интересах» .
Похожий недостаток был свойственен и другим великим ученым, и не в последнюю очередь — Исааку Ньютону. Он буквально подавлял своих критиков такой точностью результатов, которая не оставляла места для споров. Биограф Ньютона Ричард Уэстфол на основании документов описал, как Ньютон подгонял свои вычисления скорости звука и точного времени солнцестояния, как изменял корреляцию переменной в своей теории гравитации таким образом, чтобы добиться точности, превышающей 0,001.
«Убедительность его "Начал" в немалой степени объяснялась сознательной претензией на точность измерений, которая значительно превышала возможную в те времена. Если "Начала" служат основой количественных измерений в современной науке, это заставляет предположить крайне низкий уровень достоверности ее результатов: никто не смог бы так эффективно манипулировать результатами, как этот великий математик» .
Самый, пожалуй, распространенный вид обмана (и самообмана) — пристрастный отбор экспериментальных результатов. К примеру, с 1910 по 1913 гг. американский физик Роберт Милликен дискутировал со своим австрийским оппонентом Феликсом Эренфельдом по поводу величины заряда электрона. Предварительно полученные данные Милликена и Эренфельда сильно отличались друг от друга. У того и другого идея эксперимента заключалась в том, что капли масла вносили в электрическое поле, а затем измеряли минимальную силу поля, при которой эти капли оставались во взвешенном состоянии. На основании полученных им данных Эренфельд утверждал, что существуют субэлектронные частицы, заряд которых составляет определенную долю заряда электрона. Милликен был уверен в том, что заряд был единичным. Чтобы опровергнуть выводы своего оппонента, Милликен опубликовал статью с новыми сверхточными результатами, которые свидетельствовали в пользу его собственных предположений. Как бы между прочим в статье сообщалось, что «это не выборочные результаты по отдельной группе капель, а результаты по всем каплям за время эксперимента, который продолжался в течение шестидесяти дней» .
Один ученый, специализирующийся на истории науки, недавно изучил лабораторные журналы Милликена. В результате открылась совершенно иная картина. Каждый из предварительных результатов был снабжен такими комментариями, как «очень низкий, что-то не так» или «прекрасно, опубликовать» . Оказалось, что из 140 полученных результатов в опубликованной статье были приведены только 58. В то же время Эренфельд опубликовал все полученные данные, которые показали гораздо больший разброс, чем результаты Милликена. На данные Эренфельда не обратили внимания, а Милликен получил Нобелевскую премию.
Вне всякого сомнения, Милликен был убежден в том, что он прав, и не хотел, чтобы его теоретические умозаключения были поставлены под сомнение из-за неупорядоченных результатов. То же, по-видимому, можно сказать и о Грегоре Менделе: с точки зрения современного статистического анализа результаты его знаменитых экспериментов с горохом слишком хороши, чтобы быть достоверными.
Можно с полной уверенностью утверждать, что тенденция публиковать только «лучшие» результаты и корректировать получаемые в процессе эксперимента данные существует не только среди ученых первой величины. Практически в любой области науки убедительные результаты способствуют карьере ученого, который их получил. В условиях строгой научной иерархии и жесткой конкуренции широко практикуются различные формы «улучшения» получаемых результатов, которые не сводятся к одному только исключению данных, не вписывающихся в заранее определенные схемы. Такая практика в научных кругах считается нормой. Кроме того, многие журналы отказываются публиковать результаты проблемных экспериментов, а также данные тех экспериментов, отрицательные результаты которых опровергают общепринятые положения.
Я не знаю ни одного официального исследования, в котором уточнялась бы доля экспериментальных данных, попадающих в печать. В тех областях, в которых лично я разбираюсь достаточно хорошо, — в биохимии, биологии развития, физиологии растений и земледелии, — по моим оценкам, для публикации отбирается только от 5 до 20% опытных данных. От своих коллег, занятых в других областях исследований (таких, как экспериментальная психология, химия, радиоастрономия и медицина), я узнал, что и там дело обстоит примерно так же. Когда подавляющее большинство данных — 90% и более — отвергается в процессе отбора, который производит какой-то один конкретный человек, то здесь открывается немалый простор для личных пристрастий и теоретических предубеждений, проявляющихся как сознательно, так и неосознанно.
В контексте выборочной публикации экспериментальных результатов проблема обмана и самообмана в науке приобретает первостепенную важность. Ученые, как правило, считают лабораторные журналы и компьютерные базы данных своей личной собственностью и нередко всячески затрудняют своим критикам и оппонентам доступ к этим материалам. Теоретически предполагается, что каждый исследователь (в разумных пределах) готов поделиться своими экспериментальными данными с коллегой, пожелавшим с ними ознакомиться. Но на основании собственного опыта я могу утверждать, что теория в этом вопросе весьма далека от практики. Несколько раз я просил у своих коллег разрешения ознакомиться с их исходными экспериментальными данными, и всегда мне отказывали. Вполне возможно, что недоверие относилось лично ко мне и не является в науке общепринятой нормой. Тем не менее результаты одного из крайне немногочисленных систематических исследований, посвященных принципу открытости научной работы, ставят соблюдение этого принципа под сомнение. Схема эксперимента была предельно простой. Психолог из университета штата Айова, занимавшийся этим исследованием, обратился к 37 авторам статей, опубликованных в различных психологических журналах, и попросил прислать исходные экспериментальные данные, на которых основывались публикации. Пять авторов вообще не ответили, от 21 пришли сообщения, что данные, к сожалению, были утеряны или случайно уничтожены, два автора предложили данные с очень существенными ограничениями. Только девять авторов прислали свои исходные данные, но при внимательном рассмотрении выяснилось, что более половины из них содержали значительные неточности даже в статистической обработке .
Вполне возможно, что ученым, отказывающимся представить свои исходные данные для более тщательного анализа, на самом деле нечего скрывать. Они могут счесть, что предварительные данные слишком необычны и труднообъяснимы для других ученых, или же предположить не совсем благовидные причины, стоящие за этим запросом. В конце концов, они могут быть задеты, усмотрев в этой просьбе скрытое подозрение в нечестности. Проблема поставлена не затем, чтобы обвинить ученых в преднамеренном мошенничестве или обмане. Напротив, ученые в подавляющем своем большинстве не менее честны, чем представители других профессий — к примеру, юристы, священники, банкиры или администраторы. Но ученые претендуют на особую объективность и в то же время принадлежат к той социальной группе, где принято предавать гласности только тщательно отобранные результаты. Такие условия весьма благоприятны для умышленного обмана, но самой серьезной угрозой идеалу объективности я считаю не обман как таковой. Намного опаснее самообман — в особенности самообман коллективный, поощряемый ложными представлениями о природе объективной реальности, доминирующими в академической среде.
Многие ученые осознают, что принять желаемое за действительное легко, но применяют это правило преимущественно к нетрадиционным областям исследований — к примеру, парапсихологии, рассматривая ее результаты как самообман или даже как умышленное мошенничество со стороны исследователей паранормальных явлений. Бесспорно, некоторые из тех, кто сомневается в ортодоксальных идеях, могут обманывать самих себя. Но тем не менее следует помнить, что такие исследователи не представляют опасности для науки, поскольку их результаты либо полностью игнорируются, либо подвергаются чрезвычайно тщательному анализу. Организованные группы Скептиков — вроде Комитета по научному расследованию заявлений о паранормальных явлениях — всегда готовы подвергнуть сомнению любые результаты, которые не соответствуют механистическому мировоззрению, и стремятся по возможности их дискредитировать. Парапсихологи давно учитывают недоверчивое отношение к получаемым ими результатам и сами весьма внимательно относятся к различным заблуждениям испытуемых и другим источникам пристрастного истолкования экспериментальных данных. Но результаты, получаемые в академических областях науки, не подвергаются столь пристальному критическому изучению.

ОБЗОР МАТЕРИАЛОВ ПО АНАЛОГИЧНЫМ ТЕМАМ, ПРОВЕРКА В ПОВТОРНОМ ЭКСПЕРИМЕНТЕ И ПОДТАСОВКА

Такие ученые, как врачи, юристы и представители некоторых других профессий, как правило, противодействуют вмешательству в их деятельность со стороны всевозможных организаций. Все они гордятся своей собственной системой контроля, которая обычно включает в себя три уровня:
1. Заявления о приеме на работу и получении субсидий из различных фондов рассматриваются после обзора материалов по аналогичным темам — для уверенности в том, что проекты заявителей встретят одобрение со стороны признанных авторитетов в данной области.
2. Статьи, присылаемые в различные научные журналы, направляются на тщательную критическую проверку известным специалистам в конкретной области науки, имена которых, как правило, не сообщаются авторам докладов.
3. Все опубликованные результаты в принципе могут быть проверены в ходе повторного эксперимента, проведенного независимыми учеными той же специальности.
Обзор материалов по сходным темам и критическая оценка результатов действительно весьма важны для проверки качества полученных результатов и, вне всякого сомнения, очень эффективны, но эти процедуры могут содержать в себе и элементы предвзятого отношения. Результат во многом зависит от пристрастий ведущих ученых и специалистов тех институтов, куда результаты направляются для критической оценки. Что касается проверки полученных результатов в независимом повторном эксперименте, то по крайней мере по четырем причинам это происходит крайне редко. Во-первых, на практике чрезвычайно сложно и не всегда возможно в точности повторить какой-либо эксперимент, так как приводимые схемы либо неполны, либо вообще не содержат сообщений обо всех произведенных операциях. Во-вторых, лишь немногие исследователи в достаточной мере располагают временем и средствами для повторения чужой работы — особенно в тех случаях, когда проверяемый эксперимент был проведен в хорошо финансируемой лаборатории с использованием дорогостоящего оборудования. В-третьих, у ученых нет серьезных стимулов проверять результаты других исследователей. В-четвертых, даже если подобная проверка будет выполнена, ее результаты окажется не так просто опубликовать, поскольку все научные журналы отдают предпочтение новым исследованиям и экспериментам. Как правило, повторные эксперименты проводятся только в особых случаях — например, если получены результаты особой важности или есть серьезные подозрения в подтасовке данных.
В сложившейся ситуации подтасованные результаты вполне могут быть приняты как истинные, особенно если они укладываются в рамки какой-либо господствующей теории.
«Признание подтасованных результатов является оборотной стороной тенденции отвергать новые идеи. Подтасованные результаты будут с большой вероятностью признаны официальной наукой, если они публикуются достаточно правдоподобным образом, подтверждаются широко укоренившимися предубеждениями, укладываются в рамки господствующей теории и представлены высококвалифицированным ученым, работающим в элитном научном учреждении. Если же новые научные идеи выдвинуты исследователями, которые не могут обеспечить наличие всех перечисленных условий, такие идеи будут восприняты с крайней настороженностью. Несмотря на то что единственными критериями научного признания результатов считаются логичность и объективность, в науке преобладают и нередко пользуются успехом именно подтасованные данные. (...) Что касается идеологов науки, то для них любой факт недобросовестности является табу, скандалом, значимость которого в каждом конкретном случае должна быть ритуально отвергнута. Те, для кого наука остается способом познания действительности, с горечью убеждаются, что пустая риторика оказывается движущей силой науки ничуть не реже, чем здравый смысл» .

В большинстве областей науки случаи подтасовки, не связанные с откровенным криминалом, редко доводятся до сведения общественности, даже если их удалось выявить при анализе результатов аналогичных исследований, в ссылках на близкие по теме научные статьи или после проверки подозрительных данных в независимом повторном эксперименте. Даже в том случае, когда истинность проверяемых результатов не подтверждается в ходе повторного эксперимента, это принято объяснять тем, что условия предыдущего эксперимента были воспроизведены недостаточно точно. Кроме того, существует непреодолимый психологический и культурный барьер, не позволяющий выдвинуть против своих коллег обвинение в мошенничестве, — по крайней мере, если ни у кого нет личных, достаточно обоснованных причин усомниться в их честности. Как правило, о подтасовке результатов становится известно в результате доноса со стороны коллег или конкурентов, и нередко информатора побуждает к доносу личная обида . В случае скандала большинство руководителей лабораторий и других ответственных лиц стараются замять дело. Если обвинения в фальсификации оказываются очень серьезными, если заявления выдвигаются достаточно настойчиво, а предъявленные доказательства оказываются неопровержимыми, проводится официальное расследование. Кого-то признают виновным и с позором увольняют с занимаемой должности.
Многие профессиональные ученые не допускают возможности, что подобного рода инциденты способны породить сомнения в объективности всей науки. Случаи подтасовки принято рассматривать как частную проблему, связанную с личными качествами «проштрафившегося» ученого, или объяснять инцидент обнаруженными у фальсификатора психическими отклонениями. Чтобы очистить науку, достаточно изгнать из нее отдельных недобросовестных ученых, которые выступают в роли козлов отпущения в буквальном, библейском смысле. Как известно, в День искупления первосвященник признавал грехи народа, возложив руки на козла, после чего козел изгонялся прочь и уносил с собой все грехи общины .
Как правило, ученые крайне озабочены своей репутацией, и не только по личным и профессиональным причинам, но и потому, что репутация ученого напрямую связывается с репутацией науки как таковой. Многие ставят науку выше религиозных убеждений, и для таких людей совершенно необходимо сохранить веру в ее непогрешимость и объективность. Подобно тому, как наука замещает религию в качестве источника веры и непреходящих ценностей, так и сами ученые превращаются в особую касту священнослужителей. Точно так же, как от священнослужителей, общество ожидает от ученых соответствия провозглашаемым им идеалам — то есть объективности, рациональности и стремления к истине. «Некоторые ученые ведут себя на публике так, будто призваны служить символом разума, несущим спасение неразумной пастве» . При этом никто из них по доброй воле не признает фундаментальных недостатков ни в своих убеждениях, ни в тех учреждениях, которые узаконивают их статус. Легче считать, что существуют частные проблемы, от которых можно избавиться, изгнав виновных из научной среды. Намного труднее подвергнуть сомнению свои убеждения и идеалы, на которых основана вся система.
Философы науки склонны идеализировать экспериментальный метод. Точно так же поступают и сами ученые. Уильям Брод и Николас Уэйд провели исследование, призванное уточнить, что в действительности происходит в лабораториях и насколько практика отличается от того, что сообщается публично. Они обнаружили, что реальность весьма прозаична: в научной работе присутствует немалый элемент шарлатанства. Проводится значительно больше опытов и допускается намного больше ошибок, чем можно предположить по официальным отчетам:
«Исследователи, конкурирующие в отдельно взятой области исследований, перебирают множество различных подходов, но в любой момент готовы переключиться на тот метод, который дает наилучшие результаты. Поскольку наука — процесс социальный, каждый ученый пытается не только продвинуться в своих исследованиях, но и заслужить одобрение собственных методик и собственной интерпретации в данной области. (...) Наука — сложный процесс, в котором наблюдатель при желании может практически ничего не увидеть, если в достаточной мере сузит поле зрения. (...) Ученые — живые люди, у каждого свой стиль и свой подход к истине. Единый стиль, в котором пишутся все научные статьи и отчеты, кажется естественным следствием универсального научного метода, но на деле он всего лишь отражает мнимое единодушие, укоренившееся на почве условного соглашения о форме научных сообщений. Если бы ученым при описании собственных теорий и экспериментов было дозволено выражаться естественным языком, миф об универсальном научном методе, скорее всего, рассыпался бы в одно мгновение» …


Автор использовал ссылки:
Дэвис, П., Гриббин, Дж. Миф материи: навстречу науке XXI века (Davies,P., and J. Gribbin. The Matter Myth: Towards 21st Century Science. London: Viking, 1991).
Судзуки, Д. Изобретая будущее: размышления о науке, технике и природе (Suzuki, D. Inventing the Future: Reflections on Science, Technology and Nature. London: Adamantine Press, 1992).
Медавар, П. Искусство найти объяснение (Medawar, P. The Art of the Soluble. London: Methuen, 1968).
Брод, У., Уэйд, Н. Предатели истины: подлог и обман в науке (Broad, W., and N. Wade. Betrayers of the Truth: Fraud and Deceit in Science. Oxford: Oxford University Press, 1985.
Уэстфол, Р.С. Ньютон и фактор подтасовки (Westfall, R. S. Newton and the fudge factor. Science, 1973).


Стремление замкнуть сегодняшний уровень понимания мира в самосогласованную систему истин – унифицировать науку - вполне естественно для человека. Все «противоречащие» этой системе точки зрения, подходы и даже опыты как бы временно выносятся за скобки – о них стараются не упоминать и не думать. Так спокойнее и надежней. В определенном смысле это правильно – нужно на что-то опереться, иметь что-то прочное под ногами, на чем-то остановиться как на достоверном. Но, с другой стороны, закрывание глаз на «досадные отклонения» в опытах или альтернативные способы объяснения опытов – если это продолжается очень долго, - может в принципе вести к укреплению глубоко ошибочных интерпретаций и даже целых теорий.
В хорошей науке всегда должно быть место для нетрадиционных и нестандартных способов объяснения. К сожалению, часто эти альтернативные пути науки объявляются НЕ-научными, что сильно вредит развитию науки.

То, о чем пишет Руперт Шелдрейк, - это двояко-функциональная природа научных САС. С одной стороны, любая научная САС создается для решения задач объективного познания, но с другой стороны, решение этой задачи осуществляется через определенный «шаблон» правил научного поиска. Это можно отнести не только к научным, но к любым социальным САС: организациям, создаваемым для решения определенных социально-значимых проблем. Возникающие внутри социальных САС отношения между агентами, иерархии, приоритеты, писаные и неписаные правила поведения, способы оценивания, предпочтения, правила игры, приоритеты…. – в совокупности создают «шаблон» - своего рода новое функциональное свойство системы, которое упорядочивает активность агентов, дает им определенное русло для реализации задач, которые они решают. Шаблон является «протоколом» согласования интересов всех агентов внутри данной системы. Уже поэтому НАД-системные задачи (познание, искусство, милосердие…) часто по многим пунктам бывают несовместимы с организационным шаблоном. Без «шаблона» нет организации, но «шаблон» может серьезно связывать (ограничивать) решение над-системных задач. Особенно опасна ситуация застывшего протокола – десятилетиями не меняющегося шаблона.
Высоко-адаптивные социальные системы имеют гибкие, постоянно переписываемые и уточняемые протоколы согласований. Например, критерии принятия на работу, уровень предоставляемой свободы выбора изучаемой темы и методов ее решения, правила ротации кадров внутри научной иерархии, перечень критериев «научности» - в гибких высоко-адаптивных системах постоянно пересматриваются и корректируются. В зависимости от решаемой над-системной задачи необходимы разные степени жесткости протоколов согласования. Например, для военных организаций нужны протоколы с высокой жесткостью (с низкой свободой выбора для агентов нижних уровней), но для творческих организаций нужны гибкие постоянно обновляющиеся протоколы, делегирующие множество функций принятия решений и распределения условий на нижние уровни.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: НАУКА КАК СЛОЖНАЯ АДАПТИВНАЯ СИСТЕМА
СообщениеДобавлено: Ср май 21, 2008 6:18 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Сб сен 04, 2004 8:18 pm
Сообщения: 3448
Откуда: Санкт-Петербург
На тему - плачевное состояние российской фундаментальной науки - можно прочесть здесь:
С.С. Бацанов,
профессор.
Заочную брань ветер носит
Советская Россия, №52.
http://www.sovross.ru/modules.php?name= ... e&sid=3090

Цитата:
положение в науке. Как видно, любому негативному явлению в советской истории соответствует такой же, но многократно больший аналог в капиталистической России. Уникальной проблемой является положение в науке, где разразилась катастрофа. Фундаментальные исследования сейчас не финансируются, молодые специалисты, кандидаты и доктора наук не находят работу в научно-исследовательских лабораториях и на кафедрах вузов, а если и находят, то нищенская зарплата не позволяет плодотворно трудится, и они уезжают за границу. Эмиграция научных работников превысила уже миллион и продолжается, хотя и в меньшей степени. Однако уменьшение отъезжающих вызвано не улучшением условий, а уменьшением привлекательности выпускников наших вузов из-за резкого снижения качества образования, поскольку те, кто обучает, сами не занимаются исследованиями и не могут дать студентам современные научные знания.

Накануне перестройки русские публикации в реферируемых журналах по химии и материаловедению составляли 20%, а в прошлом году только 0.5%; доля китайцев в научных журналах за тот же период выросла с 0.1 до 15%, а в США этот показатель составляет 18%.

В результате снижения научного уровня Московский университет, входивший при советской власти в пятерку лучших университетов мира, сейчас на 96-м месте, а Петербургский и вовсе скатился в конец второй сотни. Сокращение фундаментальных исследований в результате утечки мозгов ведет к тому, что мы не сможем сделать ничего принципиально нового в технике и скоро не сможем понять того, что делается за рубежом. Так, в 60-х годах в США, СССР и ФРГ была создана рентгеновская аппаратура, позволявшая за одну миллионную долю секунды изучить атомную структуру тела, подвергнутого действию взрыва (с таким же характерным временем). За прошедшие 40 лет на Западе сократили время рентгеновского эксперимента еще в миллион раз, теперь они видят движение атомов при плавлении тела в реальном режиме времени, а недавно уменьшили экспозицию еще на два порядка и «увидели» электронные орбитали, т.е. перевели квантовую механику из области вычислений в экспериментальную науку, а это – настоящая революция в изучении материи! У нас же ничего нового, все как было 40 лет назад.

Отношение власти к науке лучше всего характеризует случай с Г.Перельманом, решившим математическую проблему, над которой многие годы безуспешно бились лучшие математики мира. Получивший мировое признание, ученый в любой стране стал бы национальным героем, его бы принял президент или премьер-министр, у него бы брали интервью, а у нас ничего! Ну, ТВ еще можно понять, нельзя же после Галкина с его передачей, как получить на халяву миллион рублей, рассказать про ученого, который отказался от премии в миллион долларов за научное достижение. Даже президент Академии наук никак не отозвался об этом успехе.

Сегодняшнее отношение власти к науке разрушило всю вспомогательную инфраструктуру, уникальные мастерские в научных институтах. Когда нам недавно потребовалось отпаять кварцевые ампулы под вакуумом, во всей Москве мы нашли только два (!) места, где это можно сделать, а пришлифовать пробку и вовсе в одном. Поезд мирового научного прогресса уже ушел, и остался последний шанс вскочить на подножку последнего вагона; хорошо, если интерес власти к нанотехнологиям сигнализирует о новой политике, вопрос в том, можно ли уже остановить процесс разрушения науки? Ведь наука может развиваться только на базе запросов промышленности, а их то и нет.


"Властью" являются не только органы власти в обычном понимании этого слова (Президент, Правительство и т.д.), но и верхушка Академии Наук России, которая по своему статусу просто обязана делать все для поддержания наиболее талантливых ученых, составляющих гордость России. Тот факт, что даже при очевидном мировом достижении нашего математика (Григория Перельмана), это выдающееся достижение российского ученого "не было замечено" - свидетельствует, что процесс разложения зашел уже очень далеко. История с Григорием Перельманом - как лакмусовая бумажка, показывающая уровень нашей цивилизованности. Уровень этот не растет, а падает. А снижение образованности - прямое следствие этой прогрессирующей "дис-цивилизованности" - движения к варварству.

Никто не удивляется всеобщему ликованию от победы наших футболистов. На это всегда находятся и средства и внимание высоких инстанций. Но победа над решением сверхсложной математической задачи - победа гораздо более значимая и важная не только для нашей страны, но и для всего человечества. И почему ЭТИ победы остаются незамеченными - хотя именно они останутся в истории, и через 50 и через 300 лет, - будут и тогда напоминать о былом величии России - вот что совершенно непонятно.

"Талант" не зря носит то же название, что и одна из древних денежных единиц.

ТАЛАНТ - ЭТО РЕАЛЬНАЯ ЦЕННОСТЬ, СОКРОВИЩЕ. Все цивилизации росли и крепли лишь потому, что ценили свои "таланты", дорожили ими и приумножали их. Россия нынче - одна из немногих стран, где "талант" абсолютно обесценился. Он здесь стал не нужен - потому и летят, печально курлыча, один за другим в дальние страны наши Таланты, покидая свою негостеприимную родину.

Григорий.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: НАУКА КАК СЛОЖНАЯ АДАПТИВНАЯ СИСТЕМА
СообщениеДобавлено: Вт дек 09, 2008 4:40 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Сб сен 04, 2004 8:18 pm
Сообщения: 3448
Откуда: Санкт-Петербург
О системе финансирования науки - мнение профессионала.

http://www.scientific.ru/trv/2008/003/makushok.html

Цитата:
Система должна быть ориентирована на ученых, а не на бюрократов. Во-первых, должен быть канал реального финансирования по прямым результатам науки - публикациям в международных журналах, патентам, индексу цитирования. Это позволит добиваться денег, занимаясь своим непосредственным трудом, а не участием в бюрократических играх. Во-вторых, должно быть много дополнительных конкурсных и неконкурсных каналов финансирования. Должна быть система грантов, позволяющая развиваться сильным группам, финансирование новых идей и направлений, которые не обладают на данный момент достаточным потенциалом для борьбы за гранты, венчурные инвестиции со стороны промышленности, спонсоршип, участие государства в финансировании дорогостоящей технической инфраструктуры науки, финансирование научных коммуникаций (конференций, стажировок и пр.), старая система финансирования крупных коллективов, финансирование науки как составной части высшего образования и т.п.


И статья об "утечке мозгов":
Исход науки из России: есть ли свет в конце туннеля?
Михаил Георгиевич Гольдфельд
http://elementy.ru/lib/430513
Цитата:
Согласно официальным данным, из России на постоянное место жительства, в основном в наиболее развитые страны мира, с 1990 по 2004 год выехали более 25 тысяч научных работников, а еще около 40 тысяч практически постоянно работают за границей по контрактам и лишь формально числятся в штате российских институтов. По данным паспортно-визовой службы МД России, в 1990-е годы из страны ежегодно эмигрировали 5–6 тысяч научных работников. По неофициальным оценкам, их число в два-три раза больше. Полагают, что Россию покинули за это время 60% всех математиков, половина физиков и биологов. Только в 2002 году и только в рамках официальных программ международного сотрудничества 2900 российских ученых из примерно 300 организаций, или около 0,7% от общего числа всех исследователей России, выехали для работы за рубеж.


Цитата:
Среди ученых РАН, выехавших за рубеж в последние годы, около половины были младше 40 лет, то есть находились в расцвете творческих возможностей. Математики, специалисты в области компьютерной технологии, генетики, молекулярной биологии обычно раньше других находят себе место на Западе. Один из трех выезжающих за рубеж — физик, один из четырех — биолог и один из десяти — математик. Менее востребованы химики, хотя и они сравнительно легко устраиваются за рубежом. Утечка мозгов особенно усилилась в конце 1990-х. когда специалисты стали покидать Россию целыми группами и иногда даже воссоздавали свои научные коллективы на новой почве. Среди оставшихся более двух третей всех докторов и кандидатов наук уже достигли пенсионного возраста.

В основном люди едут в Западную Европу (42%) и Северную Америку (30%). Однако растет поток и в страны Азии. На долю США приходится 29%, затем следует Германия (19%), Франция (6%), Англия (5%), Япония (4%), Швеция (3%). Российские ученые осваивают и более экзотические направления, так что их теперь можно найти в странах Латинской Америки, на Антигуа и Барбадосе, в Лиссабоне и Сингапуре, в Южной Африке и Бенине и т. д.


Цитата:
Причины эмиграции общеизвестны. Их можно сгруппировать в две категории: лично-материальные и, условно говоря, «организационные» — отнеся к последним и все инфраструктурные, иерархические, информационные, психологические и иные болезни российской науки.

Материальное положение ученых остается жалким: практически невозможно обеспечить семье достойное существование. Зарплата старшего научного сотрудника, кандидата наук, в институтах Академии наук с мая 2007 года составляет около 600 долларов в месяц. Однако оклад младшего научного сотрудника в 2007–2008 году все еще меньше официального прожиточного минимума трудоспособного населения в Москве. Даже в 2009 году предполагаемая зарплата научного сотрудника не позволит снимать в столице однокомнатную квартиру. Трудно ожидать, что в ближайшие три-четыре года в крупных городах профессия ученого перестанет быть уделом лишь тех немногих, у кого есть независимые от заработной платы источники дохода. (В то же время наиболее сильные исследовательские центры сосредоточены именно в метрополиях с самой высокой стоимостью жизни, таких, как Москва и Петербург.) Ученым приходится работать на стороне или обеспечивать свое существование кратковременными выездами за рубеж в рамках совместных научных проектов, за чем нередко следует участие в более длительных программах и в конечном счете продолжение научной карьеры за рубежом.

Если личные проблемы выживания в некоторых случаях могут быть решены за счет индивидуальных ресурсов, то для материального обеспечения самого научного процесса необходимы весомые инвестиции. Представляется, однако, что все эти материальные проблемы поддаются решению уже сейчас или в обозримом будущем.

Не менее серьезна и другая категория причин научной эмиграции. В России наука не востребована обществом. Стагнирующая индустрия невосприимчива к инновациям. Бизнес не видит немедленной отдачи от науки, а долгосрочные программы непривлекательны вследствие нестабильности политической и правовой системы. На это накладывается отсутствие адекватных механизмов распределения средств, честной конкурентной среды в науке, давление академической бюрократии, феодальные нравы, традиционный непотизм и фаворитизм в академической среде. Хотя формальные барьеры для научного обмена и международных контактов сняты, из-за несовершенства информационного обеспечения, трудностей с визами российские ученые не ощущают себя интегрированными в международное научное сообщество

Цитата:
Неудивительно, что, по данным того же Минобрнауки, профессию ученого считают привлекательной 9% молодых людей и лишь 3% выпускников вузов идут в науку. Это совсем не мало — в популяции и не может быть большей доли людей, пригодных для занятий наукой. Хуже, что, независимо от отношения к науке, большинство молодежи видит свои перспективы не на родине, а за рубежом. По данным председателя Сибирского отделения академии Николая Добрецова, около 70% студентов Новосибирского университета намерены, получив диплом, уехать за границу. Опрос, проведенный в 2003 году среди выпускников МГУ, показал, что среди студентов, собирающихся посвятить себя научной деятельности, немногим более половины (56%) связывают свое будущее с отечественной наукой. При этом 10% биологов, 11% физиков и 13% химиков за несколько месяцев до окончания вуза уже имеют приглашения на работу за рубежом. Такая же картина была и с молодыми учеными в научных организациях Москвы: в 2003 году выехать за рубеж по профессиональной линии планировали 44% респондентов, в том числе уехать на постоянное место жительства намеревались 7% опрошенных.


Цитата:
Если говорить о поколении, завершившем свое образование в 80-е годы, «умы», оставшиеся в России (за очень редким исключением), либо пропали, прозябая в деградирующих научных учреждениях, либо ушли в другие области деятельности. Моя дочь Анна окончила Химфак МГУ в 1989 году, затем аспирантуру и постдокторат в США. Сейчас она преподает химию в одном из старейших частных четырехлетних колледжей в штате Нью-Йорк, руководит студенческими исследованиями, публикуется, ездит на конференции, но все же считает, что это занятие лучше совмещается с семейной жизнью, чем непрерывная гонка за грантами или жестко регламентированная работа в индустрии. Анна поделилась со мной сведениями о 17 (из 22) своих одногруппников. Что же оказалось? Из оставшихся в России семи человек связь со специальностью сохранили четверо. Двое остались на Химфаке МГУ: одна защитила кандидатскую и занимает небольшой административный пост (секретарь кафедры), другой на кафедре химической энзимологии. Еще один выпускник работает в Черноголовском научном центре, и одна стала учителем химии в Дубне. Остальные утратили связь с профессией, либо выпали из поля зрения — во всяком случае, их имена не удается найти по публикациям последних лет.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: НАУКА КАК СЛОЖНАЯ АДАПТИВНАЯ СИСТЕМА
СообщениеДобавлено: Чт апр 30, 2009 2:19 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Сб сен 04, 2004 8:18 pm
Сообщения: 3448
Откуда: Санкт-Петербург
Образование "пузырей" в идеологии и в науке.

Мы знаем, что "спекулятивные пузыри" могут формироваться внутри экономической системы и, в частности, - на фондовых рынках. Ажиотажный спрос на какой-либо идущий вверх актив притягивает новых покупателей этого актива, новые средства - и в итоге, цена поднимается ещё выше, тем самым поддерживая процесс роста. В фондовой торговле такое состояние называют "бычий рынок". В качестве примеров спекулятивного бума можно привести "тюльпаноманию" в Голландии и систему Ло во Франции. Более свежие примеры - так называемая "удачная конъюнктура" на нефть в последние десять лет. Чем кончаются все спекулятивные бумы - известно: гигантским крахом и обесцениванием активов.

Но закономерность "спекулятивных пузырей" действует не только в экономической системе. Например, в тоталитарных социальных системах под влиянием пропаганды и промывания мозгов может быть сгенерирован "пузырь энтузиазма" во имя великой цели. На стадионах толпы фанатов подпитывая друг друга криками и эмоциями, создают "пузырь экстаза". Ту же природу имеют расовая или национальная нетерпимость. Во время революций формируется "пузырь ненависти к поработителям". Во всех случаях действует эффект положительной обратной связи - происходит самовозбуждение системы, состоящей из множества агентов, связанных вместе посредством сети. Сила и скорость нарастания возбуждения (формирования "пузыря") зависит от свойств сети, от состояния агентов и от внешних воздействий на систему.

Важно подчеркнуть, что эти процессы самовозбуждения (образования "пузырей") свойственны почти любым сложным адаптивным системам (САС). "Пузыри" могут возникать и в экономической, и в социальной системах и в отдельных подсистемах, таких, например, как Наука, Искусство, Образование,...

Как, например, формируются и растут "пузыри" внутри научной САС? Речь идёт о явлении быстрого роста определённых идей, концепций и теорий из которых складывается основное или господствующее направление.

Из истории науки мы знаем, что бывали не раз ситуации, когда какое-либо "модное" течение приобретало быстро множество последователей. При этом процесс роста нового направения притягивал и новые ассигнования на развитие этого нового направления, а ассигнования притягивали дополнительные новые умы, ищущие для себя применение. Новая идея быстро обрастала ветвями дополнений, конкретизаций, формализаций, уточнений, расширений,...
Вокруг направления, которое обильно финансируется и растёт, скадываются новые школы, создаются новые институты и лаборатории, создаётся сеть ваимосвязей и формируется своего рода аура истинной науки. Постепенно это новое бурно растущее направление начинает идентифицироваться с самой Истиной. Всякое же направление, НЕ солидирующееся с господствующим направлением, мало по малу, но всё чаще, начинает третироваться как ошибочное или как не-истинное или даже порой как лже-научное направление. Растёт монополизм одной точки зрения, а среди её адептов устанавливается подозрительное отношение к альтернативным концепциям и взглядам на мир.

Одновременно с этим, по мере исчерпания возможностей роста, заложенных внутри господствующего направления, начинается процесс "копания в мелочах". Это - фаза развития основного направления, когда обильно пишутся диссертации, часто почти не имеющие практической ценности. Вместо поиска Истины преобладают стремления делать карьеру. Направление формализуется сверх всякой разумной меры, так что в конце концов за деталями математических изысков теряется порой сама идея.
Избыточная формалиация и копание в мелочах - это первые признаки приближения кризиса господствующего направления - сигнал, указывающий на необходимость привлечения новых идей, подходов, методов и направлений.

Порой бывает так, что господствующее направление опирается в самой своей основе на ошибочную идею или произвольную плохо обоснованную и не подтверждённую опытом гипотезу. В качестве известных примеров можно указать "лысенковщину" - господствовавшее одно время в СССР направление в биологии. Можно указать ещё советскую политэкономию, которая вместо развития трудовой теории стоимости (ТТС) много десятилетий занималась идеологизацией ТТС и остракизмом всех, кто пытался развивать ТТС. Третий пример - теории рыночного либерализма, ставшие популярными в середине 1980-ых и взятые российскими реформаторами в качестве новой идеологии. Идеология "рыночного либералима" вместо быстрого развития страны - НА ДЕЛЕ привела к деградации значительной части экономического потенциала страны, накопленного за советский период.

"Пузыри" могут способствовать росту могущества страны (например, "пузыри энтузиазма" первых пятилеток, комсомольских строек, освоения космоса...), но "пузыри" могут также порождать огромные разрушитеьные последствия в системе: "лысенковщина", идеологизация ТТС советскими политэкономами, поддержка реформаторами ошибочных теорий "рыночного фундаментализма".

Как положительные, так и отрицательные сдвиги в жизни народов, начинаются с НОВЫХ ИДЕЙ, с новых теорий, с новых концепций. Ошибочная теория, которой человек руководствуется, делает его похожим на сумасшедшего. Мир у такого адепта (защитника и последователя) ошибочной теории, выглядит искажённо, как если бы в глаз ему попал осколок стекла от кривого зеркала из сказки Андерсена. Исходя из ошибочной теории, он принимает решения, а ЦЕНА этих решений тем выше, чем более высокое место занимает адепт внутри Иерархии. Последствия решений, принятых исходя из ошибочной теории, могут быть катастрофичными для всей страны или для какой-либо из её подсистем (науки, образования, культуры, здравоохранения, безопасности...), если эти решения принимают главы соответствующих Иерархий, руководствуясь ошибочной идеологией, неверной теорией. Если верхние уровни иерархий находятся под гипнозом ошибочных концепций и идей, то вся система становится чем-то похожей на "сумасшедший дом": принимаются решения, которые объективно способствуют лишь ослаблению и разрушению системы разными путями и на разных уровнях, НО при этом лица, инициировавшие эти решения, продолжают свято верить, что идёт именно укрепление, развитие и рост.

Приверженность ошибочным схемам, которые явным образом противовречат запросам времени и нуждам людей, - если главы иерархий, не обращая внимания на реальность, продолжают упорствовать в своём служении этим ошибочным схемам - такая слепота рано или поздно приводит систему к банкротству - в той или иной форме.

Так обанкротилась в своё время "лысенковщина", та же участь постигла советскую идеологизированную ТТС, от которой отказались сразу, как только это стало возможно. То же происходит сейчас с "теорией" рыночного фундаментализма. Практически во всех странах проводятся мероприятия по контролю со стороны государства за деятельностью крупного бинеса, бирж и банков. Многие знаменитые ещё вчера теории свободного рынка теряют доверие.
Кризис меняет приоритеты. Идёт поиск новых альтернативных идей, которые смогли бы дать адекватный ответ новым вызовам времени. Прежний "пузырь" - концепция рыночного либерализма, невмешательства государства, теории финансового менеджмента,... - сдувается вместе с экономикой, которую этот "теоретический пузырь" обслуживал.

"Пузырь" всегда имеет под собой и некое объективное начало - он не вырастает на пустом месте. Рост котировок тех или иных идей (теорий и концепций) означает, что эти идеи имеют определённую ценность и заслуживают внимания. Но если оценка этой реальной ценности идей окажется сильно завышена, мы получаем явление "пузыря".

Например, в современной физике подавляющее большинство учёных считает, что источником энергии звёзд являются термоядерные реакции. Это - господствующее сейчас направление. Но есть концепции и НЕ-термоядерных источников энергии звёзд. Это - альтернативные направления. И неизвестно пока, какое из них лучше соответствует реальности, потому что растёт число фактов, которые трудно объяснить в рамках теории термояда.

Для нормального развития Науки нужна терпимость к альтернативнм концепциям. "Разнообразие" теорий, концепций и идей не менее важны для развития науки, чем усовершенствование и детализация какого-то одного избранного направления. Чтобы задействовать потенциал "разнообразия" в полной мере, следует помнить, что даже самая продвинутая и математически оформленная теория может со временем оказаться очередным "пузырём". Не следует переоценивать значимость господствующих идей и концепций. Именно в результате такой переоценки они и становятся "пузырями".


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: НАУКА КАК СЛОЖНАЯ АДАПТИВНАЯ СИСТЕМА
СообщениеДобавлено: Вс авг 02, 2009 7:06 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Сб сен 04, 2004 8:18 pm
Сообщения: 3448
Откуда: Санкт-Петербург
О смене научных парадигм.

Развитие науки протекает по общей схеме эволюционного цикла сложных адаптивных систем: периоды стабильности перемежаются короткими фазами переориентации "агентов" системы на новый "притягивающий пик". "Пиками" здесь являются установившиеся "парадигмы" - сложившиеся системы взглядов на ту или иную проблему, разделяемую подавляющим большинством учёных в данной области. Несмотря на то, что, как правило, ни одна из теорий не является безупречной и не объясняет всей совокупности имеющихся фактов, в течение достаточно длительных периодов всегда есть парадигма, которую считают "истинной" большинство агентов научной системы. Это - главная теория, устойчивое ядро, вокруг которого собираются "последователи", развивая и уточняя корневую концепцию.

Устойчивость ядра означает, что малые "возмущения" научной системы не приводят к её реконфигурации. "Возмущения" бывают двух типов: (1) новые факты, которые не удаётся объяснить в рамках господствующей парадигмы, (2) новые "идеи" (концепции), которые наряду с известными фактами способны объяснить также и новые факты.

Однако, даже если есть факты, не укладывающиеся в господствующую теорию и даже если есть новая теория, которая способна объяснять новые факты - этого ещё недостаточно, чтобы нарушить устойчивость научной системы. Господствующее консолидирующее ядро может оставаться доминирующим очень долго. Новые концепции будут игнорироваться, а новые факты объясняться по принципу "достать правой рукой правое ухо через голову" (каждый может попробовать перед зеркалом это сделать и убедиться, что сделать это, хотя и возможно, но выглядит неестественно и требует большой изворотливости).

Рисунок 1.


Изображение

На Рисунке 1 схематически изображён случай четырёх концепций. Господствующее ядро обозначено синим цветом. Оно находится в центре области притяжения, где сосредоточена основная масса агентов и идёт процесс поиска, опирающийся на господствующую парадигму.

Почему же смена ядра не происходит даже тогда, когда есть факты, которые не удаётся объяснить и есть теория, которая их объясняет? С точки зрения прямолинейной логики это кажется странным и обычно списывается на инерцию, консерватизм и т.п. Но это не объяснение самого явления, а только его название.

Чтобы понять причины "консерватизма", который блокирует процесс смены парадигмы, посмотрим на Рисунок 2.

Рисунок 2.

Изображение

Здесь изображены схематически агенты, которые делятся на несколько групп: (1) агенты - авторитеты, первооснователи и главные носители знания господствующей парадигмы - синий цвет. Их, как правило, немного, но именно они являются окончательными судьями, выносящими вердикт любой концепции. Их авторитет основывается на заслугах в деле познания истины, на глубоких открытиях и таланте. (2) Авторитеты окружены множеством последователей, которые разными способами развивают существующее ядро. Последователи оттачивают ядерную парадигму, доводя её до совершенства и извлекая всё ценное, что она может дать. Это своего рода "старатели", трудящиеся возле когда-то найденной жилы. По мере добычи, запасы "золота" жилы истощаются, но процесс продолжается в силу привычки, в силу стимуляции поисков успехами прошлого, в силу уважения к авторитетам и т.п. Механизм поисков поддерживается каждым новым успехом. Мы имеем здесь положительную обратную связь, которая и лежит в основе устойчивости ядерной парадигмы. Она устойчива, потому что существует "эффект толпы". Можно привести аналогию со спекулятивными пузырями на фондовых биржах. Там ищут gain - выгоду, возможность заработать покупая и продавая. "Эффект толпы" выражается в том, что покупают те бумаги, которые идут вверх. В результате спрос на них растёт - цена их поднимается - их покупают ещё более активно - цена опять растёт и т.д. - пока не настанет момент биржевого краха. В научной системе "эффект толпы" работает как стимуляция определённых предпочтений и выборов на основе предыдущего опыта. В поиске новых открытий, жилу перекапывают вдоль и поперёк. Всякий новый успех стимулирует новые поиски в рамках господствующей парадигмы.

На Рисунке 2 "старатели" изображены серым цветом. Они сконцентрированы вокруг ядерной парадигмы. Где-то на периферии возникают тем временем новые пики - новые идеи, зародыши новых парадигм (помечены красным, зелёным и жёлтым цветом). У них появляются первые сторонники, но они не многочисленны (белые кружки). Кроме того, возникают первые "сомневающиеся" - помечены чёрным цветом. "Сомневающиеся" составляют границу бассейна притяжения к ядерной парадигме. Это своего рода точки неустойчивого равновесия, соответствующие агентам, которых по-прежнему притягивает ядерная парадигма, но которые уже понимают, что золото в жиле на исходе и нужно подумать о поиске новой жилы.

Пока старые авторитеты в силе и здравии, сам факт их присутствия консолидирует агентов и придаёт устойчивость господствующей парадигме. Это - вторая причина устойчивости ядра - наличие авторитетов.

Макс Планк однажды сказал, что новые идеи побеждают не потому, что они вытесняют старые, а потому, что рождаются новые поколения, которые уже с самого начала усваивают новые идеи.

И это действительно так. Пока старые авторитеты держат под своим контролем ситуацию, даже "сомневающиеся" склонны обращаться к ядерной концепции, как более надёжной и подкреплённой солидным опытом и авторитетом. Даже когда ослабевает "эффект толпы", то есть новые поиски не приводят к новому "золоту", тот факт, что авторитеты авторитетно говорят "золото здесь" - само такое заявление становится дополнительным стимулом придерживаться ядерной концепции. Можно ещё добавить о стимулах материального плана. Основные средства, направляемые на развитие научных поисков, идут именно на поддержание ядерной концепции, а распределение их контролируется адептами этой концепции. Но даже оставив в стороне "материальный стимул", мы видим, что есть по меньшей мере ещё две причины, придающие устойчивость господствующей парадигме: это "эффект толпы" и "сила авторитета".

Поэтому смена парадигмы всегда происходит значительно позже, чем этого можно было ожидать, исходя из соображений простой логики. С течением времени меркнет слава прежних открытий. Старое золото всегда кажется более тусклым, хотя это и не так. Постепенно отходят от дел прежние авторитеты, а новых нет по той причине, что жила истощилась и никому из новых не удалось найти в ней достаточно золота, чтобы снискать себе необходимый авторитет.

Одновременно на периферии вызревают новые ядра, которые всё активнее привлекают внимание своей необычностью, новизной и явными признаками неосвоенных богатств. Новые залежи. Они вдалеке от привычной жилы. Их пока не подкрепляет ни авторитет, ни материальные стимулы. Но с уходом прежних авторитетов всё чаще взоры адептов обращаются по сторонам в поиске замены. "Сомневающиеся" первыми меняют своих кумиров. За ними следуют ближайшие соседи. И "эффект толпы" создаёт лавину переориентации агентов на новый пик - на новую парадигму. Эта начальная стадия реконфигурации научной САС изображена на Рисунке 3.

Рисунок 3.

Изображение

Бывшие пламенные сторонники господствовавшей теории меняют своё мнение и устремляют силы на разведывание новой жилы. "Эффект толпы" действует через подражание. Достаточно хотя бы одному достаточно авторитетному агенту поменять свою приверженность - устремится к новому пику, это воспринимается как сигнал, как "добро", спущенное сверху. За короткое время основная масса агентов оказывается сосредоточена вблизи нового пика и начинается разработка новой жилы. Старя при этом не забыта, но её главенствующая роль теперь уже позади. Возникают новые авторитеты, новые "старатели" и всё повторяется снова.

Смена "парадигмы", как ясно из этой схемы, процесс, который может занять несколько десятилетий. Ясно, что процесс этот неизбежен. Инерционность научной системы играет огромную роль. Благодаря ей, старое уступает дорогу новому только отдав все свои запасы потенциального богатства (научного знания). Благодаря инерционности, наука застрахована от скороспелых выводов и плохо проверенных и не выношенных концепций. Инерция является механизмом, который сохраняет науку от сырых и ошибочных идей и теорий.

Отрицательная сторона инерции - это судьба учёных, которым удалось открыть что-то фундаментально новое. Видимо, есть какой-то закон, который определяет пропорцию между "последователями" и "открывателями". Роль "открывателей" как и роль геологов - это разведка новых залежей природных богатств. Их задача - найти, проставить опознавательные флажки, и рассказать о новом месторождении. Желательно принести образцы породы (выкопанное и промытое золото - лучше в слитках). Но не следует думать, что, увидев золото, все тут же сорвутся с насиженных мест. Дело "старателя" - копать там, где он оказался. Если жила действительно того стоит, то рано или поздно она притянет к себе новых "старателей".

Эта закономерность действует повсюду, где существуют сложные адаптивные системы.

Например, крупные фирмы. Там тоже есть свои авторитеты, своё ядро "правил хорошего поведения и ведения бизнеса", есть свои "сомневающиеся" и "еретики", стремящиеся переналадить бизнес по-новому. Есть своя "толпа". Всё то же самое. Кризисы корпоративного устройства сопровождаются кардинальными изменениями иерархии и бизнес-планов.

Возьмём политику. Если это международная политика, то "авторитеты" - это наиболее влиятельные страны. "Парадигма" - проводимая "авторитетами" политика. "Последователи" - те страны, которые поддерживает эту политику. "Сомневающиеся" - страны, ищущие к кому прислониться. "Еретики" - страны, оспаривающие проводимый курс авторитетов.

Очевидный пример - экономика, в которой эволюционный цикл экономической САС проявляет себя как бизнес цикл. Фазы катастрофы часто начинаются с фондовых крахов и по цепочке распространяются на всю экономику. Кризис сопровождается качественным обновлением экономической системы.

Закономерность одна и та же, хотя агенты разные, масштаб разный, системы разные. А закономерность - одна: эпизодически происходящие реконфигурации сложной адаптивной системы (САС) - смена господствующего притягивающего пика (правил игры, норм ценности, господствующего знания,...). Свойство это - одно из эмерджентных свойств таких систем. Они развиваются идентично - по единой схеме четырёх-фазного эволюционного цикла, проходя эпизодически через фазы острого кризиса - глубоких качественных изменений системы (фазы переориентации на новый пик).

Общность схемы развития у качественно разных систем позволяет унифицировать эти фундаментальные эмерджентные закономерности развития, представить их в единообразной форме, как проявления некой общей закономерности развития САС. Эту общую закономерность (эволюционный цикл) развития можно формализовать: фазы потери устойчивости прежнего "пика" и переориентации агентов системы на новый "пик" можно описать математически - в виде математической модели с весьма своеобразными и далеко нетривиальными математическими свойствами.

Задавая алгоритмы сведения реальных фактов, характеризующих конкретную САС, к терминам этой математической модели, можно заранее определять характер устойчивости ядра и предполагаемое время следующей реконфигурации системы. Унифицированное описание идентичных эмерджентных свойств мы называем "Метод Системного Потенциала" (МСП). Это - новый способ моделирования САС. Подробнее об МСП - здесь:
viewtopic.php?f=14&t=10&start=0


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: НАУКА КАК СЛОЖНАЯ АДАПТИВНАЯ СИСТЕМА
СообщениеДобавлено: Чт дек 31, 2009 2:44 am 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Сб сен 04, 2004 8:18 pm
Сообщения: 3448
Откуда: Санкт-Петербург
Взгляд со стороны на состояние Российской научной системы.
http://www.vechnayamolodost.ru/pages/pa ... ldede.html

Максим Франк-Каменецкий – профессор Бостонского университета, известный специалист в области ДНК:
Цитата:
Сможет ли Россия предложить комфортные условия для занятия наукой? Мое мнение: пока не может. К чему люди быстро привыкают в США – так это к свободе и независимости. Здесь ученый, когда он перестает быть постдоком и способен добывать гранты, – сам себе хозяин, никто ему не указ. Никто не хочет из Америки возвращаться в Россию, чтобы какой-то совершенно неизвестный мировой науке академик или директор института решал, как ученому заниматься наукой. В Америке величина – ученый со своим рейтингом, а в России – академик или директор. В США тоже есть академия, но это просто собрание уважаемых людей, они ничем не рулят и уж тем более не занимаются распределением финансов. В России же в Академию наук стремятся одни для того, чтобы получить приличную пенсию, другие – чтобы получить определенную власть, чтобы от них зависели, чтобы к ним шли с челобитными. Вся эта коррупция, все эти взаимоотношения по понятиям, а не по универсальным правилам, никого привлечь не смогут. Поэтому первое, что нужно сделать в России, – разогнать Академию наук.

– Не просто лишить власти, а разогнать? Что, по-вашему, там совсем нет приличных людей?

– Мне всегда говорили: а вот Гинзбург. Да, Гинзбург, кто ж спорит, но сколько можно его растягивать на всю Россию? Теперь его не стало, кем прикрываться? Наверное, в академии есть приличные ученые, но уверен, совсем немного. Проверяется ведь очень легко – по индексу цитируемости. Можно часами перечислять ее многочисленные проблемы, но я считаю, что этого делать не нужно, потому что не нужно пытаться решать по одной все эти мелкие проблемы, латать дыры. Российская научная система не только архаична, она вся прогнила. Ее невозможно реформировать, нужна коренная ломка. Я не вижу другого выхода, как уволить всех и со всех постов – директоров НИИ, завлабов, а потом нанимать на условиях свободного и прозрачного конкурса, организованного при участии экспертов из-за границы. Разумеется, к конкурсу должны быть допущены все желающие вне зависимости от национальности, места проживания и так далее.

Научного сообщества нет, науки нет, а «ученые» есть в огромном количестве. Чем они занимаются, трудно сказать, некоторые просто занимают места, на которые не могут попасть выпускники вузов. Вы даже не представляете, до какого чудовищного уровня они опустились. Мне часто приходится как редактору и рецензенту многих международных научных журналов читать рукописи статей из России. Я каждый раз просто заболеваю. Только недавно отписал своему старинному другу на его крайне небрежную статью, что если бы мой аспирант такое мне принес, я бы устроил ему жуткую головомойку, а во второй раз просто выгнал бы взашей.

– Ваши оценки весьма резки. Что ж теперь, поставить на российской науке жирный крест? А у нас сейчас недели не проходит, чтобы во властных структурах не говорили о необходимости развивать науку и инновации…

– Да с чего вы взяли, что государство заинтересовано в развитии науки? С какой стати? Она не востребована в стране. Где та промышленность, которой нужна наука? В США есть огромный биотех – гигантский многомиллиардный бизнес, есть крупнейшие фармацевтические компании. Им нужны ученые, которые будут делать им науку, им нужны профессора, которые будут воспитывать новые кадры. А в России нет спроса на ученых. Вузы их плодят, а они уезжают. Выросло целое новое поколение выходцев из России в США, Европе, Израиле, которые прошли путь от аспиранта до профессора и занимают ведущие позиции в своих областях. Аналогов им в России просто нет. Точка.

В России нет реального спроса на инновации. Ответ вы знаете – petroleum state. Хотя некоторые из нефтяных стран все же развивают науку как раз за счет нефтедолларов. Норвегия, например. Можно и нужно развивать науку даже тогда, когда на нее нет особого внутреннего спроса. Иначе тупик. На вербальном уровне это понятно всем, но нужна настоящая решимость со стороны руководства страны, и дело вовсе не в том, чтобы просто выделить больше средств.

– И в чем эта решимость, по вашему мнению, должна заключаться?

– А я уже сказал. Первым делом разогнать Академию наук, лишив ее права рулить и распределять. Это будет мощным сигналом. Пока эта застывшая феодальная структура существует, никакое эволюционное реформирование не поможет. И чем дольше по-настоящему революционное реформирование будет затягиваться, тем необратимее будет процесс полного развала науки в России.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: НАУКА КАК СЛОЖНАЯ АДАПТИВНАЯ СИСТЕМА
СообщениеДобавлено: Пн янв 11, 2010 10:16 am 
Не в сети
Наблюдатель
Наблюдатель

Зарегистрирован: Пт мар 06, 2009 10:23 am
Сообщения: 191
Откуда: Москва
Дополнительные штрихи к обсуждению проблемы:

Независимая газета, 23.05.2007

Дмитрий Квон

Об авторе: Дмитрий Харитонович Квон - доктор физико-математических наук, профессор Новосибирского государственного университета.

Обыватели и политики понимают науку либо как место, где совершаются великие открытия, либо, на худой конец, как конструкторское бюро, изобретающее новые марки автомобилей или мобильников.

Мы живем в эпоху постмодерна - эпоху бесконечно длящегося конца культуры. Все кончилось, а жить надо. Да скучно, "и некого в карты надуть в минуту душевной невзгоды". Поэтому возникает постмодернистская игра в классику и модерн. Эта игра тотальна. Вся современная действительность - отражение подобной игры. К примеру, современная Россия - это постмодернистская империя, возникшая на обломках классической российской и модернистской советской империй. И нет более ярких постмодернистов, чем правящие ею политики с их двуглавым орлом, трехцветным флагом и сталинским гимном.
Или современная физика. Чем не продукт постмодернизма с ее не прекращающейся вот уже полвека игрой в классическую и квантовую механику? Именно эта игра продлила век физики, когда все основные ее законы, начиная с уравнений Максвелла и кончая уравнением Шредингера, открыты, а новых уже не будет, как не будет и новых великих открытий. Ничего драматического в такой игре нет. Была бы игра грамотной, и "ремесло" было бы "поставлено ее подножием".
Это плохо понимает обыватель, а с ним и политик как концентрированный обыватель, понимающие науку либо как место, где совершаются великие открытия, либо, на худой конец, как конструкторское бюро, изобретающее, скажем, новые марки автомобилей или мобильников. Но именно от них зависит количество денег, которые современный ученый получит, чтобы "удовлетворить любопытство за счет государства". Тогда наука начинает дышать "духами и туманами", и между научным сообществом и государством возникают иррациональные отношения. Как раз они и породили новый класс деятелей науки, которых я бы назвал профессорами-менеджерами.
Эти профессора, как правило, уже не стоят у приборов и не решают уравнений и, как следствие, забывают свое ремесло. Их основным занятием является писание грантов и работа, подобная работе рекламного агента, чтобы выдавать скромные научные результаты за выдающиеся открытия. А в России, где наука еще и полуфеодальна, к перечисленному добавляется необходимость постоянно вертеться в кругах российской бюрократии. Все бы ничего. Надо ведь кому-нибудь и деньги добывать. Но отрыв на многие годы от реального дела добром не кончается. Физика (вместо нее смело можно поставить: математика, биология, химия и т.д.) забывается, и остается одно заветное желание, общее и для западных профессоров-менеджеров и для российских профессоров-начальников, - урвать из государственного бюджета несколько миллионов долларов ценой любых обещаний.
В этом почти безумном желании небезызвестный доктор Фауст с мучившим его на протяжении половины гетевской пьесы вопросом, продавать душу дьяволу или не продавать, им в подметки не годится. Профессора-менеджеры и профессора-начальники готовы просто подарить свои души дьяволу, только бы получить заветные миллионы. Здесь и возникает опасность превращения научного сообщества в стадо баранов, мало чем отличающееся от любителей НЛО.
То, что подобная опасность - не мифическая вещь, хорошо иллюстрирует недавняя история "открытия" нового класса органических полупроводников, сулившего настоящую революцию в электронике и оказавшегося чистым блефом. Кто не блефует в погоне за успехом... Беда, когда подобный блеф ложится на подготовленную почву. Автор этих строк не без некоторого изумления видел, как на самых авторитетных международных конференциях профессора-менеджеры с детским энтузиазмом дискутировали под одобрительный гул полуграмотных аспирантов с одним из авторов блефа о головокружительном будущем электроники на основе органических полупроводников.
Прошло пять лет. С органическими полупроводниками нет пока никаких заметных успехов, а разоблаченные авторы блефа сгинули где-то за пределами физики. Но профессора-менеджеры и начальники по-прежнему снуют по коридорам контор, где водятся деньги налогоплательщиков, создав целую индустрию виртуальной электроники, существующей только в их воспаленном воображении. Самый последний их продукт - приставка "нано". И теперь у них физика - не просто физика, а нанофизика, материалы - не просто материалы, а наноматериалы, электроника - не просто электроника, а наноэлектроника, технология - не просто технология, а нанотехнология, композиты - не просто композиты, а нанокомпозиты, порошки - не просто порошки, а нанопорошки и т.д., и т.д., и т.д.
Подобное "нанотворчество" особенно впечатляет в России, где почти полностью отсутствуют современная электроника и высокие технологии, зато много нефти и газа. Тут только и остается грустно воскликнуть: "Печально я гляжу на наше нанотленье..." Оптимисты, конечно, могут возразить: "Зато наноигра не лишена кое-какого постмодернистского шика, будучи продуктом чистой виртуальности". Но шик, даже современный и постмодернистский, лишенный грамотного ремесленного "подножия", оборачивается дьявольской игрой с фантомами. И ставка в ней - жизнь.

из архива за: 23.05.2007
рубрика: Стиль жизни


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: НАУКА КАК СЛОЖНАЯ АДАПТИВНАЯ СИСТЕМА
СообщениеДобавлено: Вт мар 23, 2010 3:22 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Сб сен 04, 2004 8:18 pm
Сообщения: 3448
Откуда: Санкт-Петербург
Феномен "Перельмана".

Самый умный человек в мире отказался от награды в миллион долларов за решение сложнейшей математической задачи.
http://www.inosmi.ru/social/20100323/158766123.html

Цитата:
Россиянин, которому была присуждена премия в один миллион долларов за решение одной из сложнейших математических задач, заявил вчера о том, что он не хочет брать эти деньги.


Цитата:
Эта премия была присуждена американским Институтом математики Клэя (Clay Mathematics Institute) за решение гипотезы Пуанкаре, над которой целый век бились математики всего мира. Доктор Перельман разместил свое решение гипотезы в Интернете.

Четыре года назад он не присутствовал на церемонии вручения в Мадриде присужденной ему Международным математическим союзом престижной Медали Филдса (Field’s Medal).

В то время он заявил: «Деньги и слава меня не интересуют. Я не хочу, чтобы меня выставляли на всеобщее обозрение, как животное в зоопарке».


О жизни и творчестве Григория Перельмана:
http://www.trud.ru/article/19-03-2010/2 ... etija.html

Есть какая-то загадка в том, почему Григорий Перельман не хочет получать награды?

Несколько возможных объяснений:
1) Хочет оставаться затворником - чтобы не приставали и не лезли в его внутреннюю жизнь. Известны случаи, когда подвижники в своей области (святые, мудрецы...) избегают почестей и наград, чтобы сохранить ясность духа и чистоту помыслов.
2) В России любые большие деньги порождают множество проблем. Тут же появляются охотники отобрать их тем или иным способом: чиновники (откаты), устроители всякого рода фондов, налоговики, бандиты, ...
3) Внутреннее нежелание принимать награду, исходящую из Системы, к которой утрачено уважение и доверие. Это может быть следствием опыта общения с учёными, для которых карьера, тёплое кресло и деньги превыше поисков истины. Если Система начинает ассоциироваться с учёными этого типа, то понятно желание не иметь с такой Системой ничего общего. Как следствие - отказ от награды. "Кто деньги платит - тот и музыку" потом будет заказывать.
4) Просто лень тратить силы на проведение мероприятий, связанных с получением премии (поездки, подготовка речей, поддержание определённого упорядочения жизни и имиджа...). Тем более, если есть средства для жизни.

Гении - вообще люди своеобразные и часто ведут себя совершенно не стандартно. Потому они и гении - у них необычное мышление, нестандартные ассоциации и неожиданные интуиции. Самое правильное было бы просто открыть счёт на имя Григория Перельмана и положить деньги, чтобы человек, если наступит в жизни сложная ситуация, имел средства для жизни.

Такие люди часто совершенно непрактичны и ранимы, и сами никогда не попросят о помощи, как это делают полчища соискателей всевозможных грантов и субсидий. В то же время качество, уровень и значимость их научных исследований таковы, что нормальное общество, которое заботится о приумножении интеллектуального потенциала, должно сохранять и беречь таких людей. Стандартные правила распределения ресурсов, средств и статусов в обществе должны иметь исключения именно для людей такого типа. Гении должны быть опекаемы специальной программой защиты интеллектуального потенциала нации. Это всё, конечно, иллюзии. Смешно рассчитывать на умное управление интеллектуальным потенциалом - в стране, которая живёт по законам дикого рынка 19 века.

Своеобразие "феномена Перельмана" в том, что этот человек смог взрасти именно благодаря советской системе воспитания, образования и развития. Бескорыстие и одержимость поиском истины - свойства, которые воспитывались в советские годы у талантливых ребят - особенно в специализированных физмат школах. Учителя - энтузиасты, вся тогдашняя атмосфера направленная в будущее, идеалы гуманизма и служения своему народу - всё это вместе плюс врождённый талант и огромный труд и породили "эффект Перельмана". Страна, которая готовилась сделать последний рывок к социализму и реальной демократии, готовила кадры для решения этой огромной задачи. Создавался новый тип людей: "бескорыстные творцы-служители".

Потом все эти высокие идеалы были высмеяны, опрокинуты и втоптаны в грязь инициаторами так называемых "реформ". Нас - поколение, вступавшее в жизнь в конце 1980-ых - начале 1990-ых - просто откровенно "кинули". Все наши таланты и знания, которые с таким напряжением и любовью взращивались, оказались просто не нужны стране, которую из мощной технической державы за несколько лет превратили в большой базар. Кто-то тогда уехал от всего этого, кто-то потом вернулся, кто-то спился, кто-то наложил на себя руки, кто-то "приспособился", кто-то выжил и сохранил себя, несмотря ни на что.

Целое поколение интеллектуалов высшей пробы, которых готовили, чтобы совершить рывок в будущее, было просто выброшено на помойку, как выброшены оказался проект "Буран", как были раздроблены и развеяны по ветру тысячи инновационных проектов, намечавшихся в конце 1980-ых. Проектов, которые могли бы состояться, если бы не случившаяся со страной катастрофа.

"Феномен Перельмана" - это не просто отказ от премии или чудачество гения. Это ещё история жизни поколения, которому на взлёте перебили крылья.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: НАУКА КАК СЛОЖНАЯ АДАПТИВНАЯ СИСТЕМА
СообщениеДобавлено: Ср мар 24, 2010 3:55 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Сб сен 04, 2004 8:18 pm
Сообщения: 3448
Откуда: Санкт-Петербург
"Феномен Перельмана".

Питерские математики уверяют, что никакого отказа от премии не было и предыдущая информация, растиражированная СМИ - очередная "утка".
Цитата:
По данным “Полит.ру”, математик Григорий Перельман не отказывался от премии премия в миллион долларов, присужденной ему математическим институтом Клэя (штат Массачусетс) за доказательство гипотезы Пуанкаре. Ранее британская газета Daily Mail написала, что Перельман отказался от премии, сказав журналистам из-за закрытой двери своей квартиры, что у него “есть все, что нужно”.

Однако питерские математики говорят, что в настоящее время Перельман думает, а его коллеги уговаривают его не отказываться от премии.

http://www.presssito.ru/OBSHCHESTVO/8305/

Как мы и предполагали (см. п. 2 предыдущего сообщения) на не полученные ещё деньги уже появились "охотники":

Цитата:
Не успел петербургский математик Григорий Перельман отказаться от международной премии в 1 млн долларов, как ему сразу же поступило несколько предложений "поделиться" солидными средствами. В частности, заслуженную ученым премию готовы принять детский благотворительный фонд и петербургские коммунисты.

http://spb.rbc.ru/topnews/24/03/2010/383686.shtml

Оно бы и ладно - человек вроде как собрался отказаться от денег - значит они ему не нужны? - зачем же добру пропадать. Только с точки зрения нормальной этики, если уж жертвовать в какой-то фонд - то дело это добровольное. Наверное, самый умный математик на планете сам сможет посчитать, куда пристроить свою премию, если соберётся её получить.

"Отказ от премии", если он последует, совсем не означает, что Григорию Перельману не нужны деньги. "Отказ" этот может иметь и совсем другие причины. В состоянии депрессии, например, человек вполне может делать поступки как бы специально, чтобы себе навредить. Если это хотя бы частично так, то нехорошо пытаться извлечь выгоду из поступков, совершённых в состоянии депрессии. Гении как дети. Обиженный ребёнок отбрасывает всё, что ему предлагают: игрушки, сладости, не хочет играть и гулять... И не потому, что ему этого не нужно, а потому что велика обида.

Трудно судить о мотивах поступков неординарных людей. Одно ясно - любое решение, каким бы оно ни было, - имеет какие-то свои глубокие причины. У людей, имеющих сложное внутреннее устройство - и поступки порой сложны и непредсказуемы.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: НАУКА КАК СЛОЖНАЯ АДАПТИВНАЯ СИСТЕМА
СообщениеДобавлено: Пн мар 29, 2010 4:18 am 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Сб сен 04, 2004 8:18 pm
Сообщения: 3448
Откуда: Санкт-Петербург
Вот ещё одна статья:
http://www.baltinfo.ru/news/V-Rossii-sk ... GU--135129

Цитата:
Санкт-Петербург, 19 марта. Григорий Перельман, в очередной раз прославивший российскую науку, не последний выдающийся математик в нашей стране. Как сообщили «БалтИнфо» в пресс-службе университета, так считает декан математико-механического факультета СПбГУ Геннадий Леонов.

Леонов уверен, что «преемственность сохранена, а это значит, что в будущем можно ожидать новых «Перельманов».


Странная мысль.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 26 ]  На страницу 1, 2  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron






Powered by phpBB2
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB