С О Ц И Н Т Е Г Р У М

цивилизационный форум
     На главную страницу сайта Социнтегрум      Люди и идеи      Организации      Ресурсы Сети      Публикации      Каталог      Публикатор_картинок
                       
 
Текущее время: Ср дек 19, 2018 10:02 am

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Субстанциализм - в смертельной схватке науки и власти,часть2
СообщениеДобавлено: Вс июл 08, 2018 10:00 pm 
Не в сети
Давний участник
Давний участник

Зарегистрирован: Пт сен 08, 2006 11:11 am
Сообщения: 86
4. Альтернативные законопроекту власти - проекты РАН
Законопроект власти был подготовлен и внесен на утверждение с целью повышения эффективности работы РАН и всей науки. Естественно, первым шагом РАН в оценке законопроекта стала оценка логической состоятельности статей закона его провозглашенным целям.
Не нужно быть академиками и даже учёными, чтобы увидеть абсолютную логическую несостоятельность законопроекта.
РАН лишили права заниматься проведением научных исследований, а также имущества, имеющегося у неё и необходимого ей для проведения научных исследований. Иначе говоря, РАН ликвидировали с целью повышения её научной эффективности.
В рамках власти природы это означает, что был нарушен Закон примата субстанции явления. Согласно ему ни одна частная субстанция не может отрицать и саботировать свою высшую субстанцию. Где высшая субстанция явления – это то, без чего не может существовать данное явление, а частная субстанция – это то, с помощью чего реализуется высшая субстанция явления. Этого закона нет в логике. Познакомиться с ним, как и с другими законами власти природы, можно только в теории власти природы, созданной в Субстанциализме (9).
Для облегчения понимания этого закона можно привести гипотетический его аналог, связанный с решением проблемы оказания помощи населению Дальнего востока России от наводнения. Этот аналог получился бы, если под видом помощи населению от наводнения - высшая субстанция, стали бы не строить, а разрушать имеющиеся защитные сооружения, сливать всю накопившуюся в защитных водоёмах воду, да еще попросили бы Китай сделать то же самое. Далее, для повышения эффективности работы, спасшихся на крышах домов людей стали бы сортировать: кого спасти, а кому камень на шею и в воду - частные субстанции.
Этот пример является гипотетическим. Вряд ли современная власть способна реализовать его практически против населения в такой форме. Но вот в отношении РАН, всей науки и России в целом власть продемонстрировала полную решимость выполнить гипотетический пример на практике, ведь законопроект является вполне реальным. Особенно после его принятия. То есть в скрытой форме власть готова на преступление любой опасности.
Нарушив Закон примата субстанции явления, авторы законопроекта создали криминальный или преступный закон. Правительство внесло этот преступный закон на рассмотрение и утверждение в ГД РФ, а она его немедленно рассмотрела и приняла в первом чтении, а затем после возражений РАН и во втором чтении, пойдя на некоторые уступки критикующей стороне. То есть они не отклонили с самого начала преступный закон, а продолжили заложенное в нём преступление путём его внесения, рассмотрения и одобрения. Обнаружить преступность закона и всего дальнейшего процесса по его внесению, рассмотрению и одобрению без знания власти природы было невозможно.
При наличии субстанциальной экспертизы закона его преступность без труда можно было бы раскрыть на любом этапе всего преступного процесса, начиная с разработки закона. А затем исключить все последующие этапы процесса по внесению, рассмотрению, одобрению и принятию закона. Но субстанциальная экспертиза всех законов как действующих, так и новых не была введена вопреки неоднократным предложениям по её введению со стороны автора Субстанциализма. Такая экспертиза стала невозможной из-за отрицания и саботажа Субстанциализма.
Преступность закона можно было обнаружить также с помощью интуитивных представлений о власти природы, при наличии хоть каких-то к этому желаний. У власти таких желаний не было. У неё были лишь желания в немедленном принятии закона.
Ученые РАН правильно поняли, конечно, только на основе интуитивных представлений об истине, что в законопроекте нет ничего полезного для науки, а совершена фальсификация целей и опасное преступление против РАН, науки и России в целом. Этой фальсификации и преступления было достаточно, чтобы РАН поставила перед правительством и ГД РФ вопрос о немедленном снятии законопроекта с рассмотрения и утверждения.
Более того, они могли одновременно подать заявление в суд с иском об отмене внесения и рассмотрения полностью преступного законопроекта и привлечении виновных к ответственности. Конституция России предоставляет такую возможность.
В качестве дополнительных и неопровержимых аргументов они могли бы привести законы власти природы, которые не допускают упразднения РАН и не могут быть нарушены никем, включая всю власть России и всего человечества. Власть природы и Субстанциализм в целом были им известны, ведь это они первыми в мире объявили их вне закона и саботируют.
Для выполнения такой работы в РАН есть специализированные на решении таких задач институты. Например, Институт государства и права РАН. Но он удивительным образом никак себя не проявил. Хотя ему, как и ряду институтов РАН, автором Субстанциализма был внесен для освоения проект Субстанциализм.
К сожалению, ничего из приведенных и единственно возможных и необходимых средств защиты академики не применили. С правильным мышлением они поспешили расстаться и взялись активно вносить вместо власти государства поправки в законопроект, демонстрируя мышление, мало чем отличающееся от мышления правительства и ГД РФ.
В итоге этой бурной деятельности они предложили поправки в законопроект, которые по существу восстановили всё то, что законопроект планировал уничтожить, оставив, вопреки их логике и другим собственным аргументам, возможность создания Агентства по управлению имуществом РАН под управлением её президента.
В качестве другой незаконной уступки власти президент РАН В.Фортов заявил:
в академии нет настроя на политическое противостояние. (10).
РАН и наука России не имеют никакого права уклоняться от решения политических проблем общества с помощью власти природы. Они обязаны их решать также как и все остальные проблемы науки и общества, а затем добиваться практического освоения полученных объективных результатов. Отказ от решения политических проблем будет означать, что наука признаёт наличие у власти государства знаний, которые не подвластны науке и власти природы и имеют право на существование.
Решение политических проблем общества является ключом к решению всех главных проблем общества. И это решение может быть получено только с помощью власти природы.
Претензии власти государства на наличие у неё знаний, не подвластных власти природы и адекватной ей науке, являются мифом и спекуляцией власти, порожденными тем, что власть государства стала в истории человечества первой формой преднауки, начавшей освоение власти природы на интуитивной основе даже без понимания самого факта существования власти природы.
Без решения политических проблем общества наука никогда не избавится от творимого против неё и общества в целом произвола государственной власти. Ибо власть совершенно обоснованно видит в науке противника её произволу, поскольку её решения всех проблем общества, адекватные власти природы, являются обязательными для государственной власти и должны быть представлены институтом власти самой науки в составе государственной власти. Она постоянно будет пытаться препятствовать науке, выполнять свою объективную функцию в области политического устройства общества. Она будет препятствовать и самой себе в выполнении своих обязанностей перед обществом, адекватных власти природы. Устранить эти препятствия можно только, создав и введя во власть государства институт власти науки.
Пока власть природы не была разработана, участие науки в прямом управлении обществом в принципе было невозможно. Оно могло происходить лишь косвенно путем экспертного влияния на принятие решений власти. Поскольку у науки не было объективных оснований бытия мира и всех его явлений, включая человеческое общество, и объективного критерия истины в их познании, которые были бы обязательны для всех людей. С разработкой власти природы ситуация принципиально изменилась. Она дала всеобщие основания бытия мира и критерий истины. Знания науки, адекватные власти природы, стали обязательными и для науки, и для власти, и для всего общества, а наука получила право на прямое участив в принятии решений власти с помощью создания во власти государства института власти науки.
Власть науки является органом общества, обеспечивающим разработку власти природы и ее специальных видов для решения всех проблем науки и общества, включая проблемы устройства и развития общества.
Решения проблем науки и общества, отвечающие требованиям власти природы, являются обязательными для применения в жизни общества как в развитии производительных сил, так и в устройстве и развитии самого общества.
К решениям и достижениям науки относятся решения и достижения, в которых на основе власти природы решена какая-либо проблема науки и общества, независимо от того, кем были получены эти достижения: организациями науки или физическими и юридическими лицами, не занимающимися профессиональной научной деятельностью.


То есть задачей Института власти науки становятся: прямое участие в планировании всех научных исследований, освоении полученных результатов, организации образования, защите науки, образования и их объективных результатов от произвола остальных институтов власти государства, ограничение вопросов, которые вправе решать самостоятельно другие институты власти государства, из-за их профессиональной несостоятельности.

Институт власти науки и власть в целом не вправе ни принимать, ни сохранять, ни отменять, ни один закон общества, нарушая власть природы.
К нарушениям власти природы, совершенным властью государства, относятся не только нарушения, возникшие в результате действий государственной власти, но и нарушения, возникшие в результате её бездействия.
Нарушение власти природы является достаточным основанием для привлечения членов государственной власти ко всем видам ответственности, включая досрочную отставку. Это основание не требует чьей-либо инициативы. Оно вступает в силу сразу после установления факта и виновников нарушения власти природы.
Чтобы институт власти науки был способен выполнить свои задачи, а не стал холуйским придатком власти государства, его создание, права, обязанности и кадровое обновление, как и власти в целом, должны также стать адекватными власти природы.
Нужно также подчеркнуть, что наука, отказавшаяся от признания власти природы и субстанциализма в целом, не может претендовать на создание института власти науки. То есть добавление в состав криминальной власти ещё и института власти науки, отрицающей власть природы не допустимо. Оно привело бы к усугублению криминальности власти государства.
Решение проблемы политического устройства общества сегодня является такой же фундаментальной и неотложной проблемой, как своевременное и немедленное создание в СССР ядерного оружия. Чтобы не быть уничтоженным бывшими союзниками по антигитлеровской коалиции, создавшими его раньше СССР и применившими его на практике против Японии для устрашения всего мира и в первую очередь СССР. Решение этой неотложной политической проблемы уже получено в Субстанциализме (20, 21). Полезно также познакомиться с одним из новых материалов, относящихся к истории вопроса о власти науки (31).
Отказ от практического освоения решения этой политической проблемы в угоду власти государства недопустим и смертельно опасен.
Чтобы акцентировать внимание на этой опасности, можно повторить главную причину создания закона о РАН. Идея создания криминального закона о ликвидации РАН возникла во власти после знакомства с Субстанциализмом и была реализована, чтобы помешать РАН, воспользоваться Субстанциализмом для реализации своих субстанциальных прав по управлению обществом.
Если ликвидировать РАН или превратить РАН в послушный придаток власти государства, то в обезглавленной от РАН науке не скоро появится сила, способная противостоять произволу власти государства.
Именно реализация этой цели стояла у власти, а не повышение эффективности работы РАН и науки. Способы повышения эффективности работы РАН, науки и всего общества были известны власти из Субстанциализма (1).
Можно напомнить всем результаты этой эффективности, которые будут достигнуты в кратчайшие сроки после признания и освоения Субстанциализма:
● Введение субстанциальных теоретических средств для устройства и развития общества с одновременным запретом всех политических партий в связи с их абсолютной ненужностью и чрезвычайной опасностью их существования для общества. Что стало ясно после получения в Субстанциализме теоретического идеала любого решения, включая идеала общественного устройства и развития.
Сохранение партий равносильно сознательному отрицанию и саботажу власти природы и адекватных ей законов. Что равносильно самоуничтожению общества. Поскольку отрицание и саботаж власти природы претендует на право существования политической силы, её партийной организации и завоевания ею власти над обществом при любом исходящим от них произволе в отношениях людей, который может прийти в голову лидеров этих сил. Что, в свою очередь, вызовет сопротивление жертв произвола и конфликт, который неизбежно завершится разрушительными процессами вплоть до уничтожения существования противоборствующих сторон.
●Ликвидация навсегда экономических и политических кризисов, инфляции и дефляции, коррупции, мошенничества и казнокрадства;
●Сокращение практически до нуля всех остальных криминальных явлений;
●Создание высшей производительности труда, возможной для существующего уровня развития науки, техники и технологий;
●Ликвидация эксплуатации людей, которую не могли ни объяснить, ни тем более устранить все существующие теории, исключая Субстанциализм;
●Обеспечение высшего инновационного прорыва;
●Обеспечение роста ВВП не единицами или долями процента, а несколькими десятками процентов;
●Обеспечение высшего уровня благополучия и надежности жизни;
●Создание субстанциально организованного общества, в которое будут стремиться вступить все страны мира, вплоть до создания на земле единой политической системы. Ни ЕС, а именно эта политическая система станет центром интеграции всех стран мира;
И т.д.
Понимание всех этих результатов и пути их получения не представляет особого труда, если понять и освоить теоретические средства Субстанциализма. Но оно становится в принципе невозможным, если отвергнуть и саботировать Субстанциализм.
Все эти результаты не имеют альтернативы, и ничто не мешало власти применить их в своём законе, вопреки необоснованному их отрицанию и саботажу со стороны РАН и всей науки, но они её не интересовали. Эффективность работы РАН стала фиговым листочком, нужным для прикрытия криминальных целей власти, состоящих в ликвидации субстанциального права РАН и всей науки на прямое участие в управлении обществом с помощью своих объективных достижений и создания института власти науки в составе государственной власти.
Воспрепятствовать этому праву науки с помощью власти природы и даже обычной логики в принципе невозможно.
Поэтому закон готовился в тайне, без участия тех, кого он касался. Его доказательная база не только полностью не соответствует заявленной цели, но напротив её отрицает. А его рассмотрение, а затем и принятие произошло в кратчайшие сроки в полном соответствии с замыслом власти и при полном её единодушии как в реализации криминальной цели, таки в использовании криминальных средств её достижения.
Единодушие власти означает, что она не намерена допускать науку, адекватную власти природы, в управление обществом. Чтобы эта наука сама не добилась реализации своего субстанциального права, она ликвидировала РАН, а для надежности ликвидации создала еще федеральное агентство научных организаций ФАНО, подчинив ему научные институты, оставшиеся от РАН, чтобы в случае необходимости оперативно ликвидировать и их. При этом власть совершенно не беспокоит то, что она бросила сознательный вызов власти природы, которую она в принципе победить не может и которая неизбежно приведет науку и Россию в целом к самоуничтожению за отрицание и саботаж власти природы, а также права субстанциальной науки иметь институт власти науки, представленный выше.

В качестве продолжения уступки в вопросах политики можно считать и заявление В.Фортова «Нельзя перейти черту, за которой невозможен компромисс» (11).
Компромисс возможен и необходим только в случаях, если неизвестно решение проблемы, адекватное власти природы. В остальных случаях он недопустим. Недопустимо искать компромисса в признании подготовленного властью преступного «Закона о реформе РАН…». Как недопустимо искать компромисса, если бы таким законом стал закон об отрицании и саботаже таблицы умножения.

Ещё более радикальным в вопросе политики стал призыв В.Фортова в его обращении к учёным после принятия преступного закона (28):
«Закон есть закон». Он принят законодателем, и мы вступили в стадию его практической реализации.
Я призываю Вас, дорогие коллеги, не опускать руки, проявить взвешенность, хладнокровие, мудрость в тех сложных условиях, в которые поставило нас время. Ведь какие бы драматические события не происходили в истории Академии, выход всегда был один – работать. Работать в той системе координат, которую задает закон и его реализация.
И если у кого-то еще есть иллюзии о том, кто выиграет от конфронтации и дезорганизации, то точно известно имя проигравшего - российская наука».
То есть В.Фортов призывает смириться с произволом власти и стать с ней соучастником преступления против существования и благополучия не только науки, но и России в целом. Он абсолютно уверен, что, вступив в борьбу с произволом власти государства, наука неизбежно проиграет. Он явно пренебрег фактами истории. Если бы И.Сталин призвал страну ни к сопротивлению произволу фашизма, а, как и В.Фортов призвал СССР смириться с нашествием фашизма, страна перестала бы существовать.
Он полагает, очевидно, что сила власти сильнее силы истины, адекватной власти природы. Что преступный закон должен не отменяться, а исполняться как и объективный закон. Поэтому он не собирается отстаивать субстанциальное право науки на непосредственное управление обществом в составе власти государства на равных с ней правах, адекватных власти природы. И призывает всю науку последовать его примеру, а не бороться за свои субстанциальные права. Считая, что опасная ситуация сама собой разрядится и наука, как не раз бывало в прошлом, выберется из состояния катастрофы.
В.Фортов явно не понимает, что устранение нарушений прав науки всегда происходило с помощью сил, выступающих в её защиту, а не само собой. Что повторение прошлой истории не обязательно должно произойти вновь. Что огромная угроза, созданная преступным законом, и смиренное соучастие науки в его практической реализации приведут к финишу, после которого РАН, наука и Россия перестанут существовать вообще, будучи уничтоженными властью природы за вопиющее нарушение её законов.
Не понимает он и степени опасности преступного закона. В прошлом угрозы науке всегда создавались в открытой форме, что облегчало понимание угроз и организацию противодействия им. Сегодня угрозы стали скрытыми, не позволяющими сходу увидеть их преступное содержание. Закон о РАН был принят для повышения эффективности работы РАН, а не для её ликвидации.
Угрозы РАН были обнаружены лишь после субстанциального анализа конкретных средств повышения эффективности работы РАН, предложенных в законе, а также тайной подготовки закона без участия РАН. Как показал анализ, представленный выше, увидеть скрытые угрозы можно успешно только с помощью высшего уровня научного знания, содержащегося в субстанциализме. Увидеть угрозы, а тем более устранить их потом с помощью традиционных средств мышления в принципе невозможно.
Следовательно, для раскрытия и устранения угроз, скрытых за благими намерениями, принципиально необходимо участие самой науки в раскрытии с помощью Субстанциализма их содержания, заложенного в законе, а также организация защиты истины от произвола власти. Но никак не смиренное участие РАН и всей науки в исполнении преступного закона с помощью их самоуничтожения, за которым неизбежно последует и самоуничтожение всей России.
Причём РАН и вся наука должны раскрыть не только содержание угроз, направленных против них, но и последствия их реализации в целом для России, чтобы всё общество знало о нависшей над ним угрозе самоуничтожения и приняло меры для своей защиты, а не ждало смиренно своего самоуничтожения или своего спасения только с помощью науки.

Видимо всё то, что было сделано академиками для своей защиты, было сделано для того, чтобы показать власти свою готовность идти на очередное предательство истины, если их главные криминальные права будут восстановлены, хотя бы частично.

В заключение можно констатировать:
РАН не подлежит ликвидации. Ликвидации подлежит отсутствие в составе власти государства института власти науки, адекватного власти природы.
«Закон о реформе РАН…» не подлежит исправлению. Закон должен быть возвращен власти для включения его в архив созданных ею преступных законов. Ни для чего другого положительного он не годится. Эффективность работы РАН и науки, как и власти государства и всего общества строится не с помощью фиговых листочков, а только с помощью признания, освоения и безусловного соблюдения власти природы и Субстанциализма в целом.
Инициативу по отмене данного закона должна взять на себя РАН и всё научное сообщество России, одновременно заявив о своих субстанциальных правах на непосредственное управление обществом и добившись их полного признания. Только в этом случае наука выполнит своё субстанциальное назначение, защитив и себя и Россию от произвола власти государства. Без вступления в борьбу за свои субстанциальные права наука никогда не получит их признания. Власть государства никогда не признает этих прав науки, без защиты их самой наукой. Тем более власть государства, которая сознательно продолжает криминальный путь развития России, проложенный криминальной революцией, уничтожившей СССР.
Такую инициативу могут взять на себя только те ученые РАН и всей науки России, которые признают власть природы предметом своих исследований и критерием истины полученных результатов и которые готовы защищать это признание во имя спасения науки и России.
Лидером в этой инициативе должен стать президент РАН В.Фортов. Только в этом случае он имеет право остаться на своей высшей научной должности. Его прямой обязанностью является защита истины, а не произвола против неё. И защищать истину он обязан с помощью власти природы и субстанциализма, являющихся основанием бытия и критерием истины науки, а также общества в целом. Они являются высшей властью в науке и обществе, а не законы общества и права власти государства, которые всегда должны быть адекватны своим высшим основаниям и быть отмененными в случае их нарушения.
Если В.Фортов останется при своем мнении, и у него появится сторонники, то все они могут считаться сикофантами, ренегатами и предателями, которые ради своих криминальных частных интересов готовы пожертвовать РАН, наукой и всей Россией.
К сожалению, за истекшее время после принятия «Закона о РАН» смиренная позиция В.Фортова принципиально не изменилась (32):
«…мы с Президиумом РАН, подавив эмоции, избрали такую линию поведения, и многие ученые и члены академии нас поддержали. Я по-прежнему ее придерживаюсь и по-прежнему считаю принятые мной решения правильными. Я убежден, что за последние полгода мы добились для академических ученых большего, чем могли бы добиться парой агрессивных атак».
«Жаль, что мы не подготовились тщательнее и серьезнее к проработке юридических тонкостей закона и не добились официальных переговоров, результаты которых были бы зафиксированы письменно. В нынешней России устные соглашения работают плохо».
В.Фортов так и не понял причин атаки на РАН. Что РАН может и должна защищаться, но не с помощью бессмысленных агрессивных атак и даже юридических тонкостей закона, а только с помощью власти природы и Субстанциализма в целом, приводя аргументы, изложенные в данной статье.
Ведь дело в истине о причинах существовании науки и власти, которую отвергла власть и которую должна была грамотно защитить наука с помощью Субстанциализма: власти природы, идеологии познания и идеологии цивилизации и их верховенства над всеми законами и делами людей.

Вопрос о повышении эффективности работы РАН и всей науки остался без внимания, как со стороны РАН, так и со стороны власти.
У РАН нет таких предложений, и они не могут появиться в принципе, пока она отрицает и саботирует власть природы и субстанциализм в целом, которые являются единственным основанием их появления. Следовательно, любые предложения по этому вопросу без соблюдения власти природы будут ошибочными. Не стали исключением и срочно созданные в РАН проекты:
Концепция развития Российской академии наук до 2025 года (12),
Программа развития инновационной деятельности Российской академии наук (13),
Доклад Россия на пути к современной динамичной и эффективной экономике (29).
В них нет опоры на власть природы и Субстанциализм в целом, содержащий ответ на вопрос, что является идеалом решения любой проблемы, а значит и ответ на вопрос, как повысить эффективность работы РАН, науки и всего общества. Поэтому благие намерения, изложенные в них, могут стать аналогами созданного властью «закона о реформе РАН…» или просто превратиться в макулатуру. Массовое участие академиков и другой научной элиты в подготовке этих предложений также не может помочь успешному решению проблемы эффективности.
Положительные результаты при их выполнении могут появиться только в том случае, если в процессе их разработки удастся соблюсти на интуитивной основе требования власти природы. Но эти результаты будут иметь только частный характер и не могут стать основой стратегии развития и инновационного прорыва РАН. Такой основой может стать только сознательно признанный и освоенный Субстанциализм: власть природы, идеология познания и идеология цивилизации, которые не имеют альтернативы и являются ключевыми для развития всей науки и общества. Без их применения не может быть ни создана, ни включена в действие стратегия развития и инновационного прорыва РАН, всей науки и России в целом.
Для начала амбициозного прорыва в инновационном развитии нужно в первую очередь освоить субстанциальные законы стоимости и собственности (22), а не разрабатывать частные решения, пусть даже представленные новым технологическим укладом.
Для достижения высшей эффективности в этом процессе нужно будет освоить все остальные средства Субстанциализма.
Решения, представляющие новый технологический уклад, могут внести свой вклад в амбициозный прорыв только после освоения решений субстанциализма, представляющих решения высшей субординации в сохранении высшей субстанции общества, которой является жизнь человека. Без выполнения этого условия они могут быть созданы, но останутся невостребованными, как сейчас это происходит в массовом порядке. Редкие исключения не могут обеспечить амбициозный прорыв.
К сожалению, РАН и вся наука России этого не понимают и не хотят понять. Они не воспринимают теоретические решения Субстанциализма о существовании иерархии решений, в которой решения низшей иерархии не могут быть освоены, пока не разработаны и не освоены решения высшей иерархии. К таким решениям относятся решения проблем стоимости и собственности, отношения между людьми и властью государства, отношения формирования, замещения и ответственности власти и т.д. До рождения Субстанциализма все эти решения получались эволюционным путём, дающим результаты, чрезвычайно далекие от истины и потому криминальные и опасные для общества, являющиеся серьёзным препятствием на пути его успешного существования и развития.
Отвергнув и саботируя власть природы и Субстанциализм в целом, РАН и вся наука России сами лишили себя возможности предложить проект реформирования РАН, науки и России. Они заблокировали для себя путь создания такого проекта. Так что дело не в том, что они поздно взялись за его разработку, как думает В.Фортов (14), а в созданной ими блокаде Субстанциализма, которая началась ещё при существовании СССР.
Они имели возможность внести, пусть и с большим опозданием, в качестве альтернативы законопроекту власти проект Субстанциализм, обеспечивающий реальное повышение эффективности работы РАН и всей науки по высшему уровню, возможному при знании идеала теоретического решения проблемы и решений всех главных проблем науки и общества.
Вместо этого они взялись восстанавливать только свои криминальные права в науке путём продолжения отрицания и саботажа власти природы.
Как только вопрос стал о реальных решениях, способных обеспечить немедленный амбициозный прорыв науки и общества к высшему уровню благополучия и надежности жизни, никакого внятного обоснованного ответа не последовало, кроме того, что нужно решить ряд проблем. Хотя им известно, что все главные проблемы уже решены в Субстанциализме адекватно власти природы, и ими нужно только воспользоваться практически, а не ломиться в давно открытую дверь высших тайн природы и общества.

То же самое можно сказать и о власти государства. Без опоры на власть природы и освоения проекта Субстанциализм власть в принципе не может создать законы, повышающие эффективность работы РАН, всей науки и России в целом.
Президент В.Путин благословил поправки РАН (15). Это благословление нельзя рассматривать как его сомнение в его антисубстанциальной позиции и появление у него желания рассмотреть, наконец, проект Субстанциализм, предложения о необходимости быстрейшего освоения которого ему неоднократно направлялись (16, 17, 18).
Для такой трактовки его благословления нужно рассматривать ни поправки к законопроекту, а поставить перед РАН и получить от неё внятный ответ на вопрос: почему РАН отрицает и саботирует Субстанциализм. Ведь он является теоретическим основанием всей целесообразной деятельности людей, адекватным власти природы, являющейся основанием бытия всех явлений природы и критерием истины в их познании. К тому же вопрос о реформе РАН не может быть снят с помощью предложенных в законопроект поправок, которые не вводят власть природы и Субстанциализм в основание деятельности РАН. Кроме того, опасное преступление, совершенное РАН против Субстанциализма, а значит против самой РАН, всей науки и России в целом, путём его незаконного отрицания и саботажа, не может остаться без его полного и официального устранения, без устранения причин его происхождения и привлечения виновных к ответственности.
Подобного вопроса не последовало. В.Путин не воспользовался возможностью реформировать РАН, всю науку и Россию в целом с помощью Субстанциализма. Поэтому благословление поправок является всего лишь фактом изменения стратегии в атаке против РАН.
Если поправки РАН будут приняты правительством и ГД РФ, бунт академиков будет погашен и в криминальном союзе вновь восстановится на некоторое время криминальный мир. Мир не будет долгим, поскольку наука и общество не могут ни развиваться, ни сохранить себя без сознательного признания и освоения власти природы, а лидеры криминального союза не хотят этого признания, чтобы не лишиться своих криминальных преференций. Власть государства может применить вместо лобовой атаки против РАН тактику дальнейшего сокращения её бюджетного финансирования, что приведет к её уничтожению, которого не смогли добиться в лобовой атаке.
Увы, власть государства прибегла к простому обману. Обещания В.Путина не были соблюдены. ВЛАСТИ ОБЛАПОШИЛИ УЧЕНЫХ (19):
«Как оказалось, расслабились ученые рано. Что это было - сознательный вброс дезинформации для снятия напряженности, или планы руководителя страны вдруг резко поменялись, нам знать не дано. Но в недобрую пятницу 13 сентября во второй половине дня в Государственную Думу из администрации Президента РФ были переданы поправки, меняющие законопроект в худшую для РАН сторону и уж точно не учитывающие пожелания академического сообщества, о которых Владимир Фортов говорил с Владимиром Путиным.
В новом тексте законопроекта четко зафиксировано, что институты становятся полностью, а не только в части управления имуществом, подконтрольны федеральному органу исполнительной власти, состав, функции и полномочия которого будут определены отдельными нормативными актами. Кроме того, стало известно, что протестовать уже некогда: запланированное на 19 сентября заседание Комитета Госдумы по науке и наукоемким технологиям перенесли на начало недели. На нем было принято решение об ускоренном рассмотрении законопроекта».
Новая редакция закона была без проблем утверждена и в ГД и в СФ России, а затем также без проблем В.Путиным.
Просто удивительно, с какой солидарностью высшие органы власти, причём каждый персонально, создали и приняли абсолютно преступный закон, бросив вызов власти природы и введя в России ускоренный путь её самоуничтожения за опасное нарушение власти природы. Видимо, они никак не могут понять или смириться с мыслью, что высшим органом власти в природе и обществе является не власть государства, а власть природы, которую они должны безусловно признавать и соблюдать, если не хотят, чтобы она уничтожила их и общество, которым они управляют.
Не менее удивительно и то, как примитивно учёные РАН взялись защищать себя от преступного закона, начав вносить в него поправки вместо того, чтобы потребовать немедленного его снятия с рассмотрения как преступного закона, который не подлежит ни рассмотрению, ни тем более утверждению.
Оба этих удивления снимаются, если мышление науки и власти сопоставить. РАН и вся наука должны дать обществу объективные знания, позволяющие ему успешно решать проблемы жизни, в том числе и проблему защиты от произвола, от кого бы он ни исходил: науки, образования, власти и т.д.
РАН не смогла защитить себя с помощью объективных знаний, имеющихся в её распоряжении, созданных самой РАН, предшествующим объективным опытом человечества и Субстанциализмом. Видимо, большинство академиков не имеют никаких представлений об этих знаниях и никогда не интересовались их существованием. А те, кто знаком с этими знаниями, не пожелал сделать их достоянием всех своих коллег, чтобы все они сообща могли профессионально защититься от произвола власти. Они, например, как Институт государства и права, просто предали своих коллег, Но если академики не смогли защитить себя с помощью объективных знаний, которые они должны нести всей науке, власти и всему обществу, то не стоит удивляться тому, что власть разрабатывает и принимает криминальные законы. Хотя она также имеет информацию об объективных знаниях, которые она должна соблюдать, создавая законы. Эти знания содержаться в отчётах РАН, в действующих национальных и международных законах и правовых документах, материалах публикаций в СМИ, Интернете и других источниках. Власть сознательно идет на их нарушение, рассчитывая на то, что наука, если она не занимается правом, не сможет защититься профессионально от произвола, а право не выступит с разоблачениями произвола власти, предав науку во имя получения криминальных преференций от власти.
Так оно и произошло в смертельной схватке науки и власти по преступному закону. Во всех многочисленных выступлениях в защиту РАН и науки от произвола власти право промолчало. Оно предало РАН, всю науку и Россию в целом, прекрасно понимая разрушительные последствия, которые последуют от действия принятого преступного закона.
Единственным исключением стало профессиональное выступление (23):
«Законопроект (а теперь уже принятый закон) о реорганизации Российской академии наук противоречит принципу верховенства права и международным договорам Российской Федерации».
«Верховенство права — мощный инструмент контроля общества над властью во всех ее проявлениях. Во-первых, это естественный правовой ограничитель самонадеянности власти, противостоящий убеждению в непогрешимости и безупречности принимаемых ею государственных решений. Законопроект таранит верховенство права, чем нарушает ст. 1, 2, 15, 17, 18, 24, 35, 44 и 55 Конституции, и поэтому не имеет права на принятие, как попирающий Основной закон.

При верховенстве права каждый имеет право на защиту прав и свобод. Это естественное неотъемлемое право общества и его граждан. Верховенство права включает право гражданского общества и его граждан оспаривать любые действия власти, противоречащие Конституции и международным договорам страны. Несоответствие законопроекта Конституции предвещает его оспаривание в Конституционном суде и Европейском суде.

На верховенство права как высшую ценность правовой цивилизации ссылаются Всеобщая декларация прав человека (1948 г.), Международный пакт о политических и гражданских правах (1966 г.), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.) и Европейская конвенция о защите прав и основных свобод (1950 г.). Законопроект о реорганизации РАН верховенства права не упоминает и не подтверждает, хотя это должно было быть сделано».

«Законопроект исходит из верховенства власти над правом, похоже, он готовился не обученными законотворческому делу специалистами нетрадиционной правовой ориентации, т. е. кем угодно, но не юристами. Он удручает множеством ляпов, декларативностью и неопределенностью формулировок. Если так дело пойдет и дальше, к чему есть явная тенденция в законодательном строительстве, от верховенства права, и так крайне редко подающего признаки жизни, никаких следов не останется».

Реформа науки, проведенная властью, стала новым высшим позором для всей власти и всей науки, продолжившим позор совершенного ими ранее отрицания и саботажа власти природы.
Власть продемонстрировала, что для неё не существуют ни нормы международного и национального права, ни тем более власть природы. Она руководствуется принципом: хочу, чтобы произошло то, чего захочу. Причём в её желания стали входить уже не только благие намерения, а вполне осознанные криминальные желания, правда, все же прикрытые снаружи благими намерениями. Как повышение эффективности работы РАН с помощью её уничтожения. Эти желания повторили пример, поданный советской властью, в котором она для повышения эффективности социализма, его уничтожила, а заодно и СССР. Власть продолжила предательство общества, создав ему угрозу гарантированного самоуничтожения от нарушения власти природы.
Наука во главе с РАН продемонстрировала, что она не желает защищать ни себя, ни общество от произвола власти, ни с помощью норм международного и национального права, ни с помощью власти природы. Хотя они ей известны и являются единственно надежным средством, обеспечивающим защиту от произвола, от кого бы он ни исходил, включая и власть государства. Наука продолжила предательство общества, оставив его без защиты от произвола власти государства, бесцеремонно нарушающей власть природы.

Реформа науки по повышению её эффективности не состоялась. Под видом этой реформы состоялась прямо противоположная реформа – реформа по разгрому науки. Правда она не удалась в полном объёме первой редакции закона, но это не меняет сути произошедшего. Принятый закон ускорит разрушение науки, а следом и России.
Итак, можно ожидать, что смертельная схватка между истиной и её отрицанием вновь возродится без перерыва с новой силой. Либо в виде новых криминальных разборок между членами криминального союза, либо в результате принципиальных изменений в мышлении науки в пользу признания Субстанциализма и организации с его помощью своей защиты от любого произвола, вплоть до создания принципиально новой политической силы – Партии цивилизации, готовой и способной построить общество цивилизации, адекватной власти природы.
Итог схватки не обязательно должен быть положительным. Он может закончиться катастрофой и для России, и для всего человечества.
Могила, выкопанная РАН в результате отрицания и саботажа власти природы, никуда не исчезла. Более того, в её устройстве приняла участие и сама государственная власть, которая по примеру РАН тоже отвергла и саботирует власть природы и даже применила приобретенный опыт к сохранению криминального пути развития России, заложенному криминальной революцией, уничтожившей СССР. А теперь она применила его и к разрушению РАН, чем значительно ускорила все разрушительные процессы, сложившиеся в обществе.
Она будет существовать, пока власть природы будет отрицаться и саботироваться. Она примет в свои объятия всех членов криминального союза и общество в целом, которым они управляют, если идеология цивилизации не сумеет победить.
Бежать от схватки в другие страны нет никакого смысла. Во всех странах мира существует сознательный криминальный союз, управляющий обществом. Ибо сознательный антисубстанциализм, представляющий его теоретическую основу, является смертельно опасной болезнью всего человечества, поразившей все страны мира. Просто стадии этой болезни находятся в них пока на разных уровнях. Сегодня только в России власть решилась уничтожить РАН и фундаментальную науку, особенно относящуюся к устройству и развитию общества. Если не будут приняты срочные меры от произвола власти против науки, в короткое время стадии этой болезни сравняются по образцу России во всех странах мира, и бежать из них будет просто некуда.
В принципе наука и не имеет права бежать от решения проблем или защищаться с помощью жалкого блеяния, как это она сегодня делает в России. У неё есть мощное и непобедимое оружие – власть природы. Она обязана объединиться и защитить истину с помощью власти природы от произвола, от кого бы он ни исходил. С помощью такой науки идеология цивилизации может и должна победить раз и навсегда.
Удовлетвориться возвратом к исходным основаниям РАН и всей науки недопустимо ни для науки, ни для власти. Реформа РАН и науки должна завершиться в обязательном порядке реформой всего общества на основе власти природы и субстанциализма в целом.
Ибо все реформы, проводимые в обществе, порождаются властью природы и стремлением людей добиться высшего уровня благополучия и надежности жизни. При этом положительные результаты реформ возможны только при соблюдении власти природы, а отрицательные - при её нарушении.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  






Powered by phpBB2
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB